Главная Расшифровка юридических терминов

Федерализм определенный принцип устройства государства


Свободные ресурсы для каждого полезны. Перед тем как использовать бланк, конечно советуем внимательно проверить приведенные в нем части закона. На момент чтения они могли потерять свежесть. Надежный шаблон будет полезным в преодолении некомпетентности при составлении важного обращения. Это откроет способ сэкономить на оплате юриста.

Федерализм – определенная доктрина или принцип, заложенный в основу национально-территориального или политико-территориального устройства некоторых современных государств. По своему значению федерализм может распределить власть по вертикали, а также интегрировать сообщества территориальной формы в единое целое. В данном значении федерализм выступает в виде совокупности целей, способов и задач, конституционно-правовых принципов и норм, которые имеют направление на установление пределов децентрализации, равно как и централизации управленческих и властных функций государства и его субъектов.

Content of journals

Федерация как форма государственного устройства и управления, а также как практическое проявление федерализма утвердилась в значимых и стабильных государствах мира. Мировой опыт показывает, что существуют эволюционный и революционный пути развития и функционирования федераций.

Издревле, еще со времен образования городов-государств Древней Греции, различные государственные объединения вступали в союзы, которые, правда, носили временный характер, поскольку были образованы для выполнения определенных задач военно-политического характера. Это были союзы конфедеративного типа, однако они были некими предвестниками федеративного устройства государств. Например, в Швейцарии в 1291 г. стратегически объединились маленькие государства (кантоны): Ура, Швиц, Нидвальден, Обвальден, составившие «союзную грамоту», фактически став конфедерацией. Это государство, не имея единой этнической, языковой и религиозной составляющей, в 1848 г.

стало вторым после США федеративным государством и одним из 23 федеративных государств в мире. Сегодня Швейцария объединяет в единый союз 26 суверенных кантонов с едиными федеральными органами власти.

Несмотря на сравнительно недолгий исторический период развития федераций в различных государствах, можно отметить ее определенные преимущества как формы государственного устройства. В этом качестве федерация соответствует требованиям демократического пути развития общества и государства, связанным с поиском компромиссов внутри каждой из федераций, как между всеми участниками (субъектами) федерации, так и между центром и всеми участниками. По мнению отдельных исследователей, «демократия в большой и многонациональной стране возможна только на основе федеральной формы государства».

В современном мире в условиях кризиса государственности усиливается интерес не только к теоретическим основам, но и к практическим аспектам федерализма в реальной политике конкретных государств.

Федерализм в современном мире представляет собой серьезнейшее и важнейшее направление юридической науки, находящее свое отражение в теории государства и права, конституционном праве, сравнительном правоведении и государствоведении и др.

В исследованиях, посвященных этой проблеме, ученые рассматривают вопросы понятия федерализма, его основных форм, общих и специфических черт федерализма в разных государствах и т.п.3 Современный подход к исследованию федерализма как политико-правового явления через призму компаративистики определяет следующую постановку вопроса: обоснованно ли говорить об американском, индийском, российском или бельгийском федерализме, либо существуют общие неизменные черты?

Представляется правомерной дуалистическая позиция исследователей, по мнению которых необходимо в равной степени использовать как общее представление о федерализме, так и особенное4. Кроме того, очень важно в методологическом контексте учитывать историческую составляющую каждого государства.

В основе развития современных федераций лежат принципы и начала, которые были заложены в ходе их образования и исторического развития. Изучение федерации и федерализма необходимо проводить, опираясь на их настоящее и прошлое, под углом зрения сравнительного анализа, сопоставления отдельной федерации с другими существовавшими и существующими параллельно с ней федерациями6.

Категория федерализма активно вовлечена в оборот политологических, исторических, юридических, экономических, социологических, этнологических, культуроведческих и прочих дисциплин7. Не удивительно, что на фоне возникновения новых проблем федерализма, в условиях глобализирующегося мира, его концепт с такой легкостью замещается иными – полицентризмом, демократизмом, децентрализмом, регионализмом и т. п.

В юриспруденции, как, впрочем, и в любой общественной науке, исключительное значение имеют термины и придаваемые им смыслы. Определение «федерализма» вырабатывалось на протяжении столетий и, за исключением некоторых смысловых различий, известно уже довольно давно. В зарубежной и отечественной научной литературе федерализм рассматривается как система основных принципов определенной формы государственного устройства, отличающихся от принципов унитаризма и конфедерации.

Традиционно федерализм определяется как система разделения властей и принятия решений между отдельными управляющими системами различного уровня, осуществляющими властные полномочия над тем же населением и географическим регионом.

Федерализм как путь объединения может выступать в двух формах. Во-первых, это федерализм национально-государственный, когда объединяются в одну политическую организацию разные, дотоле разрозненные части политической системы. Во-вторых, это международный путь объединения, когда независимые государства (нации) объединяются друг с другом в одну общую систему.

В форме государственного федерализма, в широком смысле, возможны объединения самых разнообразных единиц. Так, территориально-областной федерализм предполагает объединение в федерацию нескольких территориально-политических единиц, которые до этого образовывали самостоятельные государства или после этого приобрели положение субъектов федеративного государства; при национальном федерализме объединяются не территориальные единицы-области, а этнические или национальные образования, которые могут и не занимать какую-либо определенную территорию.

По мнению авторов монографии «Глобализация и государственное единство России», можно выделить следующие сущностные элементы федерализма:

– представляет собой конституционно установленную форму государственного устройства, при которой активные части единого государства обладают объемом самостоятельных полномочий по государственному управлению в различных сферах жизни общества;

– предполагает конституционный принцип распределения государственной власти, принадлежащей народу, «по вертикали», при котором каждый уровень государственных структур, включая и местное самоуправление, имеет строго определенный, взаимосвязанный и взаимоограничивающий объем властных полномочий;

– включает конституционно согласованную составную часть механизма общественного самоуправления9.

Федерализм как государственно-правовой способ равноправного и рационального согласования потребностей, интересов и целей государства в целом, а также его частей, особенно субъектов федеративного государства, способствует достижению компромисса или консенсуса, когда каждая сторона четко осознает не только свои полномочия, но и ответственность за их осуществление, необходимость обеспечения эффективного взаимодействия в организации социального управления.

К основным признакам федерализма относятся: тождественный государственный характер объединенных в единое государство территориальных единиц – субъектов федерации; конституционное разграничение компетенции между органами государственной власти субъектов федерации и органами государственной власти федерации; недопустимость изменения границ без согласия субъектов федерации.

Подобный подход отражает общий взгляд на форму государственного устройства как территориальную организацию государственной власти, характеризующуюся принципами взаимосвязи отдельных составных частей государства и их органов власти между собой и с государством в целом.

Среди традиционных основных принципов федерализма можно назвать: добровольность объединения государств и подобных образований в единое государство; принятие федеральной конституции и конституций или иных актов субъектов федерации; однопорядковый конституционный статус субъектов федерации и их равноправие; конституционно-правовое определение суверенитета федерации и участие субъектов в его осуществлении; общие территория и гражданство; единая денежная и таможенная системы; федеральная армия и другие институты государства, обеспечивающие его эффективное функционирование.

В научной доктрине существует точка зрения, предполагающая необходимость различать институт федерализма как социально-политического явления и категорию федерализма, характеризующую определенную идею, учение о федеративном государстве10. Так, например, в качестве института федерализм предполагает конституционную гарантию прав и свобод человека, поскольку только распределенная государственная власть способна уберечь от попыток ее узурпации какой-либо структурой.

В качестве учения о федеративном государстве федерализм исследуется в ряде работ как принцип, режим и форма государственного устройства. По мнению М.В. Глигич-Золотаревой, в этом качестве федерализм позволяет обеспечить единство и плюрализм государственной и общественной власти в условиях ее территориальной организации на нескольких уровнях.

Исследователи полагают, что федерализм как принцип воплощает способ урегулирования разногласий и объединения людей и их образований на государственном уровне; как режим и форма государственного устройства он определяет разделение государственной власти по вертикали между территориальными образованиями различного уровня в едином государстве.

В научных разработках экспертов в области федерализма существуют разные взгляды на определение федерализма, в том числе основанные на институциональном подходе к его изучению и отражающие особенности организации и функционировании властных форм. Так, например, А.К. Родионова рассматривает следующую системную структуру федерализма как политического института:

1) первая система института федерализма – это наличие организационно-функциональной единой для всей федерации многоуровневой государственной власти;

2) вторая система данного политического института – федеративные отношения;

3) третьей системой института федерализма является политико-правовая основа;

4) четвертой системой института федерализма выступают ресурсы власти (материальные, психологические и духовные основы власти).

В доктрине теории государства и права, а также конституционного права дискуссия ведется в основном о способах распределения полномочий (конституционные, конституционно-договорные, договорные, законодательные), их объеме и содержании. Вопрос о согласовании распределения полномочий между разными уровнями власти, возможности и гарантии реализации переданных полномочий с точки зрения прав, свобод и интересов человека практически не исследуется.

Отношение к федерализму и его восприятие может определяться не только объемом и содержанием прав (федеральный уровень, уровень субъектов федерации, местного самоуправления), но и тем, в каком объеме и полноте обеспечены права и свободы людей в стране, кто обеспечил их благополучие. В этом смысле представляется важным рассмотрение взаимосвязи полномочий и результата их реализации.

Таким образом, следует отметить, что федерализм как государственно-правовое явление представляет собой особый политический порядок, создающий условия для эффективного взаимодействия государства в целом и составляющих его территориальных единиц посредством организации и функционирования многоуровневой системы государственной власти.

Федерализм – это не только теория и идеология, но и реальные политика и практика создания, построения, функционирования и развития федеративного государства. Федерализм – многомерное явление, имеющее не только статический, но и динамический характер. Он проявляется в реальных государствах в конкретный исторический период, т. е. у федерализма есть исторический, политический, правовой или формально-юридический, социальный, фискальный, культурный, идеологический и иные аспекты. Следовательно, при изучении таких государственно-политических явлений, как федерализм и федерация, обязательно использование междисциплинарного метода исследования или подхода.

Ряд исследователей полагает, что общая теория федерализма к настоящему времени может считаться разработанной лишь в первом приближении: в данной сфере обоснован лишь ряд ключевых положений, касающихся указанной формы государственного устройства, и выявлены основные возможные пути ее развития.

По мнению некоторых авторов, имеющиеся теоретические разработки освещают в основном отдельные аспекты данного явления и к тому же не определяют всех общих закономерностей взаимодействия между участниками процесса и не моделируют сам этот процесс. Несмотря на многообразие концепций, ныне в теории федерализма выделяются два основных направления.

Первое из них – так называемое функциональное, в рамках которого определяются цели, направления и методы деятельности основных субъектов федеративных отношений. Суть функциональной теории состоит в поисках оптимального соотношения между полномочиями органов государственной власти различных уровней в деятельности по развитию и перераспределению полномочий.

Второе направление представляет законодательная теория федерализма, которая исследует функционирование представителей законодательной власти в федеративных государствах и их влияние на экономические решения, принимаемые на национальном уровне. Согласно данной теории национальная политика формируется на основе политических пристрастий тех, кто разрабатывает и принимает законы данной страны. По сравнению с функциональной теорией законодательная теория федерализма придает органам исполнительной власти гораздо меньшее значение.

Отмечая важность функциональной и законодательной теорий федерализма, следует рассматривать их как часть общего учения о федеративном государственном устройстве. Изучение многочисленных исследований подтверждает, что идет процесс становления и признания реальности общей теории федерализма, которая охватывает концептуальные положения о данной форме государственного устройства, ее основные принципы и признаки, организацию системы федеральных органов и органов субъектов федерации, проблему суверенитета федерации и пр. В то же время нельзя отрицать, что общая теория федерализма и составляющие ее концептуальные положения по-разному интерпретируются учеными и политиками.

В специальных исследованиях уделяется внимание и разработке собственно принципов и признаков федерализма, на базе которых и должна строиться федерация, в частности федерация в России. Обстоятельный анализ признаков федерализма представлен в целом ряде крупных исследований, выполненных отечественными учеными: С.А. Авакьяном, М.В. Глигич-Золотаревой, Н.М. Добрыниным, Л.М. Карапетяном, И.А Конюховой, В.А. Черепановым и др.

Исторический выбор федеративного устройства государства обуславливается огромным количеством объективных и субъективных факторов – исторической ситуацией на момент образования федерации, экономическими обоснованиями появления федерации, площадью территории государства, этнической структурой нации, этнополитической ситуацией. В ряду факторов, оказывающих влияние на появление федерации, находятся также культурная специфика, наличие исторического опыта совместного проживания различных наций и народностей, политическая ситуация и др.

Воздействие указанных факторов усиливается в условиях глобализации как полномасштабное общепланетарное явление. В современных многонациональных государствах обостряются такие актуальные проблемы, как этнический национализм, сепаратизм, терроризм и другие острые вопросы, которые становятся все более частыми явлениями, требующими совершенствования государственного регулирования социального взаимодействия между различными национальными общностями и этническими группами в различных сферах жизнедеятельности общества.

Федерализм не панацея и не единственный способ существования государства. Влияние фактора федерализма может проявляться по-разному в зависимости от совокупности исторических, политических, социально-экономических и иных условий. Современный федерализм, в том виде, в каком он представлен в России, во многих странах Европы, Азии и Америки и др. является результатом длительного развития и продолжает доказывать свою актуальность и необходимость.

3.1. Понятие и формы современного федерализма

Что такое федерализм? Почему нынешнее российское государство — федерация? Только ли потому, что оба его предшественника — СССР и РСФСР, границы которой унаследовала Россия, были федерациями? Обязательно ли столь многонациональное и столь обширное по территории государство должно быть федерацией? Каких целей можно достичь, используя мировой опыт строительства федеративных государств, а какие — недостижимая утопия?

При всей неповторимости России и ее претензиях на «особый» путь исторического развития, есть ли в мире какие-либо федерации, более всего похожие на нее по размаху внутренних различий и противоречий, по своим государственным институтам? Их опыт мог бы пригодиться России и, возможно, дать ответ на сакраментальный вопрос, а жизнеспособна ли нынешняя форма российского государственного устройства, можно ли создать полноценные субъекты федерации на базе бывших советских автономий, краев и областей. К какому типу федеративных государств принадлежит нынешняя Россия? Чтобы ответить на эти вопросы, нужно прежде всего определить, что такое федерализм и какие государства считать федеративными.

Определения федерализма, данные отечественными и зарубежными авторами, основываются главным образом на трех критериях — наличии:

• двухзвенной территориальной структуры государственного управления;

• хотя бы одной сферы деятельности, в которой низшее, региональное звено не зависит от высшего, общенационального;

379

Раздел II. Политическая география

• гарантий самостоятельности двух уровней управления в пределах их

К этому можно добавить, что главный критерий истинно федеративного государства — использование прежде всего территориального принципа в организации равного политического представительства граждан на региональной основе или, иными словами, конституционное обеспечение участия регионов в процессе принятия решений в общенациональном центре и права регионов на сохранение своей «особости». Этот принцип в федерации может быть нарушен лишь посредством применения чрезвычайных конституционных процедур (никоим образом не просто большинством голосов в парламенте или решением исполнительного органа).

Из этого вытекают два важных следствия.

в настоящей федерации центр не имеет права ликвидировать или изменять границы субъектов федерации.

нормальное функционирование федеративного государства возможно лишь на основе партнерства, постоянного поиска компромиссов, приверженности переговорному процессу, проявления взаимной терпимости и признания законных специфических интересов как центром — у субъектов федерации, так и субъектами — у центра и у друг друга.

Федеративный процесс имеет, таким образом, ярко выраженное политико-культурное измерение, Для того чтобы объективно существующее этнокультурное и/или региональное разнообразие страны нашло отражение в политическом процессе и структурировало его, нужна специфическая политическая культура, способствующая сотрудничеству между индивидами и основными социальными группами (pillars). Такое сотрудничество называют кон-социализм (consociaiism).

Из этого можно было бы сделать вывод, что только демократические государства могут быть настоящими федерациями, ибо лишь демократическая форма правления может обеспечить нормальную процедуру переговоров между центром и членами федерации. Однако это не так. Федерализм всегда использовался в ряде стран Третьего и бывшего второго (социалистического) мира. Федеральное мышление встречается и в культурах, основанных на коллективизме и иерархической организации общества. Координация интересов регионов и центра вполне может протекать, например, в форме соглашения между политическими элитами, которые могут при этом преследовать цели:

380

3. Федерализм в территориально-политической организации общества

• сохранения культурной (национальной) идентичности своей группы (региона);

• восстановления исторической справедливости к ней;

• устранения последствий неравномерного регионального развития;

• улучшения практики федеративного процесса и институтов федерализма.

Одно из емких и лаконичных определений федерализма гласит, что эта форма государственного устройства представляет собой территориальную стратегию социального контроля для обеспечения сосуществования различных этносов и/или регионов(Enloe

1977]. Энциклопедический словарь «Федерализм» определяет его по формальным признакам как

государственность, в основе которой лежат «формирование государственного пространства как единого целого из территорий членов (субъектов) субъекты федерации обычно наделяются учредительной властью, обладают ограниченным суверенитетом, включая принятие собственной конституции; компетенция между федерацией и ее субъектами разграничивается союзной конституцией; каждый субъект имеет свою правовую и судебную системы; одновременно существует единое федеративное гражданство и гражданство союзных единиц» [Федерализм, 1997, с. 244—245J.

«Истинная» федерализация отличается отдецентрализа-ц и и в унитарном государстве тем, что последняя неуничтожает иерархии «центр — периферия», тогда как в федеративном государстве нет контролирующих и подчиненных центров, а есть лишь большие или меньшие арены политической деятельности. Суть федерализма — в разных управленческих функциях, реализуемых на разных политических аренах и в разных целях.

Сформулировано десять вопросов, первые четыре из которых позволяют отличить, с одной стороны, федерацию от конфедерации, а шесть остальных, с другой— федерацию от унитарного государства IDuchacek, 1986]:

• Имеют ли центральные власти исключительный контроль над внешней политикой и обороной страны?

• Имеются ли конституционные гарантии против сепаратизма и распада государства?

Раздел Политическая география

382

• Зависит ли деятельность центральных властей от одобрения и материальных ресурсов отдельных частей государства?

• Кто обладает правом окончательного принятия поправок к конституции?

• Обладают ли составные части государства гарантиями территориальной целостности и нерушимости границ?

• Обеспечены ли гарантии равного представительства всех составных частей государства, независимо от их реального веса, в одной из палат парламента и их участие в принятии решений на общегосударственном уровне?

• Имеются ли независимые судебные системы на общегосударственном уровне и в составных частях государства?

• Имеется ли общегосударственная судебная инстанция, располагающая правом контроля над общегосударственной исполнительной властью и исполнительной властью в регионах?

• Сохранили ли региональные власти полномочия, которые общегосударственная конституция не отвела центральной власти? Существенны ли эти полномочия или носят второстепенный характер?

• Достаточно ли четко разделение компетенций между центральными и региональными властями?

Исходя из этой анкеты, Россия, безусловно, не конфедерация, поскольку стратегические решения принимаются центральными властями. По последним шести критериям Россия является де-юре федеративным, а не унитарным государством (безусловно отрицателен лишь ответ на седьмой вопрос, но ведь далеко не во всех федерациях мира субъекты имеют независимые судебные системы).

Однако не все государства, которые их конституции определяют как федеративные, полностью соответствуют перечисленным критериям. В то же время множество государств, основные законы которых воздерживаются от дефиниции их как федеративных, имеют типичные признаки федерации. Поэтому более правильное и более краткое следующее определение федерализма.

«Федерализм - институциональное соглашение о форме суверенного государства, отличающееся от других государств только тем, что его региональные единицы, согласно конституционно утвержденным процедурам, участвуют в процессе принятия решений центральным правительством» [King, 1982]

3. Федерализм в территориально-политической организации общества

383

Федерализм определяют также как специфически открытую и немажоритарную форму организации политической и культурной жизни граждан в многокультурных обществах или как форму политического компромисса между составляющими суверенное государство социально-(национально-)территориальньгми группами.

Федерациями, согласно конституции, являются 24 страны мира, в том числе такие крупнейшие, как Индия, США, Бразилия, Россия. В них сосредоточено около трети мирового населения и находится более 300 государственньгх образований.

Еще 22 государства юридически не являются федерациями, но их государственное устройство включает элементы федерализма. С географической точки зрения, эти квазифедерации могут быть подразделены на:

• малые островные государства — Антигуа и Барбуда, Фиджи, Папуа—Новая Гвинея, Соломоновы острова, Вануату—Новые Гебриды;

• западноевропейские демократические государства с длительными традициями регионализма — Великобритания, Италия, Испания, Нидерланды, Португалия, Финляндия;

• многонациональные страны Азии, Африки с компактно проживающими меньшинствами — Бирма, Гана, ЮАР, Намибия, Судан, Танзания. Эти квазифедерации основаны на соглашениях между их составными частями, имеющих конституционную силу.

федерализма В современном взаимозависимом

мире принципы федерализма используются очень широко и не только на государственном уровне.

«Континуумфедеративности» становится все более длинным. «Взрыв федерализма» происходит и на уровне местных властей (федерациями можно назвать объединения муниципалитетов, например, в границах городских агломераций), проявляется и на надгосудар-ственном уровне (в конфедерацию, по сути, превращается Европейский Союз), и в деятельности негосударственных организаций [Elazar, 1996].

Большая популярность принципов федерализма объясняется новой парадигмой в развитии мирового сообщества, которое становится все более взаимозависимым, сочетая разнообразие и единство, связанное с функционированием многочисленных сетей — распространением информации, финансовых потоков, товаров, энергии и т.п.

Раздел //. Политическая география

Взаимозависимый, мир заменяет мир

самодостаточных, более или менее однородных наций-государств, в которых власть концентрируется в единственном центре.

Принципы федерализма применены в конституционнных соглашениях, связавших с метрополиями ассоциированные государства и территории. Таковых насчитывается 24; их общая площадь — 2,44 млн кв. км, население — более 13 млн человек. Федеративные соглашения встречаются в двух формах: 1) ассоциированных государств, в которых или основное, или присоединившееся государство могут в одностороннем порядке разорвать союз в соответствии с процедурами, установленными в учредительном акте; 2) федераций, в которых любое изменение в их внутреннем устройстве может быть осуществлено только при условии взаимного согласия обеих сторон.

11 Таким образом, четкой границы между федерациями и

II не-федерация ми нет.

Легче сказать, какие государства не являются федеративными, чем дать исчерпывающее определение «настоящей» федерации. Разнообразие форм государственного устройства представляет собой континуум — от наиболее до наименее федеративных.

Федерализм — чрезвычайно многообразное понятие. Это:

государственного устройства;

• политическая идеология и практика, сплав доктрин, убеждений, традиций и прагматических соображений;

• социо - культурный феномен;

• постоянный п р о ц е с с поиска компромиссов между федеральным центром и субъектами федерации. Без такого процесса невозможно существование федеративного государства, поскольку суть федерализма — примирение стремления к единству (а следовательно, определенной централизации) и к разнообразию — самостоятельности и децентрализации. Поэтому конфликт между интересами федерации и ее членов, в частности по бюджетным проблемам, неизбежен и естествен, и нормальное функционирование федеративного государства предполагает действие эффективной системы сдержек и противовесов, позволяющих урегулировать столкновения между «центром» и «периферией».

Известный исследователь федерализма Д. Элазар различает федерализм как средство разрешения противоречий между стремле

384

3. Федерализм в территориально-политической организации общества

385

ниями к единству и разнообразию или межнационального примирения и федерализм как цель, как тип общества и государства, построить которые стремятся его отцы-основатели, учитывая характер политической культуры граждан. Соответственно и федеративный процесс, и устойчивость федеративного государства в первом и во втором случае разные. В качестве примера федерализма, используемого как средство разрешения противоречий, можно привести многонациональные федерации в Третьем мире — Нигерию и Индию. В качестве второго примера стран, в которых общество и государство организованы на принципах федерализма, — Швейцарию или США.

В недавней истории было немало случаев, когда федеративные структуры существовали в отсутствие федеративного процесса — в бывшем СССР, ряде стран Латинской Америки при диктаторских режимах.

Одним из критериев соответствия содержания федеративного государства его форме может служить соотношение людности федеральной столицы и других главных городов страны: гипертрофия столицы указывает на высокую концентрацию управленческих функций, свойственную централизованным политическим системам. Напротив, в полицентричных государствах—классических федерациях федеральная столица мало выделяется на фоне других крупных городов, например Берн, Берлин, Дели, или же она специально создана для выполнения своих функций, как Вашингтон, Оттава, Канберра, Бонн, Бразилиа.

В России исключительная гипертрофия Москвы — не столько по людности, сколько по экономическим и политическим функциям, парадоксальным образом усилившаяся в постсоветский период, явно не способствует укоренению традиций федерализма.

Между тем выполнение столичных функций каким-либо городом в федерациях—результат политического компромисса [Dikshit,I975; Knight, 1981; Paddison, 1983] и в некотором смысле свидетельство доверия субъектов федерации друг другу и общему центру, одна из основ специфического «федералистского» менталитета.

Федерализм — это а социально-культурный феномен. Граждане федераций не мыслят свое государство иначе как федеральным. Другими словами, в иерархии территориальных идентичностей жителей федеративного государства должна быть высоко развита региональная, а не только национальная (государственная) компонента. Значение социально-культурной составляющей федерализма в последние десятилетия, особенно по мере набиравших темпы про

Раздел Политическая география

386

цессов глобализации и интернационализации хозяйства, намного выросло.

В условиях глобализации общественной жизни федеративная форма государственного устройства, призванная найти баланс между централизацией и разнообразием, становится особенно актуальной, а социально-культурная составляющая федерализма приобретает первостепенную роль.

В России, за исключением «автономий», региональные идентичности слабы, что заметно осложняет складывание федерализма и «снизу», и «сверху». Удается насчитать всего несколько лриродно-куль-турных регионов, рубежи которых не совпадают с ными границами, как, например, Мещера или Поморье. В этом, безусловно, сказывается не только наследие нетерпимого отношения к любым формам региональной самобытности в советскую эпоху, но и вообще культурные особенности России, в которой высокоцентрализованное государство сложилось еще несколько веков назад, до формирования современных наций (см. работы Л. В. Смирнягина). В сознании населения отсутствует понятие о

федерализме. Все же «здоровый» регионализм, необходимый для федеративного государства, пусть и в рамках административных границ («пскобские мы») в собственно русских областях, может быть стимулирован и возрожден.

Федерализм и социальная В идее федерализма заложен потен-

(территориалъная) циальный глубокий конфликт из-за

справедливость несовместимости представитель-

ства регионов с представительством граждан. Законодатель должен решить, что первично и на каком территориальном уровне — территориальное представительство или представительство граждан. Ведь территориальное представительство — это привилегия, оно идет дальше признания гражданских прав: одни социальные группы получают право на самоопределение, другие — нет. Неизбежно встают вопросы; какие именно группы нужно поддерживать, предоставляя им право на территориальное самоопределение? На каком территориальном уровне? Кто имеет право это решать? Федерализм, как правило, хуже учитывает интересы компактно проживающих и пестрых по составу городских групп, чем жителей сельской местности. Непозволительно смешивать право «титульных» и т.п. общин на са-

моопределение с индивидуальными правами всех жителей территории.

3. Федерализм в территориально-политической организации общества

Этот конфликт особенно актуален для многокультурных сообществ, в том числе для России, где существует то, что британский исследователь Р. Тарас назвал «matnoshka nationalism», и каждый субъект федерации — как бы еще одна федерация в миниатюре. Почему казаки, которые, по самым оптимистическим для них подсчетам, составляют в Ростовской области не более четверти населения, требуя восстановления Области Войска Донского, претендуют на решение всех принципиальных для территории вопросов? Почему татары должны решать все на своей этнической территории — в Татарстане, в то время как их решения затрагивают интересы всех, кто там проживает? Разнообразие не должно влечь за собой неравенства и социальной несправедливости. Федерализм отрицает диктат и гегемонию большинства, но чреват установлением тирании меньшинства, по крайней мере, в отдельных регионах, что наблюдается в некоторых российских республиках, например Адыгее, где титульной элите удалось конституционно закрепить привилегии коренного населения (право на половину мест в парламенте и др.).

Федерализм и нащюнальный Из определений федерализма

вопрос ясно, что эта форма государствен-

ного устройства чаще всего используется во внутренне гетерогенных странах, а конкретнее — в странах с пестрым национальным составом населения и компактно размещенными этническими меньшинствами. В таких странах федерализм служит чаще всего не столько целью создания общества на определенных принципах, сколько средством сохранения территориальной целостности. Именно как средство поддержания единства эта форма государственного устройства была избрана в многонациональных странах (Индия, Пакистан, Нигерия, Индонезия, бывшая и нынешняя Югославия) и в странах с конфликтом между двумя главными нациями (Канада, Бельгия, бывшая Чехословакия).

Между тем федерализм, как показал исторический опыт, вовсе не может служить панацеей для решения «национального вопроса».

Есть, с одной стороны, устойчивые многонациональные федерации (Швейцария, Малайзия), однако с другой, федерализм не только не служит гарантией единства, но, наоборот, в определенных условиях может подорвать его. Территориальность питает,

387

Раздел //. Политическая география

388

а не удовлетворяет требования общин, так как дает этническим и конфессиональным меньшинствам набор мощных политических рычагов для реализации своих политических интересов, облегчает региональным политическим элитам доступ к материальным ресурсам. Жестко фиксируя этнолингвистические границы, федерализм создает и укрепляет триаду «территория, государство, идентичность» — основу национального государства, что может усилить групповую мобилизацию и сепаратистские устремления.

Известно, что практическое воплощение принципов национально-территориальной автономии в бывших СССР, Югославии, а также Чехословакии стало бомбой замедленного действия, в конце концов взорвавшей эти государства. Похоже, тот же процесс происходит теперь в Бельгии после начала так называемых конституционных реформ, превративших эту страну в федерацию и жестко закрепивших лингвистическую границу между валлонской и фламандской общинами. В Украине националистические силы не на жизнь, а на смерть боролись против предложения о федерализации страны, реализация которого действительно могла подорвать и без того крайне хрупкий баланс между ее регионами.

Известно также, что федеративными являются и относительно однородные по этнокультурному составу населения страны. Во всяком случае, страны, в которых нет значительных компактно проживающих меньшинств — Германия, Австрия, Австралия, США, ОАЭ, Венесуэла, Мексика, Бразилия, Аргентина.

Россию, строго говоря, нельзя с полным правом отнести ни к сравнительно однородным в этнокультурном отношении, ни к многонациональным странам. С одной стороны, доля в населении русских — главного по численности этноса превышает 80%, что соответствует представлениям о государствах, рассматриваемых как этнически однородные. С другой — этнические ареалы и вся история многих народов связаны с нынешней территорией России, что, безусловно, заставляет считать ее многонациональной страной (Валентей, 1996). Не случайно и по праву во время памятной дискуссии в Верховном Совете о названии страны в начале 1992 г. представители республик категорически настаивали на том, чтобы было принято наименование «Российская Федерация», а не просто Россия.

Этнокультурные конфликты чаще всего становятся причинами реформ государственного устройства.

3, Федерализм в территориально-политической организации общества

Трудно назвать страну, которая бы не знала в последние 20—30 лет этнотерриториальных конфликтов и в которой не было бы принято мер по изменению статуса отдельных регионов или не предлагалось проектов изменения государственного устройства и/или перекройки политико-административной карты.

Факторы возникновения и развития этнокультурных конфликтов представлены в табл. 20, где отражены их объективные и субъективные предпосылки, возможная эскалация требований меньшинства и реакция большинства (центральных властей). Среди объективных предпосылок выделяется характер расселения меньшинства, изменение его доли и численности в населении.

В последние годы наблюдается значительное превышение смертности над рождаемостью русского населения практически во всех городах и районах Северного Кавказа, резко контрастирующее с высоким естественным приростом титульных народов северокавказских республик. Несмотря на приток русских мигрантов, это стало одной из решающих причин вытеснения русских не только из сельской местности, по и из столиц этих республик, из районов, ранее населенных преимущественно русскими и присоединенных в послевоенные годы к республикам, а также к расширению территории титульных народов на территорию

собственно русских краев и областей. Быстротечность этого процесса значительно повышает потенциал этнотерриториальных конфликтов в регионе [Белоэеров, 2000].

В табл. 20 детализирована градация этнополитических движений и требований. Эти движения можно условно разделить на:

•регионалистские, выступающие за реформы в рамках существующей системы государственного устройства и добивающиеся признания культурной самобытности своего района;

ставящие своей целью введение или расширение самоуправления либо создание федерации (конфедерации);

•сепаратистские, требующие объединения групп определенной национальности в границах одного государственного образования, ее возрождения, изменения государственных границ или создания нового независимого государства.

Национальный конфликт — практически идеальная основа для политической мобилизации всех слоев и социальных групп. Отток населения связывается с сокращением численности этнической группы,

389

Т и а> а

Ф- — (/) итори 8)0 М Б Н ЬШ ИН ство БОЛ ЬШ и нство Объективные факторы 1. Численность, территориальная концентрация и доли этнокультурного меньшинства в населении.

2 Характер размещения меньшинства по отношению к государственным границам; городам и культурным центрам

(«городские» н «сельские* меньшинства).

3. Наличие родственных меньшинств или диаспоры в зарубежных странах, в том числе соседних. 4 Характер естественного движении меньшинства в его ареале в сравнении с другими группами.

5. Баланс н этнический состав миграций в регионе, в котором сосредоточено меньшинство.

6. Региональное развитие и уровень благосостояния в регионе.

7. Наличие политических л социальных институтов, в том числе- университетов, театров и т.д.

8. Границы автономии, субъекта федерации, административной единицы, в которой сосредоточено меньшинство (степень легитимности, совпадение с этнокультурным ареалом, наличие территориальных Претензий) Субъективны* факторы Идентичность, особенности истории, культуры, стереотипов Наличие творческой интеллигенции, общественных движении И партий Позиция местных властен Идентичность, особенности истории н формирования государственной территории, политической культуры. Позиция интеллектуально!) эдкты, общественных движении и партий Развитие конфликта ТРЕБОВАНИЯ РЕАКЦИЯ ЦЕНТРАЛЬНЫХ ВЛАСТЕЙ НА ТРЕБОВАНИЯ МЕНЬШИНСТВА

Камектшнж права признание; доступ к распределению, участие в принятии политических решен ий Права /яеррн/лоршыыгой ofautio&jrtf. предоставление привилегий С налоговые льготы и т.п.); децентрализация; регионализация; авгомомизация, создание федерации; создание конфедерации: независимость (присоединение к другому государству)

Tan в экономической сфере В политической сфере

Игнорирование, отказ, упреждение, компенсация (удовлетворение; уничтожение субъекта требонаннй;достиженне Компромисса) Учет в общей экономической и региональной политике: разработка специальных экономических лрогра м и; деиентралитацн я экономической политики Выделение в особую адмнн нсгратн вную единицу; расширение компетенций ее властей; перекройка границ; реформа государственного устройства 3. Федерализм в территориально-политической организации общества

ние распространенности языка интерпретируется как утрата идентичности. Долгое время центральные власти разных стран пытались решить эти проблемы средствами обычной региональной политики, основывавшимися на технократических критериях подъема эффективности экономики и разрабатываемыми в центре. Изменения государственного устройства и политико-административных границ обычно требуют сложных конституционных процедур и высокой степени политического согласия в стране. Поэтому многие политические проекты не были реализованы. Так, не однажды дебатировались проекты политико-территориального переустройства Канады и ФРГ. Тем не менее в государственном устройстве многих стран произошли значительные изменения.

В Великобритании в 1998 г. состоялись референдумы в Уэльсе и Шотландии, на которых избиратели высказались за «деволюцию», т.е. формирование представительных органов и наделение новыми полномочиями региональных властей. В Швейцарии, «образцовой» конфедерации, длительное время не знавшей национальных конфликтов, развернулось движение за автономию франкоязычной части кантона Берн (население — около 60 тыс. человек), закончившееся в 1979 г. после 19 референдумов (!) созданием нового кантона Юра. Даже для Италии, 98% населения которой составляют итальянцы, вполне реальна перспектива стать федеративным государством в результате движения за автономию в северных областях, возглавляемого партией «Лига Севера», а в худшем случае — раскола. Правда, Европейский Союз служит, по выражению А. Трейвиша, в отличие от бывшего СССР, своеобразной ловушкой для Дальше «большой Европы» им бежать все равно некуда, а в ней границы открыты.

К вопросу об определении понятия «федерализм»

А. ПОРФИРЬЕВ,

Начальник отдела Правового управления Федерального агентства по промышленности, аспирант кафедры конституционного права и отраслевых юридических дисциплин юридического факультета Московского городского педагогического университета

К ВОПРОСУ ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ

ПОНЯТИЯ «ФЕДЕРАЛИЗМ»

Федеративные отношения в течение многих веков были предметом изучения юристов, социологов, экономистов. К настоящему времени сформировалась теория федерализма, носящая междисциплинарный характер.

Однако из всех понятий, относящихся к терминологии, выработанной для нужд теории федерализма, одно из самых неопределенных само понятие «федерализм». Называя понятие федерализма «укоренившимся столетиями»[1], многие исследователи приходят к выводу о том, что «вопрос об адекватном определении федерализма остается в известной мере дискуссионным»[2]. Видимо, прав профессор Городского университета Нью-Йорка И. Духачек, утверждавший, что не существует общепринятой теории федерализма, поскольку этот термин представляется неясным и противоречивым[3].

Понятие «федерализм» и однокоренное прилагательное «федеральный» в науке распространяется на чрезвычайно широкий спектр общественных отношений. Понятие «федерализм» происходит от латинского «foedus» — союз, и используется для характеристики государства, структуры государственных органов, политических и экономических отношений, политического режима, политико-правовых учений, политических движений.

В литературе можно встретить множество взглядов на явления, подпадающие под категорию «федерализм». Однако если отойти от цитирования многочисленных авторов и сравнений образного характера, то обобщенно можно выделить три подхода, используемых при определении федерализма .

В первом значении федерализм рассматривается как характеристика самого широкого круга общественных отношений. В этом смысле федерализм — это принцип, теория, идеология[4], выражающаяся в конструировании общественных отношений на основе децентрализации, учета интересов всех сторон этих отношений. К исследователям, рассматривавшим федерализм в данном контексте, следует отнести П. Прудона[5], М. А. Бакунина[6], Р. Л. Уоттса[7]. Известный ученый и политик Р. Г. Абдулатипов распространяет федерализм как демократический механизм на регулирование отношений между народами, национальными сообществами внутри одного государства по формированию общих и защите собственных интересов[8]. Этот подход, как представляется, лишает возможности рассматривать федерализм как правовую категорию и использовать ее в правоприменительной практике вследствие его абстрактного содержания.

Несмотря на многомерность федерализма, пронизанного правовыми, идеологическими, социальными, экономическими аспектами, применение данного понятия к характеристике самого широкого спектра общественных отношений и явлений представляется бесперспективным. В качестве примера необоснованно широкого, но, к сожалению, весьма устоявшегося применения понятия «федерализм» можно привести «экономический федерализм»[9]. Это вызывает отход от изучения специфики проявления принципа федерализма в различных сферах общества: экономической, политической, культурной — в пользу схоластического конструирования самостоятельных моделей федерализма, что нарушает логику понятия федерализм и может привести к отрыву анализируемых общественных отношений от конкретных политико-правовых отношений в области государственного устройства.

Второй подход к категории «федерализм» выражается в рассмотрении федерализма как принципа построения не только государственного устройства, но и политических отношений внутри государства, основанных на децентрализации и самоуправлении, независимо от формы политико-территориального устройства государства. Данная концепция федерализма нашла свое отражение в работах В. Острома[10], Д. Елейзера[11], И. А. Конюховой (Умновой)[12]. При подобном подходе федерализм именуется федерализмом в широком смысле[13].

Третий подход характеризуется тем, что федерализм обозначает определенный характер взаимоотношений между государством и его составными частями, а также органами государственной власти различных территориальных уровней. В данном смысле из требований федерализма вытекает необходимость нормативного, конституционного закрепления предметов ведения, в рамках которых государство и его субъекты обладают всей полнотой государственной власти, и наличие конституционных механизмов разрешения споров о компетенции между центральными (федеральными, союзными) органами государственной власти и органами власти субъектов. Федерализм, таким образом, связан с федерацией как формой государственного устройства.

Применительно к этому пониманию федерализма в науке используется понятие государственного федерализма[14]. Федерализм в данном контексте рассматривается в четырех аспектах .

Во-первых. под федерализмом понимается система научных взглядов, теория определенной формы государственного устройства (федерации). Так, по мнению Л. М. Карапетяна, «понятие «федерализм» содержит философию качественно определенного государственного устройства, оно составляет теоретико-методологическую основу организации федеративного устройства»[15]. О. Б. Фролова рассматривает федерализм как учение о гармоничном сочетании принципов централизации и децентрализации при институциировании государственной власти[16]. Федерализм в данном понимании является межотраслевой научной концепцией, составной частью науки конституционного права, социологии, политологии, экономической теории .

Во-вторых, федерализм рассматривается в контексте категории «бюджетный федерализм» и представляет собой совокупность внутригосударственных правил и соглашений, регламентирующих межбюджетные отношения (трансферты между бюджетами различных уровней)[17].

В-третьих, федерализм рассматривается как форма государственного устройства[18]. Федерализм нередко называют также «режимом государственного устройства»[19], что, думается, вносит некоторую неясность в содержание термина «федерализм». Применительно к формам государства в теории государства принято различать формы государственного устройства и виды государственных (политических) режимов, в связи с чем выражение «режим государственного устройства» имеет неясный смысл.

Касательно вопроса связи явлений федерализма и государственного режима важно отметить, что, несмотря на то, что федерализм направлен на обеспечение политического плюрализма и самоуправление, не существует какой-либо прямой зависимости уровня развития демократических начал политического режима от степени развития федеративных отношений. В мире существует целый ряд унитарных государств с демократическим режимом (Дания, Словения, Япония и др.), и, напротив, есть федеративные государства, декларирующие принципы демократии, но не следующие им в полной мере в повседневной политической практике (Федеративная Республика Нигерия, Республика Судан, Республика Ирак). Поэтому, не отрицая демократического характера федерализма, следует отграничить его от явления политического режима того или иного государства.

Однако не менее спорным представляется определение федерализма как формы государственного устройства, поскольку в этом случае федерализм смешивается с понятием «федерация».

Понятие «федерация» рассматривается наукой конституционного права не только как федеративное государство, но и как форма политико-территориального устройства государства. Не следует сводить федеративную форму устройства государства лишь к указанному признаку федерации. Федерация как правовое понятие есть не только государство, но и форма его устройства, характеризующаяся совокупностью признаков.

Безусловно, содержание понятия «федерация» как формы государственного устройства должно основываться на данных эмпирического знания: типологии моделей современных федеративных государств, конституционно-правовых подходах к конструированию федеративных отношений отдельных государств в настоящую эпоху. Тем не менее, понятие — это форма мышления, отражающая предметы в их существенных признаках и является достижением главной задачи теоретического знания — достижения объективной истины во всей ее конкретности и полноте содержания. Думается, прав профессор Э. В. Тадевосян, отмечавший необходимость «вырабатывать общее определение федерации, охватывающее все ее типы, виды, формы и модели»[20].

Понятие федерации не ограничивается характеристикой устройства конкретного государства, и, следовательно, не следует рассматривать соотношение понятий «федерация» и «федерализм» в разрезе формы государственного устройства как частного и общего. Поэтому если рассматривать федерализм и федерацию как форму государственного устройства, то эти понятия окажутся идентичными.

Представляется, что подобное смешение понятий проникает в российскую конституционно-правовую науку под влиянием американской научной традиции использования понятия «federalism» применительно и к принципу децентрализации государственной власти, и к федеративному государству. Немецкие ученые-правоведы проводят различие между федерализмом (Főderalismus) и федеративной государственностью (Bundesstaatlichkeit)[21].

На взгляд автора, понятия «федерализм» и «федерация» следует различать. Федерация как форма государственного устройства является воплощением принципов федерализма. Территориальное устройство и система органов государственной власти на центральном и местном уровнях федеративного государства должны основываться на принципах федерализма. Из этого следует, что понятие «федерализм» необходимо рассматривать еще в одном, четвертом аспекте — как принцип государственного устройства.

Этот принцип не носит теоретического характера. Несмотря на то, что в Конституции Российской Федерации федерализм как правовой принцип прямо не закреплен, он вытекает из конституционных положений, устанавливающих федеративное устройство государства (ст. 1, 5 (ч. 3), 11 (ч. 3), гл. 3 Конституции). Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно относил федерализм к конституционным принципам, основам конституционного строя России[22]. Отсюда вытекает практическое значение принципа федерализма для правоприменения.

Рассматривая с формально-юридических позиций федерализм как принцип, нельзя упускать из виду, что правовой принцип — это, прежде всего идея, но не только идея, а также нормы и правоотношения. Если свести федерализм к идее разделения власти между государством в целом и его составными частями, то такой принцип будет носить сугубо идеологический, а не правовой характер. Авторы, которые ограничивают содержание федерализма принципом разделения власти на различных территориальных уровнях, вынуждены приводить «вторичные характеристики федерализма», которые, «в отличие от первичных характеристик, являются гарантиями федерализма в большей степени, чем его составные части»[23] . Реализация сведенного к одной идее принципа федерализма, распространяющегося в действительности на широкий круг общественных отношений, не будет носить правового, правоприменительного значения.

Откройте свой блог и публикуйте статьи, новости, пресс-релизы, фотогалереи бесплатно!

В связи с этим в качестве четвертого аспекта понятия «федерализм» представляется обоснованным рассматривать федерализм не как принцип, а как систему принципов государственного устройства, являющихся нормами или выводимыми из норм и охватывающих четко определенный круг правоотношений.

К принципам федерализма следует отнести:

1) закрепление (декларирование) конституцией федеративного устройства государства;

2) установление конституцией и/или федеративным договором основ разграничения предметов ведения между общегосударственным (федеральным) и территориальным (региональным) уровнями осуществления государственной власти в стране;

3) систему органов государственной власти территориальных образований (субъектов федерации), обладающих определенной сферой ведения, в рамках которой на данном уровне принимаются нормативно-правовые акты;

4) суверенитет федеративного государства, который распространяется на всю его территорию. Из третьего и четвертого признака можно вывести следующий признак: каждый гражданин является объектом юрисдикции и федерации, и ее субъекта (в рамках полномочий);

5) наличие правового механизма участия органов государственной власти субъекта федерации в законодательном процессе на общегосударственном (федеральном) уровне, в том числе в процедуре внесения изменений и дополнений в конституцию;

6) обеспечение представительства субъектов федерации в высшем законодательном (представительном) органе государства;

7) наличие правового механизма разрешения споров о компетенции между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов федерации.

Однако на практике в нормативно-правовых актах многих государств отражены лишь некоторые принципы федерализма. В связи с этим наглядно проявляется одна из сторон практической ценности научной категории «федерализм». Принципы федерализма выступают в роли «лакмусовой бумажки», позволяющей оценить основы государственного устройства той или иной страны с конституционно-правовых позиций относительно типологии государств и рассмотреть нормы, регулирующие конституционно-правовые отношения с точки зрения способов урегулирования взаимоотношений между центральными и региональными органами государственной власти.

Поскольку федерализм включает в себя принципы построения государственного устройства, форма которого имеет основополагающее значение для содержания конституционно-правовых отношений и относится современными конституциями к основам конституционного строя, на первый план выходит принцип закрепления (декларирования) конституцией федеративного устройства государства. В данном случае речь идет именно об указании в конституции на федеративное устройство государства, а не о наличии в названии государства слова «федерация»[24]. Однако этот важнейший принцип федерализма, отраженный в конституции, не дает какой-либо объективной картины конституционной системы органов государственной власти и основ взаимоотношений между ними.

С одной стороны, практика нормативного регулирования конституционно-правовых отношений в Италии, Испании, Франции и других государствах показывает, что отсутствие в конституции государства указания на федеративную форму государственного устройства не является непреодолимым препятствием для реализации принципов федерализма. С другой стороны, закрепление в конституции одного лишь названия формы государственного устройства, федеративного, и перечисление субъектов федерации, из которых складывается территориальная организация государства, не дает оснований говорить о таком государстве как федерации. Один из наглядных примеров — Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика в период до 1990 г. которая являлась не федерацией, а государством с автономными образованиями[25].

Таким образом, федерализм как формально-юридическая категория представляет собой систему принципов построения государственного устройства, основанного на разделении власти между государством и составляющим его субъектами.

Однако необходимо сделать важное замечание: федерализм носит сложносоставный характер и несет в себе содержательный (фактический) аспект, помимо формально-юридического. Будучи государственно-правовым принципом, федерализм характеризует властеотношения, которые носят динамичный характер. Характер реализации некоторых из перечисленных выше принципов федерализма постоянно менялся даже в такой «классической» федеративной стране, как Соединенные Штаты Америки.

В частности, принцип распространения суверенитета федеративного государства на всю ее территорию, являющийся не видовым, а родовым признаком федеративного государства, пережил трансформации в правоприменительной практике Верховного Суда Соединенных Штатов Америки. Если до «нового курса» Ф. Д. Рузвельта, исходя из десятой поправки к Конституции Соединенных Штатов Америки, выводилось ограничение сферы ведения федерального правительства лишь вопросами, перечисленными в конституции, то после вынесения Верховным Судом Соединенных Штатов Америки в 1941 г. решения по делу «United States v. Darby» считалось установленным, что закрепленные в Конституции США полномочия штатов не ограничивают компетенцию федерации[26] . По мнению американского автора Т. Дая, можно говорить о замене дуалистического федерализма кооперативным федерализмом, экономические основы которой были заложены еще принятием шестнадцатой поправки к Конституции Соединенных Штатов Америки, ратифицированной большинством штатов в 1913 г.[27]

Приглашаем Вас бесплатно открыть свой сайт . который будет размещен внутри портала.

Сайт знакомств . с возможностью продвижения анкеты.

Размести свой сайт на хостинге AGAVA! Удобно и Просто!

Очевидно, что в государствах, существующих на федеративных началах продолжительное время, на протяжении того или иного исторического периода наблюдается процесс смены парадигм федерализма. Прав Дж. Ф. Циммерманн, отмечавший метаморфический характер федерализма[28] .

Есть ли в мире «истинная федерация», государственное устройство которой в полной мере воплощает все перечисленные выше принципы федерализма? Даже если все эти принципы продекларированы на законодательном уровне, трудно утверждать, что эти признаки реализовывались как в ранее существовавших федерациях (Соединенные Штаты Колумбии, Веймарская республика, Федеративная Республика Камерун, Социалистическая Федеративная Республика Югославия, Союз Советских Социалистических Республик), так и в ныне существующих.

Указанные выше признаки являются, тем не менее, синтезом характерных черт государств, относящих себя к федеративным. Они не вытекают из содержания какого-либо классического типа федерации. Нередко рассматриваемая как классическая американская федерация представляет собой уникальный исторический опыт и особую политическую систему, которые не могут быть распространены на федерализм современных многонациональных государств. Так, профессор Колумбийского университета Альфред Степан отмечает, что институты американского федерализма, появившегося из свободного объединения суверенных штатов, симметричны и чрезвычайно ограничены волей большинства, в то время как многонациональные демократические государства сегодня используют федеральные механизмы для удержания вместе разъединенных народов и нуждаются в асимметрии, в институтах, дающих возможность народам действовать по своему усмотрению[29].

В связи с этим необходимо обратить внимание еще на один аспект понятия федерализма. Федерализм как система принципов, представляющих собой не только идеи, но и нормы, а также правоотношения в условиях конкретных государств, будучи историко-правовым явлением. за более чем двухсотлетнюю практику претерпел значительные метаморфозы вследствие развития общественных отношений в мире. Однако эти изменения происходили отнюдь не в рамках одной закономерности в рамках различных конституционных национальных политических системах. Как отмечает М. Н. Марченко, федерализм не только является динамическим феноменом, но и демонстрирует циклический характер изменений отношений между федерацией и ее субъектами[30]. Попытка создания «классической», «синтетической» концепции федерализма неизбежно натолкнется на невозможность определения идеального соотношения предметов ведения федерации и ее субъектов, в равной степени применимого ко всем государствам и ко всем этапам развития мировой политической системы XX—XXI вв. Еще один из отцов-основателей Соединенных Штатов Америки, А. Гамильтон, отмечал, что «размах, изменение и цели федеральной власти устанавливаются по соображениям благоразумия»[31].

Процесс развития федерализма характеризуется и тем, что меняются не только предметы ведения федерации и ее субъектов и формы вмешательства властей различного территориального уровня в вопросы перераспределения полномочий. Меняется сам характер отношений между федеральным центром и субъектами: от конкуренции, сдержек и противовесов происходит переход к взаимодействию в рамках реализации государственной политики, общенациональной и региональной. С методологической точки зрения в связи с этим уместно говорить о различных парадигмах федерализма. дуалистический, конкурентный, кооперативный, технократический федерализм.

Однако при этом нельзя упускать из виду особенности проявления принципов федерализма в отдельных политических системах. Необоснованно исключать из предмета конституционно-правовой науки явления, связанные с особенностями реализации принципов федерализма в каждом государстве, поскольку такого общественного явления, как федерализм, вообще, в некоем «классическом», «универсальном», «абстрактном» смысле, не существует. Выявляя общие закономерности конструирования устройства государства, необходим также анализ субъективных факторов, влияющих на реализацию государственной власти федерацией и ее субъектами, для уяснения реального конституционно-правового содержания принципов федерализма.

Один из распространенных подходов — исследование федерализма на основе анализа различных его моделей. Некоторые национальные конструкции федеративных отношений могут классифицироваться исходя из общности принципов, реализуемых в государственном устройстве этих государств, что дает основания говорить о моделях федерализма[32]. В данном контексте рассматриваются модели: централизованная (Союз Советских Социалистических Республик, Республика Индия) и децентрализованная (Канада, Швейцарская Конфедерация, Федерация Сент-Китс и Невис), симметричная (Австрийская Республика, Федеративная Республика Германия) и ассиметричная (Республика Индия, Канада, Соединенные Штаты Америки), двухуровневая (Соединенные Штаты Америки, Канада) и трехуровневая (Федеративная Республика Бразилия, Швейцарская Конфедерация), — а также исходя из исторической основы образования федеративного государства: конституционная (Королевство Бельгия, Федеративная Республика Германия) и договорная (Соединенные Штаты Америки, Швейцарская Конфедерация). Как представляется, в данном случае речь идет не столько о моделях федерализма, сколько о типологии федераций (федеративных систем).

Приглашаем Вас бесплатно открыть свой сайт . который будет размещен внутри портала.

Размещайте новости и пресс-релизы бесплатно, добавляйте фото целыми галереями! Открыть сайт!

Сайт знакомств . с возможностью продвижения анкеты.

Источники:
mosadvokat.org, www.eurasialaw.ru, referati.me, pandia.org

Следующие статьи:


Как составить заявление о разводе

Узнай, как правильно пишутся заявления о расторжении брака. Несколько правил, соблюдая которые заявление будет грамотным. Читать далее