Главная Расшифровка юридических терминов

Фикх мусульманскоправовая доктрина


Перед тем как применять пример, естественно следует качественно посмотреть изложенные в нем ссылки статей законодательства. За истечением лет они могут утратить силу. Правильный образец поддержит в разрешении неудобств при составлении документа. Это даст способ сэкономить на найме специалиста. Свободные средства для каждого полезны.

Фикх – понятие мусульманского права, имеет два основных определения:

1. Фикх – это мусульманско-правовая доктрина, то есть объединенные знания о правилах поведения, придерживаться которых обязаны все мусульмане, выполняя свои религиозные обязанности, в быту и светских взаимоотношениях, а также при совершении обрядов. В этом смысле фикх является наукой.

2.Фикх – это нормы, которые регулируют поведения мусульман, а также доктрины, сформулированные в рамках различных школ мусульманскими правоведами. В данном случае, фикх – это право, сопоставимое с нормативной стороной шариата.

ФИКХ

См. также в других словарях:

Фикх — знание, глубокое понимание. Этим словом обозначается исламское право. Слово фикх (ФКХ) встречается в нескольких аятах Корана, например: «Почему же эти люди никак не могут понять (ла йаФКаХун) рассказа?» (4:78). В других аятах (7: 179; 11: 91) о… … Ислам. Энциклопедический словарь.

ФИКХ — (араб. глубокое понимание, знание) в мусульманском праве означает прежде всего систематизированные знания о правилах поведения, которых должны придерживаться мусульмане при исполнении своих религиозных обязанностей, совершении обрядов, в быту и в … Юридический словарь

фикх — м. Исламская доктрина о правилах поведения мусульман, определяющая правила культа, регулирующая взаимоотношения, толкуемая факихом, являющаяся источником права и законодательства, признанным основополагающим и неизменным в конституциях многих… … Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

ФИКХ — [арабск.

тур. «мусульманский кодекс; глубокое понимание, знание»] в исламе (ИСЛАМ): ДОКТРИНА о правилах поведения мусульман, мусульманское право. Конституции многих исламских стран признают основополагающие и считающиеся неизменными нормы ф.… … Словарь иностранных слов русского языка

фикх — сущ. кол во синонимов: 1 • кодекс (11) Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013 … Словарь синонимов

фикх — фикх, а … Русский орфографический словарь

Фикх — Ислам Столпы Ислама … Википедия

Фикх — (араб. буквально – разумение)         мусульманское правоведение. Основами Ф. признаются Коран, Сунна, Иджма и кийас (логико аналогическое толкование Корана). К середине 9 в. сложились суннитские школы или толки Ф. (см. Мазхаб); параллельно… … Большая советская энциклопедия

Фикх — (точнее фыкh понимание. знание ) мусульманское законоведение, нераздельное с богословием и основанное на изучении Корана, сонны и мнений старинных церковных авторитетов и на применении аналогии. См. Право мусульман. Обзор печатных пособий для… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

ФИКХ — (араб. глубокое понимание, знание) 1) мусульманско право вая доктрина систематизированные знания о правилах поведения, которых должны придерживаться мусульмане при исполнении своих религиозных обязанностей, совершении обрядов, в быту и в светских … Энциклопедия юриста

Книги

  • Коран. Коран - Священная Книга ислама. Из всех основополагающих источников этой религии он единственный относится ее адептами к Явлению Свыше, то есть к Первоисточнику Божественного Происхождения.… Подробнее Купить за 1445 руб
  • Фикх. Джесси Рассел. High Quality Content by WIKIPEDIA articles!Фикх (араб. — «понимание», «знание») — 1) мусульманская доктрина о правилах поведения (юриспруденция); 2) комплекс общественных норм… Подробнее Купить за 998 руб
  • Фикх. High Quality Content by WIKIPEDIA articles!Фикх (араб.  — «понимание», «знание») — 1) мусульманская доктрина о правилах поведения (юриспруденция); 2) комплекс общественных норм… Подробнее Купить за 997 руб
  • Другие книги по запросу «ФИКХ» >>

    Глава 8. ПОЛИТИЧЕСКАЯ И ПРАВОВАЯ МЫСЛЬ АРАБСКОГО ВОСТОКА // 1. Формирование и развитие мусульманско-правовой мысли

    Становление мусульманско-правовой мысли явилось резуль­татом возникновения в начале VII в. на Аравийском полуостро­ве новой для арабов монотеистической религии - ислама, фор­мирование которого неотделимо от деятельности пророка Му­хаммеда (570-632). Основы вероучения ислама и принципы его отношения к миру установлены в Коране - священной книге мусульман, который представляет собой запись откровения Бо­га (Аллаха), переданного через Пророка, а также в преданиях (хадисах), содержащих изречения Мухаммеда в качестве по­сланника Аллаха или повествующих о его поступках.

    Первоначально ислам воспринимался его последователями исключительно как религия. Но со временем под влиянием его статуса как основы власти и в результате распространения на обширные территории исламского государства - халифата ис­лам, оставаясь религиозным учением, взял на себя также роль Универсальной нормативной системы, Определяющей весь образ жизни мусульман. К Корану и хадисам начали обращаться в поиске ответов не только на собственно религиозные, но и мирские вопросы. Возникло общее понятие о шариате, связан­ное с использованием значения данного термина в Коране как начертанного Аллахом праведного пути, предписанных им обя­зательных правил. Позднее в мусульманской правовой науке утвердилось общее определение шариата как совокупности об­ращенных к людям предписаний, установленных Аллахом и пе­реданных им через Пророка.

    Содержание шариата, который воплощен в Коране и сунне Пророка - образе жизни Мухаммеда, отраженном в хадисах, неодинаково трактуется мусульманскими мыслителями. В соответствии с преобладающей точкой зрения он включает Три ос­новные части - религиозную догматику, исламскую этику и так

    Называемые практические нормы. Последние, в свою очередь, делятся на культовые предписания, устанавливающие порядок исполнения религиозных обязанностей, и нормы, регулирую­щие мирские стороны поведения мусульман.

    Нормативный элемент шариата включает Две основные раз­но

    видности предписаний, Отличающихся друг от друга характе­ром их закрепления в Коране и сунне. Одни из них - имеющие ясный смысл и однозначно понимаемые положения данных священных источников. К этой группе относятся практически все правила исполнения мусульманами своих религиозных обя­занностей, а также небольшое число точных норм, регулирую­щих мирские взаимоотношения людей (вопросы брака, семьи и наследования).

    К другой группе норм шариата относятся те предписания Корана и сунны, которые отличаются многозначностью либо устанавливают не конкретные правила поведения, а общие рамки, ориентиры, принципы. Причем по вопросам мирских взаимоотношений людей такие неоднозначные или общие по­ложения заметно преобладают в указанных священных текстах.

    Главное отличие этих норм шариата в том, что они неодина­ково понимаются различными направлениями мусульманской правовой мысли. Толчком к ее формированию стало представ­ление о том, что в шариате надо искать ответы на любые во­просы, с которыми могут столкнуться мусульмане. Отсюда вы­текала необходимость осмыслить Коран и сунну Пророка как источники, которые определяют не только отдельные нормы, но и указывают направления поиска правил поведения по не­предусмотренным ими случаям.

    Становление мусульманско-правовой мысли шло по не­скольким направлениям. Прежде всего оно включало запись и составление сборников хадисов. Среди них одним из самых ав­торитетных является «Сахих» имама Аль-Бухари (810-870), представляющий собой систематизацию более 7 тысяч преда­ний по предметному принципу. Одновременно постепенно вы­рабатывались способы толкования многозначных положений Корана и сунны, а также приемы рационального формулирова­ния норм в случае молчания этих источников. Обоснование та­кой возможности было найдено в самом шариате, в частности в знаменитом предании о разговоре Мухаммеда со своим сподвижником Муазом, назначенным судьей в Йемен: «По чему ты будешь судить?» - спросил Пророк. «По Писанию Аллаха», -отвечал Муаз. «А если не найдешь?» - поинтересовался Про­рок. «По сунне посланника Аллаха», - сказал Муаз. «А если и там не найдешь?» - вопрошал Пророк. «То буду судить по сво­ему мнению, не пожалев сил на поиск верного решения», - от­вечал Муаз. «Хвала Аллаху, наставившему тебя на угодный Ему путь!» - воскликнул Пророк.

    Поиск правил поведения на основе рационального толкова­ния многозначных положений или самих общих постулатов и принципов, предусмотренных Кораном и сунной, либо в случае пробельности этих источников получил название Иджтихада (букв. «усердие», «прилежание», «настойчивость»). Его суть в том, чтобы на не имеющий готового решения вопрос найти от­вет, который соответствовал бы смыслу шариата. Поэтому му­сульманские правоведы полагают, что муджтахид (облеченный правом на иджтихад знаток шариата) не создает новое правило поведения, а лишь ищет и «извлекает» его, Обнаруживает реше­ние, изначально содержащееся в шариате, - если не в его точных положениях, то в его многозначных предписаниях или общих принципах и целях. Таким образом и формируется подавляю­щее большинство норм, регулирующих мирские взаимоотноше­ния людей.

    На основе иджтихада сложилась мусульманско-правовая доктрина - «фикх» (букв. «глубокое занятие», «понимание су­ти чего-либо»). Существенное влияние на ее формирование оказала концепция «усуль аль-фикх» (букв. «корни фикха»), которая представляла собой Теорию источников норм шариата. Ее основоположником считается Мухаммад бин Идрис аш-Ша-фии (767-819), впервые предложивший в своем трактате «Ар-Рисаля» классификацию «корней фикха». В дальнейшем его концепция была доработана и в своем классическом виде раз­личала Две основные группы источников шариатских норм. К пер­вой относятся Коран и сунна, Которые считаются воплощением божественного откровения и потому священными, вечными, неизменными и безошибочными. Вторая включает рациональ­ные способы толкования неоднозначных предписаний и общих положений указанных двух источников, а главное, решения во­просов, по которым они хранят молчание. К таким приемам относятся, например, «кыяс» (аналогия, сравнение), «истихсан» (исключение, предпочтение) и так называемые «исключительные интересы», Допускающие формулирование новых норм на основе презумпции дозволения любых действий, прямо не за­прещенных Кораном и сунной.

    Теория «корней фикха» исходит из того, что рациональные источники изначально предусмотрены Кораном и сунной и на­ряду с ними также являются основой шариата. Поэтому все правила поведения - как взятые прямо из Корана и сунны, так и сформулированные на основе иджтихада с помощью рацио­нальных методов - рассматриваются в качестве шариатских по своему характеру норм и часто даже включаются в понятие ша­риата. Разработкой таких правил поведения, их обобщением и систематизацией занимался фикх, со временем развившийся в прикладную мусульманскую юриспруденцию. Методологиче­скую роль по отношению к ней играла Концепция «корней фик­ха», Ставшая своеобразной Общей теорией и философией права. Вместе эти науки составили основу мусульманско-правовой мысли, которая занималась как теоретическими проблемами права, так и его конкретными нормами.

    Отличительной чертой мусульманско-правовой мысли явля­ется ее Разнообразие, неоднозначность, Расхождения между ее течениями. Такая особенность объясняется прежде всего их не­совпадающими подходами к «корням фикха», неодинаковым толкованием Корана и сунны, различиями в признании и ис­пользовании отдельных рациональных источников шариатских норм. В частности, формулируя правовые решения, одни на­правления фикха делали упор на хадисы, а другие - на рацио­нальную аргументацию. Плюрализм мусульманско-правовой мысли внешне выразился в том, что в различных районах му­сульманского государства-халифата возникло несколько школ-толков (мазхабов) фикха. Так, в рамках суннитского направле­ния ислама образовались четыре толка: Ханафитский, маликит-Ский, шафиитский и ханбалитский, Названные так в честь своих основателей - Абу Ханифы (699-767), Малика бин Анаса (713-795), Аш-Шафии и Ахмада бин Ханбала (780-855). Сре­ди последователей шиизма наибольшим авторитетом пользуют­ся джафаритская, исмаилитская и зейдитская школы фикха.

    Каждый толк мусульманско-правовой доктрины (юриспру­денции), отличаясь от других своим подходом к «корням фик­ха», сформулировал собственную систему конкретных норм. Такое разнообразие опиралось на сложившееся в мусульман­ско-правовой теории убеждение, что фикх немыслим без иджтихада и по сути является его синонимом. В подтверждение та­кого вывода приводились слова Пророка: «Если при рассмотре­нии дела, по которому в Коране и сунне нет точного правила, судья вынес решение на основе иджтихада и оказался прав, то он должен быть вознагражден вдвойне, а если судил по иджти-хаду и ошибся, то ему причитается вознаграждение в однократ­ном размере». При этом, согласно преобладающему среди му­сульманских правоведов мнению, по одному и тому же вопросу муджтахиды могут придерживаться несовпадающих взглядов, которые в равной степени имеют право на существование. Та­кой подход получил законченное выражение в максиме: «Каж­дый муджтахид прав».

    Рамки предоставленной муджтахидам свободы усмотрения зависели от уровня освоения ими шариата. Правоведами Выс­шей категории, Наделенными правом на «абсолютный иджти-хад», признавались, например, основатели школ фикха. Мудж­тахиды Среднего звена Могли самостоятельно формулировать нормы на основе системы источников и методологии, признан­ных определенным толком. Наконец, муджтахидам Низшего уровня (факихам, муфтиям) оставался лишь выбор между пози­циями различных школ фикха либо мнениями приверженцев одного толка по конкретному вопросу.

    В период, названный исламской традицией «эпохой коди­фикации и имамов» (VII 1-Х вв.), бурное развитие иджтихада способствовало оформлению основных толков фикха. Наступ­ление на рубеже X-XI вв. «эпохи таклида» (традиции) Было от­мечено тем, что суннитская мусульманско-правовая мысль пришла к выводу о «закрытии врат иджтихада». Но такая пози­ция означала прекращение лишь «абсолютного иджтихада» и невозможность образования новых школ фикха, но не препят­ствовала дальнейшему развитию мусульманско-правовой док­трины в рамках уже сложившихся к тому времени толков.

    В течение первых веков «эпохи таклида» в целом заверши­лось формирование школ мусульманско-правовой доктрины. Термин «фикх», который первоначально использовался для обозначения этой доктрины, стал применяться и в отношении сформулированных ею норм. Такая трансформация получила отражение в классическом определении фикха, данном выдаю­щимся арабским ученым Ибн Халдуном (1332-1406), который писал: «Фикх есть знание предписанных Аллахом норм, оцени­вающих поступки людей как обязательные, осуждаемые, одобряемые, запрещенные или дозволенные; эти нормы берутся из Корана, сунны или иных установленных законодателем источ­ников, необходимых для их познания; если эти нормы извлече­ны из указанных источников, то они также называются фик-хом».

    На протяжении столетий развитие мусульманско-правовой мысли определялось Двумя основными факторами. Прежде все­го, разработка новых конкретных норм в рамках отдельных школ фикха стимулировалась потребностями практики, необ­ходимостью поиска ответов на вопросы, которые постоянно возникали в жизни мусульманского общества. В результате в рамках каждой школы фикха были созданы десятки авторитет­ных трудов, представлявших собой систематизацию конкрет­ных норм, которые в дальнейшем комментировались и обраба­тывались новыми поколениями факихов. Причем в соответст­вии с теорией иджтихада вновь сформулированные решения не отменяли ранее разработанные правила, а включались наряду с ними в фикх в качестве его новой ступени.

    Такое содержание доктрины, включавшей несколько исто­рических слоев, прямо отражалось на праве, которое с самого начала формировалось как право той или иной школы фикха. Имея в виду это обстоятельство, крупнейший западный иссле­дователь шариата Дж. Шахт отмечал: «Мусульманское право представляет собой замечательный пример «права юристов». Оно было создано и развивалось независимыми учеными. Пра­вовая наука, а не государство играла роль законодателя, а ди­дактические трактаты имели силу закона».

    Важно иметь в виду, что фикхдоктрина не был склонен формулировать обобщенные абстрактные правила поведения, а предпочитал искать решения по Конкретным случаям В Коране и сунне или в традициях сподвижников Пророка. Мусульманско-правовая мысль считала, что все шариатские нормы прямо взяты из Корана и сунны либо «извлечены» из них с помощью допускаемых этими священными источниками рациональных приемов. При этом правоведы-факихи ссылались на следую­щие слова Аллаха, зафиксированные в Коране: «Мы ничего не упустили в этом Писании» (6:38).

    Вместе с тем мусульманские правоведы подчеркивали, что речь идет не об установлении в шариате всех конкретных пра­вил, а о закреплении в нем Общих ориентиров Поведения и принципов, на основе которых можно найти решение по любому делу. Исходя из этого делался вывод, что шариат в широком смысле не имеет противоречий и содержит правила поведения в любой ситуации. Считалось, что по каждому случаю, прямо не урегулированному Кораном и сунной, в шариате предусмот­рена идеальная норма, отвечающая его общей направленности. Задача муджтахида заключается в том, чтобы это правило оты­скать и «извлечь». В идеале предписание шариата и сформули­рованная правоведом оценка должны совпадать, но в реальной жизни они могут находиться в противоречии, когда муджтахид приходит к ошибочному выводу. Поэтому если выносится не­верное, неправильное решение, то это свидетельствует о вине муджтахида, который не сумел «извлечь» нужное правило на основе «корней фикха», а не о недостаточности или пробельно-сти шариата. Имея в виду это обстоятельство, известный фран­цузский юрист Р. Давид справедливо отмечал, что для мусуль­манских юристов теоретически речь могла идти лишь о толко­вании, а не о создании права. Но практически на основе Корана и сунны им удалось разработать целую систему весьма детализированного права, состоящего преимущественно из Ка­зуальных норм.

    Развитие права в рамках доктрины как его основного источ­ника привело к тому, что различные толки фикха при решении сходных вопросов формулировали несовпадающие правила. Бо­лее того, даже на уровне одной школы сосуществовали самые различные, порой взаимоисключающие мнения. Такое положе­ние сложилось как закономерный итог исторической эволюции фикха и отражало характер его источников. Дело в том, что эта эволюция не шла по пути формулирования общих норм, после­довательной замены одних правил поведения другими или же придания конкретным судебным решениям характера норм права.

    Особенностью структуры фикха является то, что все выводы каждой школы, содержащиеся в канонизированных трудах юристов, признаются в равной степени действительными, хотя и могут противоречить друг другу. Прямая отмена пережиточ­ных норм, пусть даже не соответствующих новым обществен­ным потребностям, теоретически не допускалась. Поэтому со временем фикх-право превратился в собрание огромного мно­жества возникших в различных исторических ситуациях разно­образных норм, в большинстве случаев формально определен­ных. Причем все положения данного толка были авторитетны для судей и муфтиев, задача которых заключалась в выборе нужной нормы исходя из «условий, места и времени». Поэтому даже официальное санкционирование государством выводов определенной школы фикха не означало установления системы единообразных норм.

    Таким образом, фактический плюрализм школ дополнялся неопределенностью самих толков и наглядно проявлялся в не­возможности заранее предсказать выбор среди множества про­тиворечивых норм. Разобраться в многочисленных выводах той или иной школы и отыскать нужное правило стоило труда даже наиболее авторитетным мусульманским судьям и муфтиям. В силу противоречивости фикха-доктрины и его направленно­сти на разработку конкретных решений развитие мусульман-ско-правовой мысли объективно требовало разработки обще­теоретических проблем права, выходивших за пределы отдель­ных толков фикха. Без этого было невозможно формулировать новые правила поведения в рамках шариата с помощью иджти-хада и, главное, ориентироваться в огромном массиве противо­речивых частных решений, классифицировать и применять их на практике.

    В ответ на такую необходимость одновременно со становле­нием школ фикха мусульманские юристы приступили к разра­ботке Базовых теоретических конструкций, Которые, с одной стороны, были нацелены на решение прикладных проблем пра­ва, а с другой — ориентировались на правовое осмысление ос­новополагающих религиозно-этических постулатов, практиче­ское претворение идеалов шариата в правовой действительно­сти.

    Этими вопросами в качестве общетеоретического направле­ния мусульманско-правовой мысли преимущественно занима­лась наука «корней фикха», которая свое назначение видела в осмыслении исходных ценностей шариата, толковании его це­лей для формулирования правовых норм и принципов. Был сделан вывод о том, что эти начала и принципы лежат в основе любой нормы, служат главным критерием оценки поведения людей на пути иджтихада. Так, по мнению авторитетных ис­ламских мыслителей, шариат призван служить Интересам чело­века И удовлетворять его мирские потребности, одни из кото­рых являются жизненно необходимыми, другие облегчают его существование, а третьи могут считаться излишествами. Одно­временно предполагается, что любая исламская норма нацелена на поддержание и защиту одной из Пяти основных ценностей Шариата - религии, жизни, разума, продолжения рода и собст­венности. Нетрудно заметить, что лишь первая из этих ценно­стей непосредственно выражает богооткровенную природу ша­риата, а остальные больше подчеркивают его мирскую направ­ленность.

    Взаимосвязь духовного и «земного» прослеживается также в классификации всех защищаемых шариатом интересов и прав, их делении на принадлежащие Аллаху, отдельным людям либо одновременно как Всевышнему, так и индивидам. Кроме того, важным исходным началом шариата служит конкретизация от­меченной выше идеи дозволенного и запрещенного Аллахом в делении всех поступков человека на обязательные, рекомендуе­мые, разрешенные, порицаемые и запрещенные. Причем при­менительно к религиозному и мирскому поведению преоблада­ют разные оценки. Так, шариат предъявляет строгие требования главным образом к выполнению мусульманами религиозных обязанностей и соблюдению культовых запретов, а по отноше­нию к светским делам ведущим является его стремление не об­ременять чрезмерно человека, не сковывать его жесткими огра­ничениями, в чем отражается характерная для шариата склон­ность к умеренности и неприятию крайностей.

    Отмеченные цели и ориентиры шариата лежат как бы между Религией, нравственностью и правом. Они свидетельствуют, что шариат - это не только религиозное явление, но и достаточно гибкая система, обращенная к земным проблемам, к реальной жизни. Закономерно поэтому, что при решении чисто мирских вопросов эти основополагающие начала, как правило, взаимо­действуют с собственно правовыми принципами, анализ кото­рых особенно важен для точного определения природы шариа­та в его соотношении с мусульманским правом.

    Дело в том, что если шариат представлять, как это принято в исламской мысли, в качестве совокупности предписаний Кора­на и сунны, взятых в их буквальном выражении и в строгом со­ответствии с контекстом данных источников, то в нем можно обнаружить относительно немного положений правового харак­тера (прежде всего по вопросам брачно-семейных отношений и наследования). Вне этих рамок шариат в точном, собственном понимании заключает в себе лишь потенциальную возможность быть источником права. Такая возможность превращалась в действительность тогда, когда отдельные аяты Корана или хадисы получали Правовое истолкование.

    Роль интерпретатора шариата играла мусульманско-правовая доктрина (фикх). Как одна из шариатских наук, она имела выраженную религиозную направленность, что отражалось и на характере мусульманского права. Взаимосвязь религии, фикха и права закономерна. Ориентация мусульманско-правовой док­трины на основополагающие догмы ислама была неизбежна в условиях Господства религиозного мировоззрения В мусульман­ском мире. Вслед за доктриной тесно связанным с религией оказалось и само мусульманское право, ведь его основным ис­точником (внешней формой) на протяжении веков была док­трина, что также объективно обусловлено: именно доктрина стала наиболее приемлемой формой, в которой Религиозная идея Могла взаимодействовать с Правовым началом.

    Открыто религиозная направленность доктрины была харак­терна для ее высшего уровня, который можно назвать филосо­фией мусульманского права, призванной обосновать исходные начала права их заданностью божественным откровением. В ча­стности, исламское правопонимание исходило из того, что в принципе Право - не творение человека или государства, а выра­жение воли Аллаха. Люди в состоянии лишь находить правовые решения в общих рамках шариата. По сути, речь шла не о пра­вотворчестве в точном смысле, а о регламентарных полномочи­ях, которые и возлагаются на муджтахидов.

    Вместе с тем вывод о религиозном характере исламской фи­лософии права и правосознания в целом, определявших леги­тимность мусульманского права, нельзя безоговорочно перено­сить на него самого. Тесное взаимодействие с религией опреде­ляет не столько собственную природу мусульманского права, сколько специфику его восприятия, эффективность действия, особую духовную роль. Поэтому было бы ошибкой смешивать шариат с мусульманским правом. Шариат, Нередко называе­мый «божественный закон», - В целом религиозное, а не право­вое явление. Он служит общей мировоззренческой основой для мусульманского права как относительно самостоятельного фе­номена, связанного с религией прежде всего через исламское правосознание. Схематично взаимосвязь религии, доктрины и права в исламе можно представить следующим образом: Коран и сунна, т. е. религиозные предписания, составляют содержа­ние и источник шариата, который, в свою очередь, является основой правовой доктрины (фикха), играющей роль ведущего источника мусульманского права.

    Однако природа мусульманского права заключается не в его подчинении Божественному Откровению, а прежде всего в от­ражении в нем Идеи права. Сформулированные доктриной нор­мы, принципы, конструкции лишь внешне представлялись «извлеченными» из шариата — Корана и сунны. На практике же они были нередко весьма далеки от первоначального значе­ния священных текстов. Доктрина не была связана их букваль­ными формулировками. В результате рационального осмысле­ния предписания шариата как бы выделялись из его общего содержания, становились относительно самостоятельными, приобретая правовые черты. Точнее, в некоторые из аятов Ко­рана и хадисы доктрина вкладывала правовой смысл, другие же становились для нее основой, источником, отправным пунктом формулирования правовых выводов.

    Показательны в этом плане примеры трансформации рели­гиозно-нравственных предписаний шариата в правовые конст­рукции. Так, отталкиваясь от хадиса «не допускается причинять вред и отвечать ущербом на ущерб», мусульманско-правовая доктрина обосновала Концепции злоупотребления правом и при­чинения ущерба Как основания ответственности. Все три требо­вания Корана, которые обязывают консультироваться при при­нятии важнейших решений («А дело их — по совещанию между ними» — 42:36/38; «И советуйся с ними о деле» — 3:153/159), вершить все дела по справедливости («Поистине, Аллах прика­зывает справедливость» — 16:92/90; «Аллах, поистине, повеле­вает вам. когда вы судите среди людей. судить по справедли­вости» — 4:61/58) и подчиняться правителю («Повинуйтесь Ал­лаху и повинуйтесь Посланнику и обладателям власти среди вас» — 4:62/59), были положены в основу детально разработан­ной мусульманскими правоведами Теории «исламского правле­ния» — организации и деятельности государства.

    Решающая роль доктрины в правовом осмыслении шариата проявилась еще ярче в Общих принципах права, Сформулирован­ных в Средние века, многие из которых отражали и переводили на юридический язык религиозно-этические установки шариа­та. Например, характерное для него стремление Не обременять человека Излишне жесткими обязательствами нашло выражение в таких правовых принципах, как «затруднение влечет облегче­ние» или «необходимость делает разрешенным запретное».

    В ряде принципов прослеживалось желание Исключить нанесе­ние ущерба Или по возможности уменьшить его: «ущерб должен быть компенсирован»; «ущерб не может возмещаться причине­нием вреда»; «допускается нанесение вреда частного во избежа­ние ущерба общего»; «из двух зол выбирается менее тяжкое»; «предупреждение порчи предпочтительнее получения выгоды». Внимание к Обеспечению индивидуальных интересов и прав, В ча­стности к собственности как к одной из защищаемых шариа­том ценностей, лежало в основе принципов: «приказ о распо­ряжении чужой собственностью недействителен»; «никто не вправе распоряжаться собственностью другого лица без его раз­решения»; «никто не может присваивать имущество другого ли­ца без правового основания».

    Кораническая идея Справедливости Конкретизировалась пра­вовыми принципами, которые, по существу, обосновывали презумпцию невиновности: «исходным является предположе­ние об отсутствии имущественных обязательств»; «бремя дока­зывания лежит на истце, а ответчику достаточно дать клятву». Кстати, клятва в суде наглядно демонстрировала взаимодейст­вие религиозного и правового начал в решении юридических. вопросов. Аналогичный подход был заметен в тех правовых принципах, в которых отражается зависимость оценки поведе­ния человека от его Внутренних мотивов: «дела оцениваются по преследуемым ими целям»; «содержание сделок зависит не от слов, а определяется целями, которые преследуют при их за­ключении, и смыслом, который в них вкладывают». Интересно сопоставить такой взгляд с противоположным - акцентом на Формальных аспектах поведения, Зафиксированных известным хадисом: «Мы судим по видимой, внешней стороне Дела, а его сокровенный смысл ведает Аллах»,

    Указанные принципы были сформулированы мусульмански­ми юристами на основе рационального осмысления всех источ­ников мусульманского права и многовековой практики его дей­ствия. Данные принципы имеют Правовую Природу и не носят Религиозного Характера. Показательно, что среди них нет ни од­ного аята Корана, а немногим хадисам придан чисто правовой смысл.

    Общие принципы права рассматривались мусульманско-правовой доктриной в качестве исходных требований, ориенти­ров и критериев, которым должна отвечать любая правовая оценка. Они не могли непосредственно применяться судом, но использовались им для поиска и точного выбора конкретного правового решения из множества предлагаемых доктриной вы­водов. В этих принципах прежде всего и прослеживается собст­венная Юридическая природа Мусульманского права.

    Учебник для вузов рекомендован Министерством высшего и среднего специального образования Республики Узбекистан

    Учебник для вузов рекомендован Министерством высшего и среднего специального образования Республики Узбекистан

    К сведению студентов!

    Кади (кадий, казий; назначающий, «Приговаривающий») – общепринятое название мусульманского судьи – чиновника, назначаемого правителем и отправляющего правосудие на основе шариата.

    Первые кади были назначены халифом Умаром бен ал-Хат

    табом (634-644) в Медине, Басре, Куфе. После этого кади стали назначаться в крупные города и области, а во время военных походов – и в войска. Назначать кади мог только халиф, который был носителем высшего правового авторитета. Перед ним же можно было обжаловать решение кади, что могло привести к его отставке.

    Во второй половине VIII века была учреждена должность верховного кади – кади ал–кудат, которому было поручено от имени халифа назначать всех кади халифата и принимать апелляции на их решения.

    В принципе, должность кади может занимать любой полностью дееспособный мусульманин с незапятнанной репутацией, достаточным знанием шариата, обладающий способностью трезво мыслить и не имеющий явных физических недостатков.

    «В период правления четырех «Праведных» халифов судьям, как правило, делегировалось право на разрешение споров семейно-гражданского правового характера. – Не часто, но доводилось им рассматривать жалобы на произвол чиновников.

    Однако со временем диапазон действий кади расширялся: им поручалось вести истребование от недобросовестных должников выполнения обязательств в пользу кредитора, исполнение завещаний, охрану имущества сирот и прав лиц, не обладающих полной дееспособностью, контроль над вакфами, дачу разрешений сиротам на вступление в брак и даже наказание преступников и лиц, не исполняющих свои религиозные обязанности» 1 .

    Особое значение мусульманское судебно-процессуальное право придает клятве именем Аллаха, с помощью которой ответчик может доказать свою невиновность. При этом действенность подобного способа защиты и его признание судом связываются с особенностями религиозной совести мусульманина, которая не позволяет ему лгать под страхом потусторонней Божественной кары.

    В отдельных случаях только принесение религиозной клятвы является тем юридическим фактом, с которым мусульманское право связывает далеко идущие правовые последствия (например, при обвинении мужем своей жены в нарушении супружеской верности).

    Положение о тесном взаимодействии в Исламе правовых, моральных и религиозных правил поведения прослеживается также в анализе характера норм мусульманского права в собственном смысле, основаниях их обязательности и последствиях их неисполнения. Так, для современных мусульманских факихов характерна позиция, согласно которой в основе обязательности юридических предписаний шариата лежат вера в Аллаха и требования «мусульманской нравственности» 1 .

    Думается, что специфику мусульманского права нельзя полностью раскрыть, указав только на его тесную связь с мусульманской религией и нравственностью. Прежде всего необходимо дать ему оценку именно как праву в юридическом смысле, рассмотреть его соотношение с государством, определить, отвечает ли оно всем требованиям, которым должно отвечать право как особый социально-нормативный регулятор.

    Понятно, что без этого невозможно понять место мусульманского права в правовой надстройке общества в мусульманских странах. Подход к мусульманскому праву только как к религиозному явлению не учитывает того обстоятельства, что, несмотря на прочную связь юридических норм Ислама с религиозными и нравственными, их переплетение, а иногда и слияние, между данными категориями норм в целом имеются и существенные отличия.

    Причем обособление правовых правил поведения в целом от иных мусульманских социальных регуляторов, для которых характерны те же основные особенности, что и для любой социально-нормативной системы, имело в Исламе и свои весьма существенные особенности.

    Вера и государство, религия и право – две достаточно отличные друг от друга нормативных системы, границы между которыми сложились в Исламе не сразу. Показательно, что процесс обособления правовых норм в Исламе получил отражение в истории становления правоведения и теологии как относительно самостоятельных направлений мусульманской идеологии.

    Некоторые аналитики отмечают, что на раннем этапе развития Ислама калам (богословие) и правоведение были слиты воедино в рамках фикха и отчетливо в нем не различались 1 .

    Этот вывод подтверждается тем, что в то время для шариата было характерно преобладание общей религиозной оценки тех или иных отношений, поступков и фактов, которые не сразу получали специфически юридическое закрепление.

    Лишь в X-м веке богословие отделилось от правоведения в широком смысле (фикха). Однако, возникнув на базе фикха, теоретическое богословие (калам) и после этого осталось тесно связанным с правовой доктриной. Не случайно известный востоковед Л.С.Васильев заметил: «Несмотря на отделение богословия от правоведения, связь между тем и другим в Исламе была очень тесной, а право всегда оставалось религиозным и религиозно санкционированным» 2 .

    Думается, не случайно практически все узловые вопросы мусульманской теории и практики получили комплексную разработку - как с позиции теологии, которая являлась теоретической дисциплиной, так и правоведения (фикха), рассматриваемого в качестве «практической» науки.

    Вниманию студентов!

    Теология (греч. «Бог» и «наука») – богословие, совокупность религиозных доктрин о сущности и действии Бога, построена в формах идеологического умозрения на основе текстов, принимаемых как Божественное откровение.

    При этом следует отметить, что теория мусульманского права проводит различия между его нормами в зависимости от степени их обусловленности интересами Ислама в целом.

    В частности, все защищаемые мусульманским правом права и интересы принято делить на две основные группы – «права Аллаха» и «права индивидов». Им соответствуют и две разновидности норм мусульманского права.

    Наряду с ними иногда выделяют и третью – нормы, которые охраняют права, принадлежащие одновременно Аллаху и частным лицам. Иначе говоря, различные нормы мусульманского права имеют неодинаковое отношение к его религиозным основам 1  .

    Среди правонарушений, наказываемых по усмотрению суда, угрожающими «правам Аллаха» считаются не только неисполнение культурных обязанностей (в религиозном смысле такие нарушения действительно посягают на волю Аллаха), но и такие, например, как шпионаж и казнокрадство, которые на самом деле представляют повышенную опасность для общества и лишь в силу этого отнесены к числу нарушений «прав Аллаха».

    Анализ нормативного содержания мусульманского права позволяет сделать вывод, что не все юридические нормы в равной степени основаны на Исламе как религиозной догме или системе чисто религиозных нормативных предписаний. Наиболее прочно связаны с религией лишь те немногочисленные конкретные правила поведения, которые установлены со ссылкой на Коран и Сунну.

    К ним относятся, например, нормы, регулирующие отдельные стороны брачно-семейных отношений или вопросы наследования. Они отличаются от других норм мусульманского права тем, что, по существу совпадают по закрепленным образцам поведения с соответствующими религиозными нормативными положениями и (в отдельных случаях) нравственными требованиями, освященными Исламом.

    Следует остановиться и на такой характерной особенности мусульманского права. Имеется ввиду то обстоятельство, что если бы все юридические нормы Ислама были неразрывно связаны с религией, Божественным откровением и не имели самостоятельного существования, то они не могли бы развиваться, а это противоречит историческим фактам, но, как полагаем, можно согласиться и с тем, что шариат, в составе которого центральное место принадлежит мусульманской догматике и правилам религиозного культа, в глазах правоверных представляется чем-то неизменным, вечным и, безусловно, обязательным, ибо выражает волю Всевышнего.

    Фикх же воспринимается преимущественно итогом рационального творчества факихов, которые “переводили” религиозные положения Корана и Сунны на язык практических юридических норм.

    Известно, шариат предъявляет строгие требования главным образом к выполнению мусульманами религиозных обязанностей и соблюдению культовых запретов, а по отношению к светским делам занимает несколько иную позицию. Здесь ведущим является стремление шариата чрезмерно не обременять человека, не сковывать его жесткими ограничениями, в чем отражается характерная для шариата склонность к умеренности и неприятию крайностей. Это подтверждается следующими положениями Корана:

    “Месяц рамадан, в который ниспослан был Коран и как руководство для людей и как разъяснение прямого пути и различения, - и вот, кто из вас застает этот месяц, пусть проводит его в посту, а кто болен или в пути, то – число других дней. Аллах хочет для вас облегчения, а не хочет затруднения для вас”.

    (Коран, сура “Корова” («Бакара»), аят 181/183).

    И еще несколько положений из Корана:

    “Он избрал вас и не устроил для вас в религии никакой тяготы”,

    (сура “Хадж” («Хаж»), аят 77/78);

    Не случайно одно из правил мусульманской юриспруденции гласит, что при коллизии двух норм предпочтение отдается той, применение которой сопряжено с меньшими усилиями. Подобный подход, оставляющий человеку достаточно широкую свободу выбора, закрепляется и знаменитой мусульманско-правовой аксиомой, согласно которой, исходной оценкой действий, слов и вещей является дозволение, если иное не предусмотрено Кораном или Сунной.

    Вместе с тем, демонстрируя заботу об индивидуальном праве, шариат следит за тем, чтобы оно не использовалось в ущерб интересам других и общему благу. Стремление избежать причинения вреда – одно из исходных начал шариата. Оно тесно связано с идеей справедливости, четко сформулированной в Священной книге мусульман:

    «Мы не возлагаем на душу ничего, кроме возможного для нее. А когда вы говорите, то будьте справедливы, хотя бы и к родственникам, и завет Аллаха выполняйте».

    (Коран, сура «Скот» («Анъом»), аят 153/152).

    «И скажи: «Я уверовал в то, что ниспослал Аллах из писания; мне повелено быть справедливым между вами!».

    (Коран, сура «Совет» («Шуро»), аят 14/15).

    «Мы ниспослали Наших посланников с ясными знамениями и низвели вместе с ними писание и весы, чтобы люди стояли в справедливости».

    (Коран, сура «Железо» («Хадид»), аят 25).

    Принцип справедливости в свою очередь лежит в основе идеи равенства, которая настойчиво и в различной форме приводится в Коране и Сунне. Например, одно из преданий (хадисов) гласит: «Люди равны, как зубья у гребня».

    Универсализм шариата, взаимодействие в нем религиозно-этического и правового начал наиболее зримо проявляются в оценке им того или иного поступка. Шариат допускает возможность двух подходов, один из которых берет за основу внутренние намерения человека, а другой – его внешнее поведение.

    Между прочим, именно на таком несовпадении традиционно было основано одно из различий функций муфтия и кази (судьи):

    - первый в своих суждениях относительно конкретного дела исходил преимущественно из религиозных соображений;

    - второй учитывал чисто правовые, формальные моменты.

    Поэтому их оценки одного и того же поступка могли не совпадать, но обе признавались действительными. Не случайно шариат исходит из того, что гарантиями соблюдения большинства его норм являются как потусторонние, религиозные санкции, так и «земная», правовая ответственность.

    Вышеназванные цели и ориентиры шариата лежат как бы между религией, нравственностью и правом. Они свидетельствуют о том, что шариат – это не только религиозное явление, но и достаточно гибкая система, обращенная к земным проблемам, к реальной жизни.

    Закономерно поэтому, что при решении чисто мирских вопросов эти основополагающие начала, как правило, взаимодействуют с собственно правовыми принципами, анализ которых особенно важен для точного определения природы шариата в его соотношении с мусульманским правом.

    На наш взгляд, привязка к шариату, религиозное обоснование обеспечивают исламскому праву авторитет в глазах последователей Ислама, воспринимающих его отражение Божественного света и воплощение постулатов своей веры. Если бы мусульманская юриспруденция не отличалась этими качествами, она не могла бы действовать в исламском обществе в условиях всепроникающего социально-религиозного мониторинга.

    Согласно Корану, жизнь человека находится под постоянным контролем Аллаха, который оценивает каждый поступок с точки зрения его соответствия религиозным предписаниям (нормам). В нем неоднократно подчеркивается, что Аллах видит все, что делают люди (сура «Корова» («Бакара»), аят 31/33); от него «не скрыто ничто на земле и на небе» (сура «Семейство Имрана» («Оли Имрон»), аят 4/5; сура «Юнус» («Юнус»), аят 62/61).

    Относительно ответственности за нарушение установленных правил поведения в Коране говорится «Бойтесь же Аллаха и знайте, что к нему вы будете собраны»! (сура «Корова» («Бакара»), аят 199/203).

    Исламскому праву, как и любой правовой системе, свойственна своя специфика взаимосвязей трех основных проявлений права – норм, правосознания и поведения. Мусульманская юриспруденция отличается их особой близостью между собой, когда правовая норма воспринимается верующими как выражения своих представлений о должном и справедливом, что определяет и готовность подчинить свое поведение данному правилу.

    Мы считаем, что в отмеченной триаде центральная роль принадлежит именно правосознанию: олицетворяющая его высший уровень доктрина не только служит ведущим источником права, но и обеспечивает его соответствие доминирующему массовому правосознанию.

    Многие известные ученые рассматривают шариат в качестве основы, источника правил поведения мусульман, общего учения об исламском образе жизни. Такой взгляд означает, что сам по себе шариат еще не дает ответов на любые вопросы, но содержит все необходимое для их поиска. Потому шариат и ассоциируется с исламским правом как всеобъемлющей системой социально-нормативного регулирования.

    Говоря другими словами, там, где исповедуется Ислам и живут мусульмане, действует и шариат. В этом смысле он играет роль объединяющей мусульман константы, общего для всех неизменного ориентира и даже гаранта незыблемости Ислама как цивилизации.

    Но нельзя ни в коем случае даже предполагать, что шариат вообще неподвижен и отстранен от реальной жизни. Наоборот, он постоянен именно потому, что допускает и даже предполагает разнообразие и творчество в практическом применении своих общих начал и принципов.

    Плюрализм мнений, различие подходов к регулированию взаимоотношений людей – одна из ключевых идей шариата, который вмещает самые различные течения и направления исламской мысли, разнообразные точки зрения мусульманской юриспруденции, по-своему толкующие его общие начала и принципы, и разработавшие собственные концепции «корней фикха».

    Одновременно незыблемость шариата (его константа) объясняется его гибкостью, в основе которой лежит идея изменения и рационального развития конкретных решений в рамках его общих целей и принципов.

    Сегодня вряд ли могут быть успешными попытки затормозить ход истории путем обращения к шариату, вернуться на несколько веков назад, изолировать мусульман и отлучить их от достижений современной культуры.

    Очевидно, и то, что ни к чему хорошему не приведет и стремление с помощью шариата оправдать любые нововведения и бездумное восприятие всего чужого, заставить мусульман отказаться от близких им традиций. Более перспективными представляются рациональное использование позитивных возможностей шариата в его соотношении с реальной действительностью, динамично изменяющимся образом жизни и поиск на этой основе точек соприкосновения между ним и общечеловеческими ценностями, в формирование которых шариат внес свой весомый вклад.

    3.3. Шариат, фикх и Исламское право

    За шариатом (аш-Шариа – «прямой», «правильный путь»; закон, предписания, авторитетно установленные в качестве обязательных) закрепилось значение совокупности закрепленных прежде всего Кораном и Сунной предписаний, которые определяют убеждения, формируют нравственные ценности и религиозную совесть мусульман, а также выступают источниками конкретных норм, регулирующих их поведение.

    Исламская традиция связывает понятие шариат прежде всего с его использованием в Коране (преимущественно в мекканских сурах) для обозначения начертанного Аллахом прямого пути, следуя которым праведный достигает нравственного совершенства, мирского благополучия и может попасть в рай:

    «Потом Мы устроим тебя на прямом пути повеления. Следуй же по нему и не следуй страстям тех, которые не знают!»

    (Коран, сура «Коленопреклоненная» («Жосия»), аят 17(18))

    Общий смысл данного понятия определяется также его происхождением от корня «ШР», который неоднократно встречается в Коране в значении «узаконивать», предписывать что-либо как обязательное:

    «Он узаконил для вас в религии то, что завещал Нуху, что открыли Мы тебе и что завещал Ибрахиму, и Мусе, и Исе:

    «Держите прямо веру и не разделяйтесь в ней».

    (Коран, сура «Совет» (Шуро), аят 11(13)).

    Следует подчеркнуть, что в исламской идеологии термин «аш-Шариа» и его синонимы – аш-шар, аш-шира и ат-ташри – в сочетании с определениями ислама или исламийа (мусульманский, исламский) употребляется в общеязыковом значении в отношении правил, которыми должен руководствоваться мусульманин, а также установленных Аллахом критериев оценки его поведения и образа мыслей.

    Именно поэтому шариат нередко воспринимается в массовом сознании как исламский образ жизни в целом, всеобъемлющий исламский комплекс правил поведения, включающий самые разнообразные нормы:

    - религиозные;

    - нравственные;

    - юридические;

    - бытовые;

    - а также обычаи.

    В таком вот широком смысле, шариат часто называют «религиозным законом», когда термин «закон» употребляется не в юридическом, а в общесоциальном значении. Аналогичную смысловую нагрузку несет и выражение «законы шариата».

    Исламская правовая доктрина требует закрепления за Исламом и шариатом функции единого законодательства. Свободная от религии юриспруденция неприемлема для мусульман. По учению Ислама, люди не создают законы, а применяют Божественные законы на практике.

    Шариат – это совокупность обязательных к соблюдению норм и предписаний, установленных Аллахом и переданных им людям через Пророка Мухаммада. Отсюда делается вывод, что источниками шариата являются Коран и Сунна Пророка, в которых воплощено Божественное откровение (хадисы, передающие не волю Аллаха, а лишь личное мнение Пророка Мухаммада (САВ), не включаются в шариат).

    Однако такое общее терминологическое определение шариата по-разному толкуется различными направлениями исламской мысли, которые вкладывают в него неодинаковый, порой противоположный смысл. Так, некоторые из них (прежде всего захириты) понимали под шариатом только те положения Корана и Сунны, которые несут очевидный смысл и ясно указывают на конкретные правила поведения (катъийат ад-далала).

    К сведению студентов!

    Захириты (аз-захирита) – последователи правой школы (мазхаба) Дауда бен Али ал-Исфахана по прозвищу ал-Захири (умер в 833 году). Согласно Ибн ан-Надиму, Дауд бен Али был первым факихом, кто в правовой практике опирался исключительно на «внешнее» (аз-захир. отсюда его прозвище), буквальное понимание Корана и Сунны, отрицая всякую возможность видеть в их текстах скрытый смысл (ал-батин ) и толковать их аллегорически или рационально.

    В вопросах методологии права (усул ал-фикх ) захиритские факихи были активными противниками использования логико-рационалистических приемов. Позже, правда, они допускали применение в очень ограниченных пределах кийаса (суждение по аналогии) и иджма (единодушного мнения).

    В противовес доводам захиритов имеется и принципиально иная точка зрения. Согласно нее шариат включает в себя не только указанные положения, но и нормы, сформулированные правоведами путем толкования неоднозначно понимаемых предписаний Корана и Сунны или введенные ими с помощью чисто рациональных приемов (ал-иджтихад), допустимость обращения к которым предусмотрена самими данными источниками.

    Такое понимание шариата концептуально исходит из того, что Коран и Сунна прямо или косвенно содержат ответы на любые вопросы, правила поведения на все случаи жизни. Причем, по мнению последователей некоторых толков ал-фикха и направлений исламской мысли (например, шиитов) под шариатом имеются в виду лишь правила, регулирующие внешнее поведение мусульман и не касающееся вопросов внутренней мотивации и религиозной совести.

    Как бы там ни было, но наибольшим познанием у исламских идеологов пользуется взгляд, в соответствии с которым шариат, воплощенный в положениях Корана и Сунны, не содержит всех конкретных правил поведения и точных рекомендаций, как вести себя во всех жизненных ситуациях. Предусмотренные в них нормы поведения являются вечными и соответствуют любым условиям, поскольку отражают постоянные, не подверженные изменениям интересы и потребности мусульман.

    В Коране и Сунне имеются культовые нормы, регулирующие порядок исполнения религиозных обязанностей (ал-ибадат) правоверными.

    К сведению студентов!

    Ибада (мн. число ибадат; «поклонение») – богослужение, выражающееся в соблюдении обрядов, обязанности общественного богослужения. «Наука о религиозных обрядах» (илм ал-ибадат ), о «внешних формах богопочитания составляет одну из пяти частей мусульманского права (ал-фикх ), зафиксированного в шариате».

    Ибада, как ритуальная практика, отличается от «духовной практики» (муамалат – ат-тахара), ежедневную пятикратную молитву (ас-салат ), налог на имущество, взимаемый в пользу бедных (аз-закят ), пост (ас-саум ), паломничество (ал-хаджж ) и усердие в вере.

    Исключение этих религиозных обязанностей считается неотъемлемой частью таа. Таат (мн. число от таа; «послушание», «повиновение») – повиновение Аллаху, действия или проявления повиновения, исполнение религиозных обязанностей .

    Однако в них очень немного конкретных и очевидных правил поведения, определяющих взаимоотношения мусульман (ал-муамалат).

    Объясняется это тем, что конкретные жизненные ситуации, которые могут возникнуть в будущем, не поддаются учету и не могут быть предусмотрены исчерпывающим образом в Коране и Сунне. Поэтому по данному кругу вопросов шариат устанавливает главным образом неоднозначные предписания (заннийат ад-далала), а также общие ориентиры и принципы (ал-каваид ал-амма), толкование и рациональное осмысление которых позволяет находить решение в каждой конкретной ситуации.

    Применяя эти неизменные предписания и принципы, правоведы с помощью ал-иджтихада могут вводить конкретные правила поведения, соответствующие потребностям мусульман в каждый данный момент и в то же время укладывающиеся в рамки общих целей шариата, а также в случае необходимости гибко заменять эти правила новыми.

    При таком подходе шариат включает в себя как имеющие ясный смысл, конкретные, так и неоднозначные, формулирующие лишь общие ориентиры положения Корана и Сунны.

    Между тем содержание шариата не исчерпывается практическими правилами поведения, касающимися ал-ибадат и ал-муамалат. В его состав включаются также предписания Корана и Сунны относительно религиозной догматики (ал-акаид) и этики (ал-ахлак).

    Вниманию студентов!

    Акида (мн. число акаид) – убеждение, воззрение, «символ веры», кредо. Особый род мусульманской богословской литературы, появившейся в VIII веке. Акида представляет собой сжатое, четкое изложение позиции школы или отдельного автора в основных вопросах догматики и права.

    Поскольку шариат смотрит на мусульман как на людей, ведущих светскую жизнь, а также в известной мере касается живущих в мусульманском обществе немусульман, среди его целей и ориентиров можно обнаружить такие, в которых религиозно-этические критерии сочетаются с вполне «земными» интересами, предопределяющими поведение человека, и нередко конкретизируются в правовых оценках.

    Так, по мнению авторитетных исламских мыслителей, шариат призван служить интересам человека и удовлетворять его мирские потребности. Из этих мирских потребностей одни являются жизненно необходимыми, другие облегчают его существование, третьи же могут считаться излишествами.

    Одновременно предполагается, что любая исламская норма нацелена на поддержание и защиту одной из пяти основных ценностей шариата - религии, жизни, разума, продолжения рода и собственности. Наверное, не сложно заметить, что лишь первая из этих ценностей непосредственно выражает богооткровенную природу шариата, а остальные больше подчеркивают его мирскую направленность.

    Если шариат представлять в качестве совокупности предписаний Корана и Сунны, взятых в их буквальном выражении и в строгом соответствии с контекстом данных источников, то в нем можно обнаружить относительно немного положений правового характера – прежде всего, как отмечалось нами выше, по вопросам брачно-семейных отношений и наследования.

    Вне этих рамок шариат в точном, собственном понимании заключает в себе лишь потенциальную возможность быть источником права. Такая возможность превращается в действительность, когда отдельные аяты (стихи) Корана или хадисы получают правовое истолкование.

    Роль такого интерпретатора шариата играет мусульманско-правовая доктрина, имя которой - «ал-Фикх».

    Известно, что в начальный период становления и развития Ислама, когда различные стороны мусульманского религиозного сознания выступали в нерасчлененном виде, под фикхом иногда понималось овладение всем комплексом положений новой религии, знание предписаний Ислама, регулирующих все стороны жизни его последователей, их поведение и мысли.

    В этом смысле предмет фикха по существу совпадал с шариатом в значении всего того, что Всевышний «ниспослал людям в качестве угодного ему пути праведной жизни, ведущей в рай». 1

    Из исторических источников известно, что один из основоположников исламской юриспруденции Абу Ханифа (699-767), подразумевал под «фикхом» усвоение правоверными всех возложенных на него как на верующего обязанностей и предоставленных ему Аллахом прав, нашедших свое выражение в шариате, включая религиозную догматику и этику. 1

    Указанное представление было характерно для начального периода формирования мусульманского права (примерно с середины VIII в.), когда шариат и фикх еще не выступали в качестве специальных юридических категорий. Однако в процессе разработки мусульманской правовой концепции между ними стало проводиться различие.

    Ал-Фикх («глубокое понимание, знание») – исламская доктрина о правилах поведения мусульман (юриспруденция), исламский комплекс социальных норм (мусульманское право в широком смысле).

    Ал- Фикх в обоих значениях сложился не сразу с возникновением Ислама и становлением мусульманского государства. До первой половины VIII века система социальных норм (в том числе и юридических) Халифата в целом не определялась положениями Ислама, а состояла преимущественно из норм, которые имели доисламское происхождение и продолжали действовать в новых исторических условиях.

    К тому же на завоеванных арабами территориях прежние юридические нормы и обычаи также сохранялись без серьезных изменений, если не противоречили установкам новой религии, которая поначалу безразлично относилась к собственно правовым вопросам.

    В это время правовая система Халифата восприняла отдельные элементы римского (византийского), сасанидского, талмудического и канонического (восточно-христианских церквей) права, а также немало местных обычаев, многие из которых впоследствии были исламизированы и включены в ал-Фикх.

    Таким образом, формирование ал-Фикха - юриспруденции было обусловлено, по крайней мере, двумя факторами:

    1) необходимостью приведения фактически действовавшего права и иных социальных норм в соответствии с религиозными ориентирами;

    2) потребностями регулирования вновь возникавших отношений раннефеодального общества на принципах, концептуально основанных на религиозно-этическом учении Ислама.

    Следует отметить, что генезис ал-Фикха – юриспруденции протекал вместе с записью хадисов со слов Мухаммада и высказываний его сподвижников.

    Не удивительно поэтому, что первые труды по ал-Фикху,- например, Маджму ал-фикх Зайда бен ал-Хасана, ал-Муватта Малика бен Анаса, Ал-Муснад Ахмада бен Ханбала и др. 1  - представляли собой, в сущности, сборники тематически подобранных хадисов, а не правовые исследования. Систематизация хадисов позволила определить вопросы, решение которых требовало рационального толкования Корана и Сунны, и тем самым способствовала оформлению ал-Фикха в самостоятельную дисциплину.

    К сведению студентов!

    Фикх (араб.- глубокое понимание, знание) – в исламском праве означает прежде всего систематизированные знания о правилах поведения, которым должны придерживаться мусульмане при исполнении своих религиозных обязанностей, совершении обрядов, в быту и в светских взаимоотношениях. В этом смысле фикх является наукой, предмет которой составляет нормативная сторона шариата.

    Термин «фикх» употребляется также в значении самих норм (фикх-право), регулирующих поведение мусульман и сформулированных мусульманскими правоведами в рамках различных школ фикха-доктрины. В той мере, в которой нормы фикх-права осуществлять на практике, они становились позитивным правом.

    ******

    Имплицитно (от лат. implicito – тесно связываю.)

    В VIII – первой половине IX века в ал-фикхе - юриспруденции складывались свои понятия, формировались специфический язык и методология. В нем утвердилась идея о прекращении правотворчества в точном смысле слова со смертью в 632 году н.э. Пророка Мухаммада (САВ). Основными источниками правовых решений стали считаться Коран и Сунна. Самостоятельным источником факихи признали также единогласное мнение мусульманской общины (ал-иджма), практически понимавшееся как консенсус сподвижников Пророка.

    Ведущие мусульманские правоведы сделали вывод: Коран и Сунна имплицитно содержат ответы на любые вопросы, которые факихи должны «извлечь» из них 1. Поэтому в случае отсутствия в них однозначных решений, указаний на конкретные поведения, которым должны следовать мусульмане, исламские правоведы уделяли особое внимание правовой интерпретации данных источников, переводу их общих предписаний на язык практических норм и правовых конструкций.

    Постепенно сложились приемы «извлечения» из основополагающих источников правовых решений по не предусмотренным ими прямо случаям. Надо сказать, что приемы извлечения (ал-истинбат) из основополагающих источников правовых решений были положены в основу ал-иджтихада.

    Появление понятия «ал-кийас», его признание в качестве основной формы ал-иджтихада и источника ал-фикха наряду с Кораном, Сунной и ал-иджма положило начало особому направлению ал-фикха – усул ал-фикх, занимающемуся его источниками, методами их толкования и применения для решения конкретных правовых вопросов.

    К сведению студентов!

    Усул ал-фикх («основы, корни ал-фикха») источники ал-фикха-права, основы теории и методологии ал-фикха юриспруденции.

    В связи с уходом из жизни сподвижников Пророка и их первых последователей возникла острая потребность в разработке строгих правил формулирования правовых норм на основе Корана и Сунны. Такая потребность объяснялась, прежде всего, тем, что новые поколения мусульманских правоведов не могли быть непосредственными свидетелями решений правовых вопросов Пророком и не обладали столь глубокими знаниями основ Ислама, как их предшественники.

    Следует отметить, что в становлении ал-фикха-юриспруденции важная роль принадлежит аш-Шафии (умер в 820 году), который в трактате «ар-Рисала» впервые сформулировал четкие определения его основных категорий.

    Ал-фикх-юриспруденция окончательно сложилась в качестве самостоятельной дисциплины примерно в Х-м веке. И все-таки, несмотря на формальное отделение ал-фикха-юриспруденции от теоретического богословия (илм ал-калам), между ними сохранялась тесная связь. Многие положения илм ал-калам служили идейной основой для решения правовых вопросов в рамках ал-фикха-юриспруденции.

    В значительной степени они дополняли друг друга, разрабатывая различные стороны единого исламского учения о религиозной истине и образе жизни (шариата).

    Постепенно общепринятым стало понимание ал-фикха-юриспруденции как илм ал-фуруъ – науки о практических нормах шариата, извлеченных из их конкретных источников.

    Предмет ал-фикх-юриспруденции стал включать в себя изучение двух категорий норм:

    1) определяющих отношения мусульман с Аллахом – правил культа и исполнения религиозных обязанностей (ал-ибадат);

    2) регулирующих отношения между людьми, а также отношения мусульманской власти (государства) с поданными, другими концессиями и государствами (ал-муамалат).

    Основные усилия факихов оказались направленными на разработку второй категории норм, большинство из которых было введено на основе ал-иджтихада.

    Еще об одном важном моменте. Включение в состав Арабского халифата в результате завоеваний новых территорий, распространение Ислама среди покоренных народов, со своими обычаями и правовыми традициями, поставили мусульманских правоведов перед необходимостью решать такие проблемы, которые были неизвестны первому поколению мусульман и, естественно, не получили прямого отражения в Коране и Сунне.

    Вполне очевидно, что свободное использование правоведами различных методов поиска правовых норм (ар-рай) приводило к существенным расхождениям в решении аналогических вопросов. Такие различия сами по себе не были опасными, но могли привести к отклонению от истинных целей шариата, зафиксированных в Коране и Сунне, поскольку теперь уровень понимания данных целей правоведами не гарантировал их от ошибок.

    Все это и дало толчок к разработке строгих правил извлечения норм ал-фикха из основополагающих источников и явилось началом становления концепции Усул ал-Фикх, которая стала выкристаллизовываться не ранее второй половины VIII века.

    Согласно общепринятому среди исламских правоведов взгляду, во второй половине VIII века уже сложились два ведущих подхода к разработке ал-фикха. Они отличались друг от друга тем, что отдавали предпочтение различным способам формулирования его норм.

    Один из этих – мадрасат, или асхаб ал-хадис – ориентировался прежде всего на Сунну Пророка. Другой же – асхаб ар-рай – делал акцент на рациональных приемах решения вопросов ал-фикха.

    Существует мнение, что именно в рамках указанных направлений в конце VIII – начале IX веков сформировались основные мазхабы (школы) ал-фикха. Они придерживались определенных правил формулирования норм мусульманской юриспруденции с учетом общих целей и интересов шариата, закрепленных в Коране и Сунне, а также опыта решения вопросов ал-фикха сподвижниками Пророка Мухаммада (САВ).

    Следует сказать, что в процессе становления Усул ал-Фикха взаимодействовали различные тенденции. Прежде всего происходила постепенная модификация и систематизация правовой практики с позиции исламского вероучения.

    Далее, активно проводилась в жизнь (с 20-30-х годов VIII века) исламизация права: судьями стали назначаться особо религиозно настроенные люди, стремившиеся утвердить всеобщую исламскую систему правил поведения правоверных, исламский образ жизни. Это явилось началом формирования первого течения мусульманско-правовой мысли – ранних мазхабов исламского права.

    Чем же отличается подход ранних мазхабов к действовавшим правовым нормам и обычаям? Прежде всего принципиально новым отношением к Корану, Священной книге мусульман. При принятии правовых решений они уже не опирались на свободное усмотрение, собственное правосознание (ар-рай), а пытались найти их, прежде всего, в предписаниях Корана.

    Причем это относилось не только к брачно-семейным отношениям, наследованию или культу, по которым этот источник сформировал однозначные и точные правила поведения, но и к вопросам права, прямо в нем не предусмотренным.

    Отметим, что воззрениям ранних мусульманско-правовых мазхабов в известной мере противостояло другое понимание Сунны и ар-рай, появившееся в середине VIII века. В чем же состоит смысл идеи «оппонентов» ранних мазхабов? Суть заключалась в распространении на область ал-фикха концепции Сунны Пророка, имевшей до этого лишь политический и теологический смысл. Причем, решающий шаг в этом направлении сделали иракские факихи. Вместо соблюдения местных традиций (Сунны в понимании ранних мусульманско-правовых мазхабов) они отстаивали необходимость строгого следования высказываниям и поступкам Пророка, подтвержденным хадисами.

    И надо сказать, приверженцев поиска новых норм ал-фикха в зафиксированных хадисах становилось все больше, особенно среди факихов Медины. В то же время тенденция к исламизации не могла, конечно, положить конец рациональной систематизации, характерной для ал-фикха с самого начала его развития.

    Наоборот, активно применявшиеся ранними мазхабами рациональные методы решения правовых вопросов впоследствии составили основу ал-иджтихада и были восприняты концепцией Усул ал-Фикха в качестве ее важного элемента.

    Следует подчеркнуть, что решающий шаг в оформлении стройного учения об Усул ал-Фикхе сделал известный факих Абу Абуллах Мухаммад бен Идрис (767-820 гг.) – мухаддис, основатель шафиитского мазхаба.

    Основное сочинение аш-Шафии - семитомный труд об основах фикха Китаб ал-умм, записанный его учеником Якубом ал-Бувайти и дополненный другим его учеником – ар-Рабиой бен Сулайманом. Взгляды аш-Шафии оказали сильное влияние на всю дальнейшую разработку вопросов фикха через его многочисленных учеников и последователей, среди которых самыми известными были Ахмад бен Ханбал, Дауд аз-Захири, Абу Саур ал-Багдади, Абу Джафар ат-Табари и др 1 .

    Надо отметить, что разработанная аш-Шафии концепция Усул ал-Фикх не оставалась неизменной. Ее эволюция в рамках мазхабов шла главным образом в направлении согласования с представлениями, уходившими своими корнями в изучения ранних мусульманско-правовых школ.

    А в итоге в течение IX века сложилась классическая теория Усул ал-Фикха, которая во многих отношениях более развита, чем взгляды аш-Шафии, и отличается от них несколькими важными моментами.

    Какими именно? Прежде всего, основные толки ал-фикха отказались от концепции ал-иджма как единогласного мнения всех мусульман в пользу консенсуса крупнейших правоведов, что в целом было ближе к традиционным представлениям ранних мусульманско-правовых мазхабов.

    Если говорить о классической концепции Усул ал-Фикх, то она исходит из того, что никто не имеет права на ал-иджтихад по вопросам, прямо урегулированным Кораном или Сунной. Были разработаны строгие формальные условия рационального толкования этих источников и установлены качества, которыми должен обладать муджтахид.

    Постепенно утвердилась идея о том, что только выдающиеся факихи прошлого могли осуществлять абсолютный ал-иджтихад, и в середине X столетия среди суннитских мазхабов ал-фикха сложился консенсус о прекращении абсолютного ал-иджтихада, который сменился ат-Таклидом.

    Вниманию студентов!

    ат-Таклид («следование», «подражание») – следование авторитету муджтахида какого-либо одного мазхаба в разработках частных вопросов ал-Фикха. В VIII столетии ат-Таклид обозначал принадлежность к кружку какого-либо из сподвижников Мухаммада (САВ), а позднее – к кружкам последователей такого сподвижника.

    С середины Х века, когда «двери иджтихада» стали постепенно закрываться и его степени стали труднодостижимыми, ат-Таклид приобретает значение «Уровень авторитетности факиха, не являющегося муджтахидом».

    Со времени наступления ат-Таклида практически был закрыт путь теоретическому обоснованию новых источников ал-Фикха. Впрочем, наступление эпохи ат-Таклида не означало формирование единых представлений об источниках мусульманско-правовой мысли.

    Расхождение во взглядах, характерные для мазхабов (школ) в целом и отдельных направлений внутри их, касаются и принятых ими концепций Усул ал-Фикха. Различия имеются в понимании и применении не только методов ал-иджтихада, но и в подходе к основным источникам, к которым принято относить Коран, Сунну, ал-иджма и ал-кийас.

    К примеру, маликиты признают консенсус не всех муджтахидов, а лишь факихов Медины.

    К сведению студентов!

    ал-Маликийа – маликиты, последователи Мазхаба, названного по имени его основателя Малика бен Анаса (713-

    795 гг.). Маликизм возник в Медине, быстро распространился в Аравии, затем в Египте, Северной Африке и Андалусии. По маликитскому мазхабу главным источником права являются Коран и Сунна, которая рассматривается как продолжение Корана. Сунна не подлежит никакой интерпретации в отношении тех хадисов, которые восходят к сподвижникам Мухаммада (САВ) – мединцам; т.е. только их сведения маликиты признавали полностью достоверными.

    В свою очередь, захириты, как и некоторые ханбалиты, принимают в расчет ал-иджма только сподвижников Пророка. Своя специфика представлений об Усул ал-Фикхе у джафаритского мазхаба. Словом, у каждого мазхаба сложились свои представления о концепции Усул ал-Фикхе, которую мусульманская традиция относит к шариатским наукам, основанным на «переданном» (исходящем из Божественного откровения) знании.

    На наш взгляд, понятие Усул ал-Фикха не только отражает источники ал-Фикха-права, но и выступает в качестве обшей теории и методологии ал-Фикха-юриспруденции. В целом классическая исламская концепция Усул ал-Фикха преимущественно направлена на формальное обоснование действительности его норм, даже сформированных рациональным путем, ссылками на источники, авторитет которых она, в конечном счете, связывает с Божественным откровением.

    В силу этого рассматриваемая теория обеспечивает стабильность ал-Фикха, идеологически обосновывает его соответствие любым историческим и социальным условиям.

    Разработанная крупными факихами средневековья классическая Усул ал-Фикха без принципиальных изменений принята современной мусульманской юриспруденцией, а сами Усул ал-Фикх рассматриваются ею в качестве теоретических основ ал-Фикха. Сам же ал-Фикх стал означать собственно мусульманскую юриспруденцию, предмет которой составила лишь одна из сторон шариата – так называемые практические решения (нормы), в то время как вопросы догматики стали изучаться теоретическим богословием (калам), а проблемы внутреннего убеждения и самосовершенствования – этикой (тасаввуф, или илм ал-виджданийат).

    Доктрина – основной источник мусульманского права. Решающая роль доктрины в правовом осмыслении шариата ярко проявляется в общих принципах права, сформулированных в средние века. Их авторитет наглядно выразился в официальном включении 99 из них в так называемую Маджаллу - принятый в Османской империи в 1869-1876 годах Свод мусульманско-правовых норм по вопросам гражданского и судебного права. 1

    Вниманию студентов!

    Доктрина (лат. doctrina) – это:

    1) учение;

    2) система взглядов, принципов (политических, экономических, военных и т.д.).

    Иногда называется именем ее создателя.

    Приведем некоторые правовые принципы шариата, многие из которых отражают и переводят на юридический язык религиозно-этические установки. Например, характерное для шариата стремление не обременять человека излишне жесткими обязательствами находит выражение в таких правовых принципах, как «затруднение влечет облегчение» или «необходимость делает разрешенным запретное».

    В ряде принципов прослеживается желание исключить нанесение ущерба или по возможности уменьшить его: «ущерб должен быть компенсирован»; «ущерб не может возмещаться причинением вреда»; «допускается нанесение вреда частного во избежание ущерба общего»; «из двух зол выбирается менее тяжкое»; «предупреждение порчи предпочтительнее получение выгоды».

    Внимание к обеспечению индивидуальных интересов и прав, в частности к собственности как одной из защищаемых шариатом ценностей, лежит в основе принципов:

    - «приказ о распоряжении чужой собственностью недействителен»;

    - «никто не вправе распоряжаться собственностью другого лица без его разрешения»;

    - «никто не может присваивать имущество другого лица без правового основания».

    Еще один характерный момент. Кораническая идея справедливости конкретизируется правовыми принципами, которые, по существу, обосновывают презумпцию невиновности. Каковы же эти принципы?

    - «исходным является предположение об отсутствии имущественных обязательств»;

    - «бремя доказывания лежит на истице, а ответчику достаточно дать клятву».

    Заметим в связи с этим: клятва в суде наглядно демонстрирует взаимодействие религиозного и правового начал в решении юридических вопросов.

    Подобное же отношение заметно в тех правовых принципах, в которых отражается зависимость оценки поведения человека от его внутренних мотивов:

    - «дела оцениваются по преследуемым ими целям»;

    - «содержание сделок зависит не от слов, а определяется целями, которые преследуют при их заключении, и смыслом, который в них вкладывают».

    Видимо, будет небезынтересно сопоставить подобный взгляд с противоположным – акцентом на формальных аспектах поведения, зафиксированным известным хадисом:

    «Мы судим по видимой, внешней стороне дела, а его сокровенный смысл ведает Аллах».

    Отметим, что вышеуказанные принципы были сформулированы мусульманскими факихами на основе рационального осмысления всех источников исламского права и многовековой практики его действия. Их разработка и осуществление – достаточный вклад мусульманской юриспруденции в развитие шариата и одновременно в сокровищницу мировой правовой культуры.

    Подытоживая данную тему, мы можем сделать следующие выводы:

    1) Исламское право – синоним шариата. Различие этих понятий основано на правовых критериях:

    а) шариат включает все обращенные к людям предписания Корана и Сунны;

    б) к мусульманскому праву – ал-Фикх – относятся лишь те принципы и нормы, которые были разработаны или истолкованы доктриной и отвечают требованиям права.

    2) Шариат в собственном смысле – в целом религиозное явление, в котором можно обнаружить лишь отдельные следы правового начала. В отличие от него исламское право – преимущественно правовой феномен, хотя и выступающий порой в религиозной оболочке и ориентированный на религиозное правосознание.

    3) Для современной мусульманской юриспруденции можно выделить три наиболее типичных подхода к соотношению шариата и ал-Фикха.

    Согласно одному из них шариат включает религиозную догматику (акаид) и этику (ахлак), а также так называемые практические нормы, регулирующие как культовые действия (ибадат), так и взаимоотношения людей (муамалат).

    К таким нормам последователи названного подхода относят не только конкретные предписания Корана и Сунны (катийат ад-далала), но и решения, вынесенные факихами путем толкования общих положений данных источников (заннийат ад-далала) или сформулированные с помощью других рациональных методов (иджтихад), а также правила поведения, основанные на единогласном мнении крупнейших факихов (иджма).

    4) Различия между шариатом и мусульманским правом не следует абсолютиризовать, поскольку эти два явления не могут обойтись друг без друга. Свое назначение исламская философия права, мусульманско-правовая доктрина в целом видит в осмыслении исходных ценностей шариата, толковании его целей и обращении к “корням фикха” для формулирования правовых норм и принципов, прежде всего на пути иджтихада.

    В свою очередь в широкой трактовке шариат включает все разработанные доктриной выводы, в том числе и правовые по своему содержанию.

    Следует особо подчеркнуть, что общие принципы права фактически признаются частью шариата, рассматриваются в одном ряду с Божественным откровением, хотя и являются результатом творчества мусульманских юристов. Тем самым шариат обогащается достижениями мусульманско-правовой культуры. Не случайно, толкуя конституционное положение, провозглашающее шариат источником законодательства, конституционные суды ряда исламских стран подчеркивают, что под шариатом подразумевают, прежде всего, общие принципы мусульманского права.

    5) Шариат – весьма разнообразный, неоднозначный феномен, своего рода пункт встречи религии, нравственности и права. Когда говорят, что Ислам представляет собой одновременно веру и образ жизни, то такой синтез воплощается как раз в шариате. Причем шариат отнюдь не сводится к мелочному регулированию каждого шага мусульманина, навязыванию ему жестких и не учитывающих изменяющегося образа жизни правил.

    Кто видит в нем свод давно известных решений на любой случай, тот не понимает назначения и смысла шариата. Ведь его суть заключается не в подчинении человека раз и навсегда установленному порядку, а в том, чтобы научить его оценивать ту или иную ситуацию и поступать в ней по-исламски, не забывая при этом собственные интересы, потребности других людей и особенности той среды, в которой он живет.

    6) Религиозно-этические цели и правовые принципы вместе с “корнями фикха” (прежде всего с концепцией иджтихада) составляют “живую душу”, стержень шариата, по крайней мере, в том, что касается регулирования мирских взаимоотношений людей.

    Особенно велика их роль в решении проблем, не предусмотренных Кораном и Сунной, а именно они чаще всего и возникают. Ведь итоговые правила поведения можно обнаружить не более чем в 300 сурах Корана и около 500 хадисах.

    Вот почему для поиска ответов на конкретные вопросы, которые ставит перед мусульманами жизнь, они обращаются именно к этому, поистине, «золотому фонду» шариата: иджтихад позволяет найти подходящее правило в случае молчания Корана и Сунны или истолковать их многозначные предписания, религиозно-нравственные ориентиры помогают постичь цель, назначение любой нормы, а правовые принципы гарантируют выбор правильного решения из множества возможных.

    7. Сочетание Божественного и рационального, постоянства и гибкости – характерная черта шариата. Его универсализм и Божественное происхождение не исключают, а наоборот, предполагают творческое осмысление человеком его исходных ориентиров и принципов, рациональное применение их к конкретным условиям.

    Важно иметь в виду, что решения, рационально сформулированные на основе ориентиров шариата, могут модифицироваться с течением времени и изменением образа жизни мусульман.

    Не случайно один из правовых принципов гласит: «не запрещается изменение нормы с изменением времени». Именно в этом смысле толкуется факихами принцип, согласно которому «в основе распоряжения делами подданных должен лежать интерес».

    Контрольные вопросы

    1. Назовите две характерные и взаимообусловленные особенности исламского права.

    2. В чем проявляется тесная взаимосвязь правовых и религиозных предписаний Ислама.

    3. Дайте характеристику термина «иджтихад».

    4. Дайте определение понятие «Шариат».

    5. Почему исламское право (фикх) считают составной частью Шариата?

    Литература

    1. Сюкияйнен Л.Р. Мусульманское право. Вопросы теории и практики. – М. «Наука», 1986. – 255 с.

    2. Шарль Р. Мусульманское право. Пер. с фр. С.И. Волка. Под ред. и с предисловием Е.А.Беляева. – М. изд-во иностранной литературы, 1959. – 142 с.

    4. Петрушевский И.П. Ислам в Иране в VII-XV веках. – Л. изд-во ЛГУ, 1966. – 400 с.

    Источники:
    mosadvokat.org, dic.academic.ru, radnuk.info, uz.denemetr.com

    Следующие статьи:





    Правила составления договоров.

    С договорами сталкивались все. Но не каждый умеет составить договор правильно. Предлагаем узнать как правильно составить договор. Подробнее...