Главная Расшифровка юридических терминов

Легитимность один из обязательных признаков законной власти государства


Лишние средства обычно желанны. Прежде чем перерабатывать образец, как правило советуем качественно прочитать написанные в нем пункты закона. На момент переработки они вполне могут потерять силу. Верно изготовленный пример поддержит в решении незнания при придумывании обращения. Это поможет сохранить средства на договоре адвоката.

Легитимность - один из обязательных признаков законной власти цивилизованных государств, признает законную власть как внутри страны, так и в международных отношениях. Само понятие легитимности возникло еще 17-18в, во времена французской и английской буржуазных революций, и окончательно вошло в обиход в 19веке. В настоящее время, для поддержания легитимности государствами используются самые разные меры воздействия, в том числе изменение форм гос.управления и действующего законодательства страны, учет национальных обычаев и традиций, решение социальных и экономических задач, поддержка правопорядка и законности, отделение политических связей от военных и другие.

Легитимность государственной власти

Судебная власть

Органы, отправляющие правосудие, - третья ветвь государ­ственной власти, которая, как уже говорилось, играет особую роль как в механизме государственной власти, так и в системе сдержек и противовесов. Особая роль суда определяется тем, что он - арбитр в спорах о праве. Только судебная власть, но никак не законодательная или исполнительная, отправляет правосудие. В этом гарантии и независимости суда, и прав и свобод граждан, и государственности в целом. Важно, что суд не только реализует принцип справедливости в правоприменительной практике, но и выступает как своеобразный арбитр в процессе законотворче­ства (чего не было в советское время). Тем самым суд выступает в качестве «сдержки и противовеса» по отношению к двум другим ветвям власти. Причем у суда есть определенные преимущества по сравнению с законодателем в оперативности приведения пра­вопорядка в соответствие с требованиями жизни.

Суд, обращаясь к толкованию конституции и права, может принимать решения, руководствуясь не только буквой, но и духом закона, аксиомами и принципами права. Речь идет прежде всего об экстремальных, исключительных ситуациях, особенно в процессах, обеспечива­ющих такое распределение и баланс двух других ветвей власти, которые в конечном счете гарантировали бы господство права и справедливости в обществе.

Необходимо отметить, что в советском обществе суд рассмат­ривался лишь как орган, призванный охранять социалистическое общество, государство и граждан от неправомерных действий, от­ветственности же государства перед своими гражданами не при­давалось должного значения. Прерогативы суда были ограниче­ны точным применением норм, суд был не вправе устранить даже вполне очевидные недостатки издаваемых подзаконных актов в сфере прав и свобод личности.

Существенная особенность судебной власти, которая и опреде­ляет ее справедливость, состоит в особой процедуре (методах) осу­ществления. Она сводится к тому, чтобы, как писал видный рус­ский государствовед Б.Н. Чичерин, держать весы, равные для обеих сторон, разобрать права и требования каждой и окончатель­но постановить свой приговор. Отсюда такие признаки судебной власти, как гласность, состязательность, независимость, коллеги­альность.Судебная власть, таким образом, - специфическая не­зависимая ветвь государственной власти, осуществляемая путем гласного, состязательного, как правило, коллегиального рассмот­рения и разрешения в судебных заседаниях споров о праве. Роль судебной власти в механизме разделения властей состоит в сдер­живании двух других властей в рамках конституционной закон­ности и права, прежде всего путем осуществления конституцион­ного надзора и судебного контроля за этими ветвями власти. Сис­тему органов правосудия могут составлять судебные органы, дей­ствующие в сфере конституционной, общей, хозяйственной, ад­министративной и других юрисдикций.

Легитимность - сущностное свойство государственной влас­ти. Термин «легитимность» исторически возник в начале XIX в. во Франции для характеристики государственной власти как власти законной (при этом власть Наполеона рассматривалась как власть самочинно узурпированная и, значит, нелегитимная). С течением времени объем содержания этого термина расширил­ся. Легитимность стала означать не только законность происхож­дения и способа установления власти, но и такое состояние влас­ти, когда граждане (подданные) государства признают (согласны, убеждены) право данной власти предписывать им тот или иной способ поведения. Из последнего также следует, что существую­щие государственные институты, по крайней мере, не хуже, чем любые другие возможные институты, и поэтому им нужно под­чиняться.

Большой вклад в теоретическую разработку понятия легитимности внес Макс Вебер.

Согласно разработанной им и ставшей классической теории, легитимность характеризуют два фундаментальных признака: признание власти, реализуемой существующими институтами го­сударства, и обязанность индивидов ей подчиняться. Одновремен­но с этим сущностная характеристика легитимности состоит в том, что это именно представление (убеждение) граждан о государственной власти, присутствующее в их сознании. Макс Вебер выде­лял три основных типа легитимности:

- легитимность, базирующаяся на традиции («традицион­ная», например, монархическая, власть);

- легитимность, основанная на харизме (священном даре), которой обладает лидер, вождь;

- легитимность, основанная на рациональном (демократи­ческом) устройстве и процедурах государственной власти.

В традиционной легитимности власти обычно выделяют геронтологическую (впасть старейшин), патриархальную (власть вождя племени), патримониальную (власть монарха) и другие разновид­ности.

Харизматическая власть базируется на личной преданности вождю, пророку (Будда, Мухаммед, Цезарь, Наполеон, Ленин, Сталин, Гитлер, де Голль) людей, убежденных в их необыкновен­ном даре. Власть харизматического лидера чаще не подкреплена легальным (установленным законом) правом на обладание неог­раниченной властью, что вынуждает его постоянно подтверждать гражданам свою харизму.

Рациональная легитимность - это легитимность государст­венной власти, при организации и реализации которой строго со­блюдаются права человека, общие правовые принципы и право­порядок в целом. Здесь также выделяются демократическая ле­гитимность (власть соответствует волеизъявлению управляемых) и технократическая легитимность (власть сообразуется со способ­ностями управляющих).

Очевидно, что в чистом виде ни один из указанных типов ле­гитимности не существует. Каждому государству соответствует то или иное сочетание типов легитимности.

Сегодня веберовская типология имеет, скорее, историко-познавательную ценность и не является в полной мере актуальным ин­струментарием современных исследований государства и полити­ческой системы. Ушли в прошлое монархические режимы времен Вебера и XIX в. Современные монархии, хотя и продолжают оли­цетворять единство нации, сколько-нибудь существенной полити­ческой роли не играют (исключение составляют исторически пере­ломные моменты, как это было в нашем веке в Испании или Бель­гии), закончился (надеемся) и период широкого распространения харизматических лидеров. Исторический опыт убедительно по­казал, что харизматические вожди очень быстро перерождаются в тиранов, а их харизма - в хорошо организованный культ воз­величивания лидера,

Одновременно со сказанным современная рациональная (ле­гальная) легитимность оказывается далеко не однозначным, но многогранным и многоплановым явлением. Обычно, в последнем, выделяются четыре разновидности:

- плюралистические демократии, которые признаются боль­шинством граждан как легитимные;

- авторитарно-бюрократические режимы, где основные права и свободы соблюдаются лишь частично;

- тоталитарные режимы, не поддерживаемые большинством граждан государства;

- режимы, относительно которых не существует ни призна­ния, ни неприятия тех, кому принадлежит власть. Это беднейшие страны Азии и Африки, где бессмысленно даже ставить вопрос о легитимности власти, поскольку эта проблема отсутствует в со­знании людей.

Наряду с типологией обычно выделяются основания (источни­ки) легитимности власти. К ним относятся:

- идеологические принципы и убеждения граждан в государ­ственной власти (политическом строе) как самой справедливой и передовой;

- привязанность к структурам (механизму) и нормам госу­дарственной власти, которая базируется на доверии к традицион­ной и устоявшейся системе власти (традиции парламентаризма в Великобритании, к примеру);

- преданность власти благодаря положительной оценке лич­ных качеств субъектов власти (президента, премьер-министра);

- в отличие от харизматической легитимности, здесь в основу кла­дется рациональный расчет граждан в их отношении к полити­ческому лидеру (президент США должен обладать персональной легитимностью, но совсем не обязательно быть харизматическим вождем);

- политическое (или государственное) принуждение; оно су­ществует при любом политическом режиме, но, очевидно, чем ниже уровень легитимности, тем сильнее принуждение; в то же время есть граница в использовании силы, перейдя которую го­сударственная власть обретает силу не как источник легитимнос­ти, а наоборот, как фактор ее неминуемого падения.

Можно говорить о степени (уровне) легитимности государст­венной власти. Очевидно, что власть не может быть одинаково легитимна для всех слоев населения, во всех своих проявлениях (субъектах, действиях). Причем чем ниже уровень легитимности, тем больше насилия необходимо для удержания власти.

Режим может оставаться легитимным при выраженном не­доверии к отдельным институтам или руководителям государст­ва. Сам президент может быть непопулярным, но это отнюдь не означает недоверия к институту президентства. Если президент избран в соответствии с закрепленными в конституции демокра­тическими процедурами, то реализуемая им государственная власть легитимна, несмотря на степень доверия к нему населения. Сказанное означает необходимость разграничения понятий легитимности власти и доверия к политическим (государственным) институтам или популярности их руководителей. Интересно, что по результатам опроса, проведенного в США в 1988 г. парла­ментарии внушали меньше доверия, чем риэлтеры, журналис­ты-газетчики, владельцы похоронных бюро, но больше доверия, чем коммивояжеры и мелкие торговцы недвижимостью.

С понятием легитимности тесно связаны проблемы делегитимации государственной власти, особенно актуальные для сегодняшней России. Основные предпосылки делегитимации рос­сийской власти лежат, как представляется, в сфере духа, име­ют идейные подтексты. Суть происходящих процессов состоит в нарушении консенсуса, который традиционно лежал в фунда­менте нашего государства и власти. «Новые русские» вестернизируются, ускоренными шагами идут в европейский дом, в то время как подавляющая часть населения оказывается за чертой бедности, в обстановке бесправия. Властвующая элита и связан­ные с нею немногочисленные социальные группы замыкаются в себе и в итоге теряют поддержку населения. Любовь к Отече­ству со стороны элиты, в том числе культурной, ставится в за­висимость от того, насколько страна соответствует мировым де­мократическим стандартам. Отсюда недалеко и до оправдания применения насилия власти над «непросвещенным» народом, не желающим добровольно идти по пути «прогресса». В результате все чаще наблюдается разрыв между идеями демократии и со­циально-политической практикой, склоняющейся к авторитар­ному режиму.

Политико-правовой фон, на котором обостряются проблемы де­легитимации - нарастающая бюрократизация, коррумпирован­ность чиновничества, криминализация общества в целом. Ввиду неразвитости институтов гражданского общества в стране прак­тически не действует контроль «снизу» за исполнительной влас­тью. К этому добавляется затянувшаяся реформа судебной власти. В итоге открылась и активно эксплуатируется возможность «кон­версии власти в богатство». Сказанное свидетельствует, скорее, не о делегитимации, а кризисе власти.

Еще одну фундаментальную причину делегитимации власти необходимо назвать. Это подрыв нашей национально-государствен­ной безопасности, имея в виду гуманитарный аспект последней. Некогда единое духовное пространство разрывается по националь­но-конфессиональному принципу. Национализм и этнический се­паратизм отвергают правомерность федеральной власти и провоз­глашают верховенство конституций субъектов Российской Федера­ции над федеральными законами. В результате не только ослабля­ется легитимность государственной власти, но и крепнут тенденции, направленные на подрыв целостности нашего государства, стрем­ление отдельных частей единой России к сепаратному вхождению в «европейский дом», «тюркский дом», «тихоокеанский дом» и т.п.

Останні надходження

В начале нового XXI века Украина вновь вступила в период политических и экономических реформ, которые непосредственно касаются всех сфер жизни общества. На наших глазах происходят изменения в строении, принципах общественной жизни, появляются новые идеологические направления, структуры, основы функционирования развития общества, формируется новый, несколько измененный тип государственного механизма.

Актуальность определения признаков механизма государства связано, в первую очередь, с тем, что современный государственный аппарат в Украине проходит стадию реконструкции, становления и развития. В это время очень трудно происходит осознание обществом места и роли всех органов государственного аппарата в управлении государством, в системе конкретизации и распределения полномочий. А в связи с политическими изменениями, которые происходят в последнее время, с поддержкой идеи и общегосударственной цели по созданию правового государства, этот вопрос и его проблематика привлекают пристальное внимание отечественных теоретиков права.

Однако механизм государства как правовой институт вызывает сегодня ряд дискуссий относительно его толкования и определения. В целом можно определить, что механизм государства - не статическая совокупность его составляющих элементов, а система государственных организаций в их органической взаимосвязи и взаимодействия.

Механизм государства предназначен не только управлять общественными делами, но и обеспечивать жизнедеятельность всего общества. А потому, будучи средством реализации определенных политических решений, он играет ведущую роль в экономическом, социально-культурном строительстве.

Нельзя определять понятия механизма государства без детального анализа его признаков.

Корельский В.М. учитывая приведенное определение позволяет выделить следующие характерные четыре признака механизма государства:

Это целостная иерархическая система государственных органов и учреждений. Целостность ее обеспечивается едиными принципами организации и деятельности государственных органов и учреждений, едиными задачами и целями их деятельности.

Первичными структурными частями (элементами) механизма являются государственные органы и учреждения, в которых работают государственные служащие (чиновники, иногда их называют руководителями). Государственные органы связаны между собой началами субординации и координации.

Для обеспечения государственной властной воли он непосредственные орудия (учреждения) принуждения, соответствующие техническому уровню каждой эпохи, - вооруженные отряды людей, тюрьмы и др. Без них не может обойтись ни одно государство.

С помощью механизма практически осуществляется власть и выполняются функции государства [0, с. 157].

Однако представлена ​​система признаков не является полной, как ее подает профессор Скакун О.Ф. Она определяет следующие признаки механизма государства:

структурированная система - ее структура состоит из элементов, тесно связанных между собой. Политико-организационную основу системы составляют органы государства, территория государства, вооруженные силы и другие государственные военные формирования, государственные символы, столица государства

иерархическая система - построена на принципах субординации и координации. Иерархия прослеживается в расчлененности государственного механизма на различные государственные органы, блоки, подсистемы, находящиеся в соподчинения друг к другу и должны действовать скоординировано - вместе, слаженно и без сбоев. Одну из подсистем государства образуют высшие органы государства (парламент, правительство, глава государства), другую - центральные органы исполнительной власти (министерства, комитеты, фонды). Существует подсистема исполнительной власти местного уровня: администрации и их главы. Судебные и правоохранительные органы (прокуратура, милиция, служба безопасности) составляют свою внутреннюю, иерархическую структуру

целостная система - построена на единых принципах, имеет единые задачи и цели деятельности. Каждый из субъектов механизма государства как его системный элемент органически обусловлен всеми другими его элементами и функционированием системы в целом

функционирующая (реально работающая) система - находится в динамике, развитии благодаря использованию набора средств, способов и приемов для управления обществом, выполнение функций государства

имеет организационно-экономическую основу - единую государственную бюджетную, денежную, банковской системы, собственность

легитимная система - признанная народом, действует на основе и в рамках права

эффективность действия определяется человеческим фактором - профессионализмом государственных служащих, их специальным статусом, гарантиями занятости и социальной защиты [2, с. 145].

Признак легитимности механизма государства поддерживают российские ученые, в частности Пиголкин AC, Головистиков А.Н. Дмитриев Ю.А. Саидов А.Х.

Легитимность, по их мнению, - сущностное свойство государственной власти. Термин "лсгитимнисть" исторически возник в начале XIX в. во Франции для характеристики государственной власти как власти законной. Со временем объем содержания этого термина расширился. Легитимность стала означать не только законность происхождения и способа установления власти, но и состояние власти, когда граждане (подданные) государства признают (согласны, убеждены) право данной власти предписывать им тот или иной способ поведения [С, с. 185].

Весомый вклад в теоретическую разработку понятия легитимности внес немецкий философ М. Вебер. Согласно разработанной им классической теории легитимность характеризуют два фундаментальных признака: признание власти, реализуемой существующими институтами государства, и обязанность индивидов ей подчиняться. Сущностная характеристика легитимности также заключается в том, что это именно представления (убеждения) граждан о государственной власти, что является присутим в их сознании.

М. Вебер выделил три основных типа легитимности:

легитимность, базируется на традиции (традиционная, например монархическая, власть)

легитимность, основанная на харизме (священном даре), обладающий лидер, вождь

легитимность, основанная на рациональном (демократическом) строе и процедурах государственной власти.

Другими словами можно определить следующее:

традиционный тип легитимности - базируется на вере в священный характер обычаев, традиций, норм, которые в течение веков регулировали жизнь и поведение людей. Власть здесь освящена авторитетом существующих патриархальных устоев и религиозных обычаев. Освященные обычаем нормы являются основой таких установившихся в обществе отношений, возникающих как отношения управления и послушания. Они тактически указывают, кто обладает правом на власть, а кто обязан подчиняться этой власти. Причем, традиционные нормы рассматриваются обществом как нечто незыблемое, а уход от них, их нарушение приводит к определенным санкций. Характерной особенностью традиционного типа политической власти является отсутствие динамизма. В течение длительного периода политическая власть, политическая система функционирует без существенных изменений. Это объясняется тем, что традиции господствуют над людьми, а потому отношения господства и подчинения перманентное воспроизводятся из поколения в поколение. Глубокий консерватизм пронизывает всю систему власти, и традиция становится основой обоснования, политической власти господствующей элитой.

Традиционные нормы как для господствующих, так и подвластных приобретают обязывающего характера. Традиции должны строго соблюдать господствующими кругами, иначе они рискуют потерять свою легитимность в глазах широких масс. В качестве примеров традиционного типа власти можно привести общества древних восточных империй (Египет, Персия, Китай), средневековой Европы. Из современных обществ к этому типу определенной степени можно отнести Саудовскую Аравию, Бахрейн, Кувейт, Оман. Характерной особенностью традиционного типа является тот факт, что власть здесь приобретает, как правило, персонифицированный характер

харизматичный тип легитимности - (от греч. - harisma - божественный дар), основанный на вере в исключительные качества, естественный дар, есть харизма руководителя, которого иногда любят, создают культ личности. Харизматичный способ легитимации часто наблюдается в периоды революционных перемен, когда новая власть для признания населением не может опираться на авторитет традиций или демократически выраженную волю большинства. В этом случае сознательно культивируется величие самой личности вождя, авторитет которого освещает институт власти, способствует их признанию и принятию населением. Харизматическая легитимность базируется на вере и на эмоциональном, личном отношении вождя и масс

регионально-правовой тип легитимности - основан на вере в силу права, закона, на признании добровольно принятых общих правил, установленных юридических норм, направленных на регулирование отношений господства и подчинения. Характерной формой данного типа власти является конституционное государство, юридические нормы которой, с одной стороны, определяют правила ее функционирования, а с другой - сами становятся объектом для изменения в соответствии с узаконенными процедурами. Легитимация политической власти господствующих кругов здесь основана на законе. Господствующая элита обосновывает свои претензии на власть установленным законодательством, прежде всего конституцией. Именно Конституция как основная норма определяет те правила, которые должны соблюдать господствующие и подвластные. К этому типу политической власти можно отнести большинство современных обществ. Наконец подчеркнем, что речь шла об идеальных типах политической власти.

В реально функционирующей политической власти часто сочетаются названные типы при преобладании одного из них. Никакая власть не является только традиционной, харизматич-ной или регионально-правовой, в ней объединены все три типа, один из которых доминирует.

В наше время многие государства переживают кризис легитимности, что проявляется в политической нестабильности, государственных переворотах, глубоком социально-экономическом кризисе. Это сопровождается потерей доверия власти, разочарованием в целях, методах политики и в самих политиках. Конечно, предупредить потерю легитимности возможно.

Если политики умеют считаться согласно интересами и запросами масс, то упущенная легитимность восстанавливается.

Это зависит от субъектов политики, интеллектуальных качеств политической элиты. Таким образом, политическая власть - реальная способность социальной общности или определенного индивида к выявлению своей воли в политике на основе осмысленного политического интереса и сложившихся политических потребностей.

Особенностями политической власти являются: способность субъекта власти проявить политическую волю; охват всего политического пространства взаимодействием различных политических субъектов, наличие политических организаций, через которые субъект политического волеизъявления осуществляет политическую деятельность; осмысления политического интереса и политических потребностей; обеспечения субъекта политической власти социального господства в обществе.

В традиционной легитимности власти обычно выделяют геронтологической (власть старейшин), патриархальную (власть вождя племени), патримониальные (власть монарха) и другие разновидности [4, с. 185].

Рациональная легитимность - это легитимность государственной власти, при организации и реализации которой строго соблюдаются права человека, общие правовые принципы и правопорядок в общественных волеизъявления подчиненных и технократическая легитимность.

Очевидно, что в чистом виде ни один из указанных типов легитимности не существует. Каждому государствусоответствует то или иное сочетание типов легитимности.

Сегодня веберовская типология имеет, скорее, историко-ггизнавальну ценность и не является в полной мере актуальным инструментарием современных исследований государства и политической системы.

Легитимность имеет своей основой уверенность граждан в том, что властный субъект вправе принимать решения, следует выполнять независимо от того, нравятся они исполнителям. Легитимность - ЦС и уверенность в том, что действующая власть является достойным и лучшим в определенных условиях, даже если она допускает ошибки.

Современная рациональная (легальная) легитимность оказывается далеко не однозначным, но многогранным и многоплановым явлением. Обычно в последнем выделяются четыре разновидности:

плюралистические демократии, которые признаются большинством граждан как легитимные

авторитарные-бюрократические режимы, где основные права и свободы соблюдаются частично

тоталитарные режимы, не поставляемых большинством граждан государства

режимы, по которым не существует ни признания, ни неприятия тех, кому принадлежит власть. Это беднейшие страны Азии и Африки, где бессмысленно даже ставить вопрос о легитимности власти, поскольку эта проблема отсутствует в сознании людей.

Наряду с типологией обычно выделяются основания (источники) легитимности власти. К ним относятся:

идеологические принципы и убеждения граждан в справедливом и передовом характере государственной власти (политического строя)

приверженность структур (механизма) и нормам государственной власти, базирующейся на доверии к традиционной и устоявшейся системе власти (например, традиции парламентаризма в Великобритании)

преданность власти благодаря положительной оценке личных качеств субъектов власти (президента, премьер-министра) в отличие от харизматической легитимности, здесь в основу положен рациональный расчет граждан в их отношении к политическому лидеру (президент США должен иметь персональную легитимность. но при этом не обязан быть харизматичным вождем)

политический (или государственный) принуждение, он существует при любом политическом режиме, но, видимо, чем ниже уровень легитимности, тем сильнее принуждение; в то же время есть граница в использовании силы, перейдя которую государственная власть обретает силу не как источник легитимности, а, наоборот, как фактор ее неминуемого падения.

Можно говорить о степени (уровне) легитимности государственной власти. Очевидно, что власть не может быть одинаково легитимна для всех слоев населения, во всех своих проявлениях (субъектах, действиях). Причем чем ниже уровень легитимности, тем больше насилия необходимо для удержания власти.

При этом мы считаем, режим может оставаться легитимным при выраженной недоверии к отдельным институтам или руководителей. Сам президент может быть непопулярным, но это отнюдь не означает недоверия к институту президентства. Если президент избран в соответствии с закрепленными в конституции демократических процедур, то реализованная им государственная власть легитимна, несмотря на степень доверия к нему населения. Сказанное означает необходимость разграничения понятий легитимности власти и доверия к политическим (государственных) институтов или в популярности их руководителей.

Кельман М.С. и муравьиная О.Г. определяют, что механизма государства присущи следующие свойства:

Он состоит из особой группы людей, которые отделились от общества и занимаются только тем или главным образом тем, что управляет.

Государственные органы, образующие его, подчинены друг другу.

Олицетворение отдельных звеньев механизма и превращение их в доминирующую силу раз и является показателем кризиса политической власти, которую периодически переживает государство.

Каждый орган наделен властными, обязательными для всех полномочиями. Выступая от собственного имени, государственный орган действует как орган государственного властвования.

Обязательно наличие организационных и материальных средств принуждения [5, с. 112].

Хропанюк В.Н. определяет, что только четыре признака присущие механизму государства, соглашаясь с мнением Корельского В.М. и добавляя новое содержание в признаки механизма государства.

Во-первых, механизм государства состоит из людей, специально занимающихся управлением (законотворчеством, исполнением законов, их охраной от нарушений).

Во-вторых, государственный механизм представляет собой сложную систему органов и учреждений, находящихся в тесной взаимосвязи при осуществлении своих непосредственных властных функций.

В-третьих, функции всех звеньев государственного аппарата обеспечиваются организационными и финансовыми средствами, а в необходимых случаях и принудительным воздействием.

В-четвертых, механизм государства призван надежно гарантировать и охранять законные интересы и права своих граждан. Сфера властных полномочий государственных органов ограничивается правом, которое максимально обеспечивает гармоничные, справедливые отношения между государством и личностью [6, с. 135].

Итак, понятие механизма государства раскрывается через характерные черты или признаки, позволяющие отграничить его как от негосударственных структур в политической системе общества, так и от отдельно взятых государственных органов и иных государственных организаций.

Во-первых, механизм государства - это система государственных организаций, основанная на единстве принципов его организации и деятельности, закрепленных в Конституции Украины, законах Украины.

Во-вторых, механизм государства характеризуется сложной структурой, отражающей определенное место, которое занимают в ней различные виды и группы (подсистемы) государственных организаций, их соотношением и взаимосвязями. При этом необходимо учитывать, какой системообразующий фактор структуры государственного механизма в соответствующих исторических условиях данного государства закреплен в его Конституции.

В-третьих, между государственным механизмом и функциями государства существует тесная обратная связь. Так функции современного Украинского государства осуществляются, получают свое реальное воплощение, обретают жизнь при помощи государственного механизма, посредством деятельности всей системы объединяемых им и взаимосвязанных между собой государственных организаций.

Вместе с тем от функций государства зависит структура государственного механизма, так как они непосредственно влияют на возникновение, развитие и содержание деятельности тех или иных организаций государства.

В-четвертых, механизм государства для обеспечения возложенных на него задач управления делами общества, воздействия на сложные социальные процессы и сферы, выполнения связанных с этим функций обладает необходимыми материальными средствами, так называемыми «вещественными придатками», на которые опираются в своей деятельности отдельные государственные организации и без которых не может обходиться ни одно государство.

Особенность этих придатков в том, что они выделяются в механизме государства не как самостоятельные части (элементы), а именно как «вещественные придатки» последних [7, с. 100]. К ним относятся различные материальные ценности, бюджетные средства, имущество, сооружения, подсобные помещения и др. В рассмотрены материальные средства, «вещественные придатки» механизма государства не входят органы местного самоуправления, партии, профсоюзы и другие общественные объединения. их не следует смешивать. Последние соотносятся с государственным механизмом как составные элементы единой для данного общества политической системы.

Профессор Львовского университета Андрусяк Т.Г. выделяет только три признака механизма государства:

это иерархическая система, т.е. система, построенная на принципах субординации и координации. Политико-организационную основу системы составляют органы государства, территория государства, вооруженные силы и другие государственные военные формирования, государственные символы, столица государства

это целостная система внутренне организованных элементов, которая имеет единые принципы построения и единые задачи и цели деятельности. Каждый из субъектов механизма государства как его системный элемент является органически обусловленным всеми другими его элементами и функционированием системы в целом

это система, которая имеет четкую структуру с определенными связями между ее элементами. Первичными элементами являются государственные органы [8, с. 27].

Можно делать вывод, что в целом понятие механизма государства имеет свои определенные признаки, которые позволяют провести линию разграничения между данным понятием и негосударственными структурами в политической системе общества. Наиболее общие характерные признаки механизма государства выражаются в следующем:

Во-первых, механизм государства состоит из людей, специально занимающихся управлением, выражается в законотворчестве, исполнении законов, охраной законов от нарушений.

Во-вторых, государственный механизм представляет собой сложную систему органов, учреждений и предприятий, которые находятся в тесной взаимосвязи при осуществлении своих функций. Механизм государства характеризуется сложной структурой, отражающей определенное место различных видов и групп государственных организаций, их соотношением и взаимосвязями. В свою очередь, аппарат государства является первичным элементом механизма государства. Он состоит из органов государства связанных между собой отношениями субординации и координации, являясь носителями властных полномочий, участвуют в решении наиболее общих задач государства и осуществлении его функций. Каждый государственный орган представляет собой относительно самостоятельное, структурно обособленное звено государственного аппарата, создаваемая государством с целью осуществления строго определенного вида государственной деятельности, наделенное соответствующей компетенцией и, опирающаяся в процессе реализации своих полномочий на организационную, материальную и принудительную силу государства.

В-третьих, функции всех звеньев государственного аппарата обеспечиваются организационными и финансовыми средствами, а в необходимых случаях и принудительном воздействии.

В-четвертых, механизм государства призван надежно гарантировать и охранять законные интересы и права своих граждан.

В-пятых, между государственным механизмом и функциями государства существует тесная обратная связь. Функции современной Украины осуществляются, получают свое реальное воплощение, обретают жизнь при помощи государственного механизма, посредством деятельности всей системы объединяемых им и взаимосвязанных между собой государственных организаций.

Механизм государства, как и механизм государственной власти, представляет собой, таким образом, материализованное, непосредственное существование самого государства, ЦС реальная организационно-материальная сила.

Список источников и литературы:

Теория государства и права: Учебник для вузов /Под ред. ПРФ. В.М.Корельского и проф. В.Д.Перевалова. - М. Пнфрма-М, 2002. -616 С.

Скакун О.Ф. Теория государства и права (энциклопедический курс): Учебник. - М. Эспада, 2005. - 840 с.

Теория государства и права: Учебник /Пиголкин AC, Головистиков А.Н. Дмитриев Ю.А. Саидов А.Х. Под ред. А.С.Пиголкина. - М. Юрайт-Издат, 2005. - 613 с.

Теория государства и права: Учебник /Пиголкин AC, Головистиков А.Н. Дмитриев Ю.А. Саидов А.Х. Под ред. А.С.Пиголкина. - М. Юрайт-Издат, 2005. - 613 с.

Кельман М.С. муравьиная О.Г. Общая теория государства и права: Учебник. - K. Кондор, 2006. - 477 с.

Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов. - М. Новый Юрист, 1998. - 624 с.

Теория государства и права. Курс лекций /Под ред. Н.И.Матузова и А.В.Малько. - М. Юрист. 1997.-672 с.

Андрусяк Т.Г. Теория государства и права: Учебное пособие. - М. Фонд "Право для Украины", 1997. - 198 с.

2.3 Проблемы легитимности и легальности государственной власти

Для более четкого уяснения природы государственной власти большое значение имеет правильное понимание ее легализации и легитимации. Еще М. Вебер заложил основы понимания государства как органа легализованного и легитимного насилия. В современной юриспруденции проводится определенное различие между этими терминами.

Легализация государственной власти — это юридическое провозглашение правомерности ее возникновения (установления), организации и деятельности[43]. В обычных условиях легализация государственной власти осуществляется, прежде всего, конституциями, особенно если они принимаются на референдуме, как Конституция России 1993 года, легализовавшая ту государственную власть, которая сложилась после отстранения от власти коммунистической партии, фактического роспуска двухсоставного парламента (Съезда народных депутатов и Верховного Совета). Легализация может осуществляться также путем принятия конституции избранным народом учредительным собранием (например, в Италии в 1947 г.) или парламентом. Считается, что путем принятия конституции народ осуществляет учредительную власть — устанавливает основы общественного и государственного строя. Поэтому в последние десятилетия часто применяется двойное принятие конституции. Текст, обсужденный или принятый в парламенте, учредительным собранием, выносится затем на референдум (Греция в 1975 г. Польша в 1997 г. и др.). Такой способ обеспечивает наиболее полную конституционную легализацию (а при референдуме — и легитимацию) государственной власти. Конституции закрепляют основы общественного и государственного строя, порядок создания и систему органов государства, методы осуществления государственной власти, делая их легальными, законными.

Легализация государственной власти, ее органов, их полномочий, порядка деятельности осуществляется также иными правовыми актами: законами, указами президента, постановлениями правительства, решениями судов.

В условиях различного рода военных и государственных переворотов, революционных событий новая власть, ее чрезвычайные органы, стремясь создать легальную основу своей деятельности, принимают временные основные акты («декреты Октября» в 1917— 1918 гг. в России, временные конституции, провозглашавшиеся президентом Г.А. Насером в Египте в 60-х годах и др.). Затем чрезвычайный режим постепенно преобразуется в обычный, гражданский, принимается конституция, а лидер прежнего режима, как правило, организует свое избрание в качестве президента. Так часто было в странах Азии, Африки, Латинской Америки.

Легализация государственной власти — понятие юридическое. Обоснование властных полномочий в данном случае коренится в юридических актах, хотя бывают такие конституционные акты, которые легализуют антинародную, антидемократическую, террористическую государственную власть. Таковы были правовые акты гитлеровской Германии, провозгласившие безраздельную власть «фюрера», «институционные акты» бразильской хунты, принятые после военного переворота 1964 года, законы ЮАР 50-х — начала 90-х годов XX века, установившие режим апартеида, юридически исключавшего цветное население из числа граждан страны.

Поэтому, определяя легальность или нелегальность государственной власти, меру ее легализации, необходимо учитывать не только внешние признаки (например, наличие или отсутствие конституции, иного основного закона, определяющего пределы государственной власти, основные права граждан), но и то, насколько правовые акты, осуществляющие легализацию, соответствуют общечеловеческим ценностям и принципам права, в том числе международного права.

Государственная власть должна быть законной. Во-первых, должно быть законным само ее происхождение. Узурпация, захват государственной власти незаконны, поскольку государственная власть должна вручаться ее органам в соответствии с процедурами конституции. Конституция России 1993 года устанавливает, что «никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуются по федеральному закону» (ч. 4 ст. 3). Тем не менее, военные перевороты и создание военных органов, захватывающих государственную власть, осуществляются довольно часто. По разным подсчетам, за последние 200 лет после образования независимых государств в странах Латинской Америки было около тысячи удавшихся и неудачных военных переворотов. Попытка государственного переворота была в СССР в 1991 году, когда был создан Государственный комитет чрезвычайного положения — ГКЧП. Во-вторых, законной должна быть ее организация. В современном государстве власть не может осуществляться без непосредственного участия народа, например без выборов важнейших органов, и если в стране в течение многих лет нет избранного парламента и президента, отсутствуют представительные органы на местах, действуют чрезвычайные суды, организация такой власти не отвечает подлинным принципам легальности. В-третьих, законными должны быть сфера полномочий государственной власти, отношения, которые она вправе и может регулировать. Вмешательство государственной власти в частную жизнь граждан противоречит принципам свободы личности, естественных прав человека, которые являются постулатами подлинной легальности. Наконец, законными должны быть формы и методы деятельности государственной власти. Они должны применяться в соответствии с правовыми нормами, основанными на признании общечеловеческих ценностей. Массовый террор государственной власти по отношению к населению страны, депортация целых народов (как это было в СССР при сталинском режиме), лишение большинства населения избирательных прав, преследование инакомыслящих и другие действия лишают государственную власть подлинной легальности.

Нарушение принципа легальности государственной власти предполагает юридическую ответственность — политическую, уголовную, гражданскую. Она может выражаться в отставке высших должностных лиц, предании суду лиц, совершивших попытку государственного, военного переворота, в смещении с должности президента (импичмент и иные формы), других высокопоставленных должностных лиц за злоупотребление властью, измену государству, в возмещении ущерба гражданам в случае незаконного использования государственной власти ее различными органами и должностными лицами.

Для эффективного осуществления государственной власти особое значение имеет не столько ее легализация, сколько легитимация. В основе термина «легитимация» лежит корень того же латинского слова, что и при употреблении понятия «легализация», но первому термину придается иное истолкование. Это тоже узаконение, но узаконение не только правовое, главным образом не правовое, нередко не имеющее отношения к праву, наконец, иногда противоречащее правовым нормам. В отличие от прежнего толкования о легитимности монархических династий в современном понимании легитимность — это состояние не юридическое, а фактическое, не обязательно формальное, а чаще — неформальное.

В частности, один из виднейших представителей современной социально-политической философии Ю. Хабермас определяет легитимность в качестве способности публичной власти заслуживать признание общества. Легитимность как политологическое и социологическое понятие (в данном случае ее правовой аспект – как соответствие действий власти правовым установлениям – находится вне контекста излагаемого) есть поддержание и сохранение социальной интеграции, нормативно определенной идентичности общества. Понятие «легитимация» (т.е. узаконение) обществом действий власти означает, что социум признает и подтверждает право государственного аппарата действовать от его имени, поскольку целью власти действительно является реализация основополагающих для общества ценностей[44].

Американский политолог Д. Истон подразделяет легитимность на следующие три типа: идеологическую (в ее основе лежит моральная убежденность людей в ценности того или иного политического режима); структурную (приверженность людей механизму и номам политического режима); персональную (вера конкретного человека в личные качества политических лидеров, их способность правильно использовать вверенную им политическую власть)[45].

В отечественном государствоведении данную проблему подробно освещает В.Е. Чиркин. Он считает, что легитимация государственной власти — это процессы и явления, посредством которых она приобретает свойство легитимности, выражающее правильность, оправданность, справедливость, правовую и моральную законность и другие стороны соответствия данной власти, ее деятельности определенным, прежде всего психическим, установкам, ожиданиям общества, народа, людей. Легитимная государственная власть — это власть, соответствующая представлениям общества данной страны о должной государственной власти. Такие представления связаны, прежде всего, не с юридическими нормами, а с материальными, социальными, политическими, духовными условиями общественной жизни, с индивидуальной и общественной психикой людей, их коллективов[46].

В основе легитимации лежит вера людей в то, что их блага (материальные и духовные) зависят от сохранения и поддержания данного порядка в обществе, убеждение в том, что существующий порядок выражает их интересы, а такой порядок в обществе обеспечивается деятельностью государственной власти. Легитимация прямо связана с интересами людей, которые чаще всего оцениваются ими осознанно, но иногда имеют неосознанный характер. Поскольку интересы людей и различных социальных слоев неодинаковы, а в силу ограниченных ресурсов и других обстоятельств государственная власть не может удовлетворить интересы всех членов и всех слоев общества, она удовлетворяет интересы либо большинства, либо меньшинства (во многих развивающихся странах, в условиях авторитарных режимов), либо определенных групп общества, и только частично. Поэтому легитимация государственной власти, за редчайшими исключениями, видимо, не может иметь всеобъемлющего характера. Со своей стороны органы государственной власти (т.е. государство) считают легитимными одни действия «низов» и нелегитимными другие. Например, по-разному могут быть оценены политические демонстрации в связи с их неодинаковыми лозунгами. Да и различные слои трудового населения по-разному воспринимают одни и те же действия «снизу». То, что является легитимным для одних слоев населения, нелегитимно и противозаконно для других. Поэтому легитимность государственной власти оценивается обычно с точки зрения ее соответствия интересам большинства населения, его представлениям о власти. Следствием легитимности государственной власти является ее авторитет у населения, признание права управлять и согласие подчиняться. Легитимность повышает эффективность государственной власти, опирающейся на большинство населения. Поэтому важнейшей целью любой государственной власти, стремящейся стать прочной, является достижение легитимности. Нередко она достигается не реальными мерами, а популистскими обещаниями. Но это кратковременный успех.

Легитимность государственной власти находит свое выражение в ее поддержке населением. Эта поддержка может быть выражена мыслями, чувствами, но, прежде всего, действиями. Она находит свое выражение в результатах голосования на выборах парламента, президента, других органов, в итогах референдумов, в массовых демонстрациях населения, одобряющих те или иные мероприятия правительства, в массовых выступлениях населения в защиту государственной власти при попытках государственных переворотов. О поддержке государственной власти или ее отсутствии могут свидетельствовать опросы населения, анкетирование, проведение различных публичных мероприятий (например, организация общегосударственного обсуждения проекта конституции).

Наиболее отчетливой формой легитимации новой государственной власти и отказа от легитимации прежней являются социальные и политические революции, если они выражают подлинные интересы населения, свергая угнетательскую антинародную власть и утверждая новую государственную власть. Другое дело, что революционное насилие несет с собой отрицательные явления, потрясения, нередко разруху и жертвы, а новая власть далеко не всегда оправдывает чаяния народа.

Существует несколько основных форм легитимации государственной власти[47]. Немецкий политолог М. Вебер впервые выделил три из них: традиционную, харизматическую и рациональную. Первая связана с обычаями, традициями населения, нередко с особой ролью религии, с личной, племенной, сословной зависимостью. Наиболее отчетливым примером является влияние обычаев и религии во многих мусульманских странах. В Великобритании сохранение монархической формы правления (правда, при фактически безвластном монархе) во многом связано с особой ролью традиций в британском обществе.

Харизматическая легитимность (харизма от греч. charisma — талант, божественный дар, божественная милость) обусловлена особыми качествами выдающихся личностей, реже — их коллективов, которым приписываются качества, способные определять поведение людей. К числу таких качеств могут относиться природные способности, пророческий дар, сила духа и слова. Харизмой обладали великие полководцы-завоеватели (Александр Македонский, Чингисхан, Наполеон и др.), а также Гитлер, де Голль и др. Харизма может быть связана с определенной идеологией (например, культ личности И.В. Сталина в СССР, «социалистического вождя» Ким Ир Сена в Северной Корее). Для укрепления харизмы широко используются ритуальные обряды (факельные шествия в фашистской Германии, парады, демонстрации в определенной униформе и с определенными знаменами, знаками и др.), постоянное восхваление мудрости правителя и др. При воцарении нового монарха для легитимации используется торжественный обряд коронации (возложение короны в присутствии знати и представителей других слоев общества, совершаемое первосвященником в главном соборе страны). Приход к власти вновь избранного президента характеризуется особым обрядом инаугурации в столице. Это также происходит в особом здании, историческом центре (в Москве — в Кремле) в присутствии руководителей партий, государственных деятелей, представителей религиозных конфессий и др.

Рациональная легитимация основана на разуме: население поддерживает или отвергает государственную власть, руководствуясь собственной оценкой мероприятий этой власти. Основой рациональной легитимации являются не лозунги и обещания, они имеют сравнительно кратковременный эффект, хотя, например, обещания грядущего коммунистического общества, где люди будут трудиться по способностям, а получать по потребностям, длительное время способствовали легитимации государственной власти в странах тоталитарного социализма. Такой основой являются не имидж благодушного и мудрого правителя, часто даже не справедливые законы, а практическая работа органов государства на благо его населения, соблюдение руководителями государства, должностными лицами установленных для всех законов, а не создание привилегий для себя. Важное значение имеют этичное поведение руководителей страны, других должностных лиц в обществе, открытый и честный диалог власти и политических партий, других общественных объединений граждан. Готовность власти к диалогу, умение выслушать оппонента, понять аргументы других участников диалога, изменить, хотя бы частично, свою деятельность под влиянием этих доводов имеют огромное значение для психологического воздействия на население, для легитимации государственной власти.

Есть и другие классификации процессов легитимации и легитимности как результата этих процессов. Французский автор Ж.Л. Шабо различает типы демократической, идеологической, онтологической (в соответствии с космическим порядком мироздания) легитимности[48]. Различают легитимацию с точки зрения широты поддержки ее населением: специальную (по определенным вопросам), диффузную, а также смешанную из этих двух составляющих с преобладанием той или другой, с точки зрения субъекта легитимации: народную, внешнюю и легитимацию «для себя» — уверенность власти в своих силах, по полноте (минимальная и максимальная), по реальности (реальная и мнимая), демократическую и технократическую и др.

Легальная и легитимная государственная власть предполагает подчинение ей. Право народа на сопротивление угнетательскому правительству получило закрепление в Декларации независимости США 1776 года. О праве народа на сопротивление угнетению говорилось и во французской Декларации прав человека и гражданина 1789 года.

Источники:
mosadvokat.org, studopedia.ru, www.info-library.com.ua, all-sci.net

Следующие статьи:


Зявление о разводе

Что нужно и что не нужно писать в заявлении на развод в суд. Читать далее