Главная Расшифровка юридических терминов

Презумпция невиновности положение обвиняемого до момента установления его вины


Заказать стоящий шаблон в юрфирме стоит больших средств. Потому что это очень серьезная услуга. Фактически обращение это описание личности заявителя. Чиновник невольно выстраивает эмоции о человеке, что написал свои взгляды, читая обращение и его смысл. Это является принципиально ответственнымв местах, если ответ открывается от умственного осознания.

Презумпция невиновности – положение обвиняемого в совершении преступления, при котором он считается невиновным до доказательства его вины в законном порядке. Презумпция невиновности регламентируется Всеобщей декларацией прав человека, Международным пактом о политических и гражданских правах, Конституцией РФ, согласно которым она считается общепризнанным принципом. В УК РФ презумпция невиновности закреплена, как единый принцип уголовного процесса, так и детально раскрытое содержание отдельных норм. Согласно принципу презумпции невиновности, возникающие сомнения, не имеющие доказательной базы, будут истолкованы в пользу обвиняемого (ч. 2 ст. 49 Конституции РФ).

Презумпция невиновности

Читайте также:

Презумпция невиновности является одним из наиболее важных институтов демократического государства. Основные положения данного принципа регламентированы в ст. 49 Конституции РФ, а также в отраслевом уголовно-процессуальном законодательстве (ст. 14 УПК РФ). Сущность презумпции невиновности заключается в том, что все граждане предполагаются добропорядочными и могут считаться виновными в совершении преступлений лишь при наличии определенных условий и в строго определенный законом момент.

Презумпция невиновности является важнейшей гарантией от необоснованного осуждения лица, обязывает должностных лиц, ответственных за производство по делу, доказать виновность лица в совершении преступления, соблюсти процедуру установления виновности лица.

Содержание принципа презумпции невиновности складывается из двух компонентов, составляющих необходимые условия, лишь при наличии которых лицо может быть признано виновным в совершении преступления.

Первый определяет правила доказывания виновности лица в совершении преступления и заключается в том, что обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном Уголовно-процессуальным кодексом РФ порядке. Данное положение означает, что виновность лица в совершении преступления должна быть доказана надлежащими субъектами уголовно-процессуальной деятельности путем сбора, оценки и проверки доказательств, предусмотренных уголовно-процессуальным законом с соблюдением требований всех уголовно-процессуальных норм. Это значит, что доказывание виновности лица в совершении преступления должно осуществляться участниками уголовного процесса со стороны обвинения — лицами, осуществляющими уголовное преследование (дознавателем, следователем, прокурором, частным обвинителем, потерпевшим и др.). Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Важнейшей предпосылкой, необходимой для признания лица виновным в совершении преступления, является необходимость осуществления доказывания по уголовному делу теми доказательствами, которые предусмотрены уголовно-процессуальным законом и получены по правилам, этим законом регламентированным. Доказательства же, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона, являются недопустимыми и не могут быть положены в основу обвинения.

Второе условие, которое в совокупности с вышеуказанным обусловливает прекращение действия презумпции невиновности в отношении отдельного гражданина — установление виновности лица в совершении преступления вступившим в законную силу приговором суда. Поскольку правосудие по уголовным делам в Российской Федерации осуществляется только судом, то признать лицо виновным в совершении преступления может только суд. Это означает, что обвинительный приговор в отношении конкретного лица должен быть вынесен в судебном заседании надлежащим составом суда с соблюдением требований Уголовно-процессуального кодекса РФ. И только вступление в законную силу обвинительного приговора суда (приговор суда вступает в законную силу по истечении 10 дней со дня его вынесения, если он не был обжалован в установленном законом порядке) прекращает действие презумпции невиновности в отношении подсудимого — с этого момента лицо считается виновным в совершении преступления.

В содержание принципа презумпции невиновности входит еще целый ряд важнейших положений: обязанность опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения; обвиняемый не должен доказывать свою невиновность, он может давать показания или отказаться от этого. Участие в доказывании — право обвиняемого, которым он пользуется по своему усмотрению, отказ обвиняемого от дачи показаний, предоставления доказательств и др. не может быть истолкован против него, не может влечь за собой применение принудительных мер в отношении обвиняемого, обвиняемый не может быть принужден к даче показаний.

Признание обвиняемым своей вины не освобождает должностных лиц, ответственных за производство по делу, от участия в доказывании. Признание обвиняемого должно быть подтверждено всей совокупностью имеющихся по делу доказательств.

Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом, толкуются в пользу обвиняемого.

Статья 17. Презумпция невиновности и обеспечение доказанности вины

1. Статья закрепляет одно из важнейших положений демократического, правового государства, что нашло свое отражение в ст. 62 Конституции Украины. в п. 1 ст. 11

ВДПЧ п. 2 ст. 6 КЗПЛ, п. 2 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, в принципе 36 Свода принципов защиты всех лиц, подвергающихся задержанию или заключению каким-либо образом, ч. 2 ст. 2 УК. презумпцию невиновности.

Установка непосредственно в Конституции Украины формулы презумпции невиновности и закрепления ее в комментируемой статье как объективные правового положения имеет важнейшее значение для защиты прав и законных интересов лиц, привлекаемых к орбите уголовного судопроизводства, для следственной и судебной практики, влияет на законотворческий процесс.

Презумпцию невиновности необходимо рассматривать в-правовом и процессуальном смыслах. Как обще-правовое требование она определяет положение лица в обществе. Хотя этот принцип сформулирован как уголовное процессуальный, однако его действие выходит за рамки только уголовного процесса. Презумпция невиновности объективное правоположення. Это требование закона, обращенной ко всем гражданам, должностных лиц, государственных и общественных организаций, к общественному мнению в целом. Такой позиции придерживается и ЕСПЧ, что в своем решении от 10 февраля 1995 г. по делу «Аллене где Рибермон против Франции» подчеркнул, что сфера применения принципа презумпции невиновности значительно шире: он обязателен не только для уголовного суда, который решает вопрос об обоснованности обвинения, но и для всех других органов государства.

В процессуальном смысле презумпцию невиновности необходимо рассматривать как требование, определяет правовое положение участников уголовного судопроизводства, и прежде подозреваемого, обвиняемого, как основу их процессуальных прав, гарантию всестороннего, полного, беспристрастного исследования обстоятельств уголовного производства.

В самом общем виде правило презумпции невиновности означает, что лицо может быть признано виновным в совершении преступления и наказан лишь при условии, что ее вина будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена обвинительным приговором суда. Сообщение лицу о подозрении, составления следователем и утверждения прокурором обвинительного акта на стадии досудебного расследования, рассмотрение дела в подготовительном производстве не решают заранее признания его виновным в совершении преступления. Только один орган в государстве наделен таким правом это суд, который является согласно Конституции Украины (ст. 124) носителем судебной власти, осуществляющий правосудие в условиях законности, независимости, гласности и состязательности.

Приговор суда является единственным процессуальным документом, устанавливающим виновность обвиняемого (подсудимого). Приговор суда это акт, олицетворяет силу и авторитет судебной власти. Принимая и провозглашая приговор, суд от имени государства дает общественно-политическую, моральную и правовую оценку совершенным деянием, формулирует отношение государства к лицам, которые совершили преступление, применяет мероприятие государственного принуждения на основе судебного разбирательства и в установленной законом форме.

Во обвинительного приговора суда в отношении этой статьи следует понимать приговор, вступивший в законную силу. Такая необходимость обусловливает наличие в действующем уголовном процессуальном законодательстве процедур по пересмотру судебных решений в апелляционном и кассационном порядке (главы 31, 32 УПК ). Процессуальный порядок, предшествующий вступлению приговора суда в законную силу, является надежной гарантией справедливости правосудия и признания виновными только лиц, действительно совершивших преступление.

Принятие судом в отношении лиц оправдательного приговора независимо от оснований оправдания (если не доказано, что: совершено уголовное преступление, в котором обвиняется лицо, уголовное правонарушение совершено обвиняемым, в деянии обвиняемого есть состав уголовного преступления (ч. 1 ст. 373 УПК)) исключает возможность постановки его невиновности под сомнение. В частности, как нарушение принципа презумпции невиновности гражданина расценил ЕСПЧ высказанные судом подозрения невиновности оправданного при рассмотрении его ходатайства о выплате компенсации за время содержания под стражей (решение ЕСПЧ от 25 августа 1993 г. в деле Секанин).

2. Кроме общего правила, так называемой «формулы» презумпции невиновности, комментируемая статья, корреспондируя ч. 2 ст. 62 Конституции Украины, закрепляет правовые положения, вытекающие из этой формулы и являются гарантиями от безосновательной и необ основанной подозрения и обвинения. К ним, в частности, относится положение, согласно которому никто не обязан доказывать свою невиновность в совершении уголовного преступления и должно быть оправданным, если сторона обвинения не докажет виновность лица вне разумного сомнения.

Согласно ст. 25 УПК прокурор, следователь обязаны в пределах своей компетенции начать досудебное расследование в каждом случае непосредственного выявления признаков уголовного преступления (за исключением случаев, когда уголовное производство может быть начато только на основании заявления потерпевшего) или в случае поступления заявления (сообщения) о совершении уголовного преступления, а также принять все предусмотренные законом меры для установления события уголовного преступления и лица, его совершившего.

Кроме того, именно на них законом возлагается обязанность всесторонне, полно и беспристрастно исследовать обстоятельства уголовного дела, выявить как те обстоятельства, изобличающие, так и, оправдывающих подозреваемого, обвиняемого, а также обстоятельства, смягчающие или отягчающие его наказания, предоставить им надлежащую правовую оценку и обеспечить принятие законных и непредвзятых процессуальных решений (ст. 9 УПК).

Государственные органы, ведущие процесс, не имеют права перекладывать обязанность доказывания виновности на подозреваемого, обвиняемого. Это значит, что недопустимо требовать от лица представления доказательств в свою защиту и опровержение сообщения о подозрении или обвинительного акта. Закон категорически запрещает в ходе уголовного производства подвергать человека пыткам, жестокому, нечеловеческому или унижающему его достоинство обращению или наказанию, прибегать к угрозам применения такого поведения, удерживать человека в унизительных условиях, принуждать к действиям, которые унижают его достоинство (ч. 2 ст. 11 УПК). Такое принуждение давать показания является уголовно наказуемым деянием (ст. 373 УК Украины).

Отказ лица от участия в доказывании, отвечать на вопросы, давать показания по поводу подозрения или обвинения, давать объяснения или показания, которые могут стать основанием для подозрения, обвинения в совершении ее близкими родственниками или членами его семьи уголовного преступления (ст. 18 УПК ) не может тянуть для подозреваемого, обвиняемого (подсудимого) негативных последствий ни в части признания его виновным, ни в части определения ему меры и вида наказания.

Вместе с тем освобождение обвиняемого от обязанности доказывать свою невиновность не лишает его права участвовать в доказывании в уголовном производстве. Он вправе собирать и представлять следователю, прокурору, следственному судье доказательства, давать показания, заявлять ходатайства и т.д. При этом поскольку подозреваемый, обвиняемый заинтересован в том, чтобы доказать свою невиновность, меньшую виновность или вообще избежать наказания, закон не предусматривает для него ответственности за дачу заведомо ложного показания (если такое показания не соединенное с обвинением невиновного в совершении преступления) и не расценивает этот факт как обстоятельство, отягчающее наказание (ст. 67 УК Украины). Доказывая свою невиновность или меньшую виновность, подозреваемый, обвиняемый осуществляет таким образом свое право на защиту. Поэтому доказывания является его правом, но не является его юридической обязанностью.

Непосредственное практическое значение положений этой части комментируемой статьи для суда, рассматривающего уголовное дело в судебном разбирательстве заключается в том, что когда вина обвиняемого не была доказана стороной обвинения вне разумного сомнения, суд должен вынести оправдательный приговор (ч. 1 ст. 373 УПК).

3. Важное положением, которое вытекает из общей формулы презумпции невиновности, содержится в ч. 3 ст. 62 Конституции Украины и ч. 3 комментируемой статьи. Сущность его заключается в том, что подозрение, обвинение не может основываться на доказательствах, полученных незаконным путем. Конституция добавляет также к этому положению, не может основываться обвинение на предположениях.

Согласно закону доказательствами в уголовном производстве являются фактические данные, полученные в предусмотренном УПК порядке, на основании которых следователь, прокурор, следователь судья и суд устанавливают наличие или отсутствие фактов и обстоятельств, имеющих значение для уголовного производства и подлежат доказыванию (ч. 1 ст. 84 УПК). Новый УПК устанавливает жесткие требования относительно допустимости доказательств. ЕСПЧ в своих решениях неоднократно отмечал, что допустимость доказательств является прерогативой национального права и, по общему правилу, именно национальные суды полномочны оценивать предоставленные им доказательства (решения по делам «Тейксейра де Кастро против Португалии» от 9 июня 1998 г.; решение по делу « Шабельник против Украины »от 19 февраля 2009 г.), а порядок сбора доказательств, предусмотренный национальным правом, должно соответствовать основным правам, признанным КЗПЛ, а именно: на свободу, личную неприкосновенность, на уважение частной и семейной жизни, тайну корреспонденции, на неприкосновенность жилища (статьи 5, 8) и тому подобное.

Согласно требованиям УПК доказательства признаются допустимыми, если они получены в порядке, установленном УПК. Закон связывает недопустимости доказательств прежде всего с существенным нарушением прав и свобод человека. В частности, недопустимы доказательства, полученные в результате существенного нарушения прав и свобод человека, гарантированных Конституцией Украины и законами Украины, международными договорами, согласие на обязательность которых дано Верховной Радой Украины, а также любые другие доказательства, полученные благодаря информации, полученной в результате существенного нарушения прав и свобод человека. Суд обязан признать существенными нарушениями прав человека и основных свобод, в частности, такие деяния, как осуществление процессуальных действий, которые требуют предварительного разрешения суда, без такого разрешения или с нарушением его существенных условий, получение доказательств в результате пыток, жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство личности обращения или угрозы применения такого поведения, нарушение права лица на защиту, получение показаний или объяснений от лица, не была уведомлена о своем праве отказаться от дачи показаний и не отвечать на вопросы, или их получения с нарушением этого права; нарушение права на перекрестный допрос, получение показаний от свидетеля, который в дальнейшем будет признан подозреваемым или обвиняемым в этом уголовном производстве (ст. 87 УПК).

Именно такой путь избрал Конституционный Суд Украины по правам человека, давая официальное толкование положения ч. 3 ст. 62 Конституции Украины. Суд отметил, что обвинения лица в совершении преступления не может основываться на доказательствах, полученных в результате нарушения или ограничения конституционных прав и свобод личности, кроме случаев, в которых Основной Закон Украины допускает такие ограничения.

Признаваться допустимыми и использоваться как доказательства в уголовном деле могут только фактические данные, полученные в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства. Проверка доказательств на их допустимость является важнейшей гарантией обеспечения прав и свобод человека и гражданина в уголовном процессе и принятия законного и справедливого решения по делу. Анализ положения ч. 3 ст. 62 Конституции Украины «обвинение не может основываться на доказательствах, полученных незаконным путем» дает основания для вывода, что обвинение в совершении преступления не может быть обосновано фактическими данными, полученными незаконным путем, а именно: с нарушением конституционных прав и свобод человека и гражданина; с нарушением установленных законом порядка, средств, источников получения фактических данных не уполномоченным на то лицом и т.д. (Решение КСУ по делу по конституционному представлению Службы безопасности Украины относительно официального толкования положения части третьей статьи 62 Конституции Украины 20 октября 2011 № 12рп/2011).

Недопустимы доказательства не могут быть использованы при принятии процессуальных решений, на них не может ссылаться суд при принятии судебного решения (ст. 86 УПК). Кроме того законом предусматриваются случаи признания доказательств недопустимыми (статьи 8789 УПК). Нарушение указанных требований УПК лишают полученные сведения доказательного значения, делают доказательство недопустимым. Такое доказательство не может быть положен в основу подозрения, обвинения, использован для доказывания других значимых в уголовном производстве обстоятельств.

Конституционное положение о том, что обвинение не может основываться на предположениях, следует толковать ограничительно. Речь идет только о таких предположения, на основании которых могут быть сделаны обвинительные заключения. Если же это результат толкования сомнений в пользу лица, то такие предположения могут и должны быть использованы теми, кто ведет процесс, для формулирования выводов по делу.

4. Когда законодатель предусматривает, что все сомнения относительно доказанности вины лица истолковываются в его пользу (ч. 3 ст. 62 Конституции Украины), речь идет не о любой вопрос, возникающий при расследовании или судебном рассмотрении уголовного дела, а лишь о том, который нельзя устранить. Непреодолимыми сомнения признаются в тех случаях, когда собранные в уголовном производстве доказательства не позволяют сделать однозначный вывод о виновности или невиновности подозреваемого, обвиняемого, а предусмотренные законом средства и способы собирания доказательств исчерпаны. В ходе досудебного производства сомнения могут возникнуть как относительно подозрения или обвинения, которое формулируется в обвинительном акте в целом, так и в отношении отдельных обстоятельств, входящих в состав обвинения. В первом случае прокурор, следователь обязательств закрыть уголовное производство, а суд вынести оправдательный приговор. Сомнения, возникшие по отдельным обстоятельств, входящих в состав обвинения, вызывают не оправдание лица, а смягчение обвинения. Это может быть, в частности, исключение недоказанного эпизода преступной деятельности, переквалификация действий подозреваемого, обвиняемого на статью уголовного закона, предусматривающего более мягкий вид наказания, и тому подобное.

Правила толкования сомнений может касаться только фактической стороны уголовного дела: уголовно значимых признаков уголовного преступления (события уголовного преступления, времени, места, способа и других обстоятельств), допустимости отдельных доказательств, виновности лица. По вопросам квалификации уголовного преступления, назначения наказания все сомнения устраняются с помощью выяснения правового содержания закона и принятия соответствующего решения на основании внутреннего убеждения.

Решение, принятое в результате толкования неустранимых сомнений в пользу подозреваемого, обвиняемого имеет такое же значение и порождает такие же юридические последствия, как если бы оно основывалось на однозначно доказанной невиновности этого лица. С точки зрения юридического значения доказана виновность равнозначна доказанной невиновности.

5. Как уже было отмечено, презумпция невиновности объективное правоположення. Это требование закона, которая обращена ко всем гражданам, должностных лиц, государственных и общественных организаций, к общественному мнению в целом. Именно поэтому закон требует, что обращение с лицом, вина которой в совершении уголовного преступления не установлена обвинительным приговором суда, вступившим в законную силу, должен соответствовать обращению с невиновным лицом.

Это требование закона как составляющая общей основы презумпции невиновности получает прямое воплощение в нормах других отраслей отечественного законодательства. Например, согласно ст. 71 Жилищного кодекса Украины за гражданином в течение всего времени пребывания его под следствием и судом сохраняется занимаемое им жилое помещение; руководствуясь ст. 36 Кодекса законов о труде. расторгнуть трудовой договор с работником наймодатель имеет право только при вступлении в законную силу приговора суда, которым работник признается виновным в совершении преступления и осуждается к лишению свободы, и т.д.

В ходе судебного разбирательства председательствующий, судьи, присяжные обязаны воздерживаться от высказывания любых оценок и выводов относительно рассматриваемого дела вплоть до удаления суда в совещательную комнату для вынесения приговора, исключив любые проявления предвзятости и необъективности. Отступление от этого требования и объявления во время судебного разбирательства позиции председательствующего судьи, тогда как подсудимый еще не признан виновным, расценено ЕСПЧ как нарушение презумпции невиновности (решение по делу «Минелли против Швейцарии» от 25 марта 1983 г.).

Также читайте другие материалы данного раздела:

В. К. Волошина, РЕАЛИЗАЦИЯ ПРИНЦИПА ПРЕЗУМПЦИИ НЕВИНОВНОСТИ НА СТАДИИ ДОСУДЕБНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

Принцип презумпции невиновности является основополагающим кредо всякого цивилизованного государства. Он является одним из основных принципов правосудия, закрепленных Конституцией Украины, а также записан во всех международных пактах о правах человека.

Статья 62 Конституции устанавливает, что «лицо считается невиновным в совершении преступления и не может быть подвергнуто уголовному наказанию, пока его вина не будет доказана в законном порядке и установлена обвинительным приговором суда».

Принцип презумпции невиновности не является чем-то новым для права. Прообраз принципа презумпции невиновности мы можем встретить в римском частном праве (presumptio boni viri). Смысл его заключался в том, что каждый участник гражданско-правовых отношений предполагался действующим добропорядочно (bona fide), а если кто-то утверждал обратное, то он обязывался доказать это утверждение. Кто утверждает, тот доказывает — ei insumbit probatio qui dicit (11011 qui negat).

Презумпцию невиновности иногда трактуют как своего рода психическое состояние следователя, прокурора, судьи — сомнение в виновности, и поэтому предпочитают говорить не о презумпции невиновности, а о «допущении невиновности» [1]. Подобное представление лежит, видимо, и в основе предложения сформулировать в уголовно-процессуальном законе правило о презумпции невиновности следующим образом: «Органы расследования, прокурор и суд должны предполагать обвиняемого невиновным, пока не придут к окончательному выводу о его виновности, оформленному в соответствующем документе» [2].

Однако предположение как явление психики — это одна из форм мышления. Но разве можно посредством закона обязать человека мыслить так, а не иначе, допускать одно и не допускать другое?

Высказывалось также мнение, что презумпция невиновности — не более как логический прием— апагогическое доказательство — в формальной логике косвенное доказательство, когда вывод от истинности положения делается путем опровержения противоречащего ему положения, т. е. доказательство от противного [3], причем природа этого приема «именно логическая, а не юридическая» [4, 126]. Суть приема состоит в том, что истинность доказываемого тезиса (обвиняемый виновен в совершении данного преступления) устанавливается не прямо, а косвенно, путем опровержения доказательств антитезиса (обвиняемый невиновен в совершении данного преступления). Отсюда очевидна и приемлемость косвенного апагогического доказательства — достаточность косвенного доказывания вины, так как непосредственные доказательства виновности обвиняемого, по мнению А. И. Трусова, «находятся не всегда или их бывает недостаточно» [4, 148].

Между тем доказательство от противного, как и другие приемы формальной логики, известно более 2000 лет, что еще со времен Платона и Аристотеля. Однако с тех пор, мы знаем, в разных правовых системах презумпция невиновности утверждалась вместо презумпции виновности либо, и наоборот, презумпция невиновности вытеснялась презумпцией виновности. Заметим, также, что формулы «обвиняемый считается невиновным, пока не доказана его виновность и «обвиняемый считается виновным, пока не доказана его невиновность», противоположные по содержанию, имеют одну и ту же логическую структуру.

Таким образом, этот логический прием в концепции А. И. Трусова имеет методологическое значение, так как вытекает из гносеологической установки автора, его взгляда на сущность истины, устанавливаемой по уголовному делу.

Являясь правовым положением, правилом поведения, презумпция невиновности запрещает поступать с обвиняемым как с преступником до тех пор, пока не вступил в силу обвинительный приговор.

Может возникнуть вопрос: как совмещается это положение с тем, что обвиняемый — это тот, кому ввиду достаточных доказательств официально предъявлено обвинение в совершении конкретного преступления? Не означает ли это, что, привлекая данное лицо в качестве обвиняемого, следователь признает его преступником и соответственно с ним обращается? Известно мнение, что к этому моменту виновность обвиняемого должна быть установлена достоверно, истинно, неопровержимо [5]. Если стать на такую позицию, то неизбежен вывод, что в стадии досудебного расследования презумпция невиновности не действует и, во всяком случае, не определяет правового положения обвиняемого. Ведь постановление следователя — акт государственной власти, обладающий общеобязательной силой (ч. 5 ст. 114 УПК). И коль скоро постановление о привлечении в качестве обвиняемого рассматривается как достоверный вывод о виновности данного лица в преступлении, с ним и надо поступать как с преступником. Но рассуждение это основано на ошибочной исходной посылке и потому неправильно по существу.

Презумпция невиновности — элемент конституционного статуса граждан. «Презумпция невиновности,— по мнению В. Т. Томина и Б. Т. Безлепкина,— это компонент системы более высокого уровня, чем уголовный процесс. Она характеризует не положение обвиняемого в уголовном судопроизводстве, она — элемент общеправового статуса гражданина. Объективная презумпция невиновности в этом случае заключается в том, что уголовное судопроизводство есть единственный способ ее опровержения» [6].

В литературе высказана и противоположная точка зрения. Так, П. С. Эль- кинд и В. Я. Дорогов считают, что презумпция невиновности относится только к лицам, в отношении которых ведется уголовное расследование [7; 8].

Ч. С. Касумов утверждает, что «презумпция невиновности — не субъективное мнение того или иного участника уголовно-процессуальной деятельности, а объективно правовое положение, в силу которого закон считает обвиняемого невиновным и требует от учреждений, должностных лиц и граждан доказательства обратного». При этом он делает оговорку: «. Естественно, что из круга этих лиц исключается следователь и прокурор, так как именно они в силу специального своего положения осуществляют доказывание виновности обвиняемого» [9, 7]. Справедливость такого замечания вполне очевидна. «Ведь не может следователь привлечь лицо в качестве обвиняемого и одновременно считать его не виновным. Так и прокурор не может утвердить обвинительное заключение и, придя на суд, не поддерживать государственное обвинение» [9, 8].

Необходимым представляется остановиться на вопросе о специфике действия презумпции невиновности на различных стадиях уголовного процесса. В научной литературе долгое время кипели споры по этому поводу. В основном высказывались две основные точки зрения: а) презумпцию невиновности следует считать опровергнутой с момента вступления приговора в законную силу; б) презумпция прекращает свое действие с момента формирования убеждения о виновности, привлеченного к уголовной ответственности.

Так, В. Д. Арсеньев считал, что «достоверное установление виновности осуществляется уже в момент привлечения лица в качестве обвиняемого, и как следствие этого презумпция невиновности для него уже не действует» [10]. Однако из ст. 131 УПК нельзя сделать вывод о том, что вина лица уже окончательно доказана. В момент привлечения лица в качестве обвиняемого нельзя требовать, чтобы следователь собрал уже исчерпывающие доказательства виновности, поэтому, в данный момент, обвиняемый все еще считается невиновным. Если же стать на позицию В. Д. Арсеньева, то после привлечения лица в качестве обвиняемого следователю, прокурору и суду больше делать нечего — ведь виновность уже доказана. На самом деле это не так, ведь доказывание виновности в этот момент только начинается. И с этой позицией согласны и многие.

Н. Н. Полянский говорил о том, что «следователь, привлекающий лицо в качестве обвиняемого, не руководствуется презумпцией невиновности, а наоборот, он исходит из признания лица виновным» [11].

В такой формулировке презумпция невиновности вовсе не является правовой презумпцией, для которой характерно установление факта, наличие или отсутствие, которой дает законодателю основания для утверждения наличия или отсутствия другого факта. Поэтому нет обвинительного приговора — нет и вины обвиняемого.

Как было сказано выше, презумпция невиновности основана на версии, что обвиняемый невиновен, но исходит эта версия не от конкретного участника процесса, а от законодателя. По мнению законодателя, указанная версия считается недоказанной до тех пор, пока обвинительный приговор не вступит в законную силу.

Правовой принцип презумпции невиновности определяет правовой статус обвиняемого не только в уголовном процессе, но и во всех общественных отношениях, в которых он выступает в качестве одного из субъектов. «До тех пор, пока виновность лица в совершении преступления не будет доказана вступившим в законную силу приговором суда, никто не может обращаться с ним как с виновным и применять к нему уголовно-правовые санкции» [12].

На стадии досудебного расследования дела для реализации принципа презумпции невиновности необходимо помнить, что отождествлять подозреваемого или обвиняемого с виновным ни в коем случае нельзя. Больше того, эти понятия взаимно исключают друг друга. Если лицо привлекается к участию в деле в качестве подозреваемого, то в силу презумпции невиновности оно считается невиновным. Иными словами, подозреваемый приравнивается к невиновному. Если к подозреваемому предъявляется в установленном порядке обвинение — он также считается невиновным, однако приобретает статус обвиняемого. Но с момента, когда вынесенный обвиняемому обвинительный приговор вступил в законную силу, то появляется другая процессуальная фигура — осужденный, то есть виновный преступник.

Возбуждение уголовного дела означает, что компетентным государственным органам стало известно о совершении преступления, и, чтобы проверить полученные сведения, найти и наказать виновного, они посчитали необходимым применить те специальные средства, которые закон предоставляет им для борьбы с преступностью. Такие средства — производство обысков и выемок, назначение экспертиз, допрос свидетелей, потерпевших и так далее — может быть пущены в ход только после возбуждения уголовного дела. До этого никому не дозволено арестовать человека, прийти к нему в дом с обыском, описать его имущество, обязать его давать показания или как-то иначе ограничить его права. Поэтому к подозреваемому, исходя из принципа презумпции невиновности, не могут применяться ограничения прав и свобод, допустимые в отношении преступника.

В ходе же расследования и судебного разбирательства — до вступления приговора в законную силу — к обвиняемому (подсудимому) могут быть применены принудительные меры. Так, отстранение обвиняемого от занимаемой должности по постановлению следователя внешне схоже с таким наказанием, как увольнение от должности, а мера пресечения в виде заключения под стражу напоминает лишение свободы по приговору суда, тем более, что обвиняемого в этом случае помещают в тот же следственный изолятор, где находятся и осужденные, ожидающие отправки в учреждения исполнения наказания. Не означает ли это, что с обвиняемым обращаются как с преступником? Совместимы ли такие меры с презумпцией невиновности? Эти вопросы требуют разъяснения. Прежде всего, необходимо отметить, что привлечение к уголовной ответственности само по себе не обусловливает отстранения от занимаемой должности, а также заключения под стражу или иных мер пресечения (подписка о невыезде, личное поручительство и др.). Для применения этих мер требуются особые основания.

Меру пресечения следователь, прокурор, суд вправе применить лишь при наличии достаточных оснований полагать, что подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, осужденный будет пытаться уклониться от следствия и суда или от исполнения процессуальных решений, препятствовать установлению истины по делу или продолжать преступную деятельность (с. 2. ст. 148 УПК).

Таким образом, возможность применения к обвиняемому предусмотренных законом мер процессуального принуждения ни в коей мере не колеблет принципа презумпции невиновности. Она должна служить основой исследования процессуальных правил, регламентирующих применение данных мер.

Исходя из того, что при задержании подозреваемого правоохранительные органы имеют дело с лицом, виновность которого еще не установлена, закон не требует приводить в протоколе задержания достаточные фактические данные, в полном объеме доказывающие участие подозреваемого в совершении преступления. Поскольку при задержании ограничивается личная свобода лица, виновность которого еще не установлена, то закон предусматривает сокращенный срок задержания. В отношении подозреваемого мера пересечения может применяться на срок не более 10 суток. Таково категорическое требование закона. Если следователю (органу дознания) не удалось в течение 10 суток с момента применения меры пресечения собрать достаточные доказательства для предъявления обвинения и предъявить обвинение, то подозреваемый освобождается от ограничения своих прав, т. е. мера пресечения отменяется (ч. 4 ст. 148 УПК). В этом и проявляется действие презумпции невиновности в отношении подозреваемого.

Правило, содержащееся в ч. 2 ст. 22 УПК, является составной частью принципа презумпции невиновности: бремя доказывания лежит на утверждающей стороне. Дознаватель, следователь и прокурор обязаны доказывать обвинение. Недопустимо перелагать на обвиняемого обязанность доказывания своей невиновности или меньшей виновности, наличия обстоятельств, исключающих его уголовную ответственность. Но это не исключает права стороны защиты доказывать невиновность или меньшую виновность обвиняемого.

Недоказанная виновность по своим правовым последствиям равнозначна доказанной невиновности (п. 2 ст. 213 УПК). Если бы закон возлагал на обвиняемого обязанность доказывания своей невиновности, то тем самым не только обвиняемый был бы поставлен в тяжелое положение, но и создавались бы условия для постановления неправосудного приговора, так как обвиняемый часто не умеет и не всегда может найти и тем более представить нужные доказательства того, что он не совершил преступления. С этим связано и другое принципиально и практически важное положение: для оправдания подсудимого не требуется установления его невиновности, поскольку недоказанность виновности подсудимого является основанием к выводу о его невиновности.

Никак нельзя согласиться с содержащимся в ст. 74 УПК положением, согласно которому «признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинительного приговора только при подтверждении признания совокупностью имеющихся доказательств по делу». Конституционный принцип презумпции невиновности не позволяет ни при каких условиях положить признание обвиняемым своей вины в основу обвинения. Признание своей вины — лишь одно из равных среди имеющихся по делу доказательств. Признание своей вины не прекращает действие презумпции невиновности. «При этом, — как отметил И. А. Либус, — обвиняемый считает себя виновным, а закон, напротив, считает его невиновным до вступления обвинительного приговора в законную силу» [13]. Обвиняемый, сознавшийся в совершении преступления, благодаря действию принципа презумпции невиновности может ограничиться заявлением о признании своей вины, и его нельзя обязать давать на этот счет показания, указать на доказательства либо их передать, требовать подтверждения правдивости сделанного признания. В данном случае на обязанности самого следователя, прокурора и суда лежит проверка правдивости показаний обвиняемого на основе собранных по делу доказательств.

Важной гарантией осуществления принципа презумпции невиновности является возможность отказа обвиняемого от дачи показаний. При этом отказ от участия в доказывании не должен обращаться против его интересов, в частности, как доказательство его виновности. В противном случае это оказывало бы воздействие на обвиняемого и принудило в итоге давать показания против себя самого.

Из требования презумпции невиновности обвиняемого вытекает правило, согласно которому всякое сомнение толкуется в пользу обвиняемого (in dubio pro reo).

Раннее в научной литературе было высказано мнение о том, что «в пользу обвиняемого можно толковать не всякое неустранимое сомнение, а лишь разумное, которое учитывает обычный порядок вещей против сомнения абстрактного, отвлеченного от реальных условий» [14]. Однако этот взгляд не получил широкого признания и был подвергнут критике.

По-нашему мнению, правило о толковании сомнений в пользу обвиняемого должно пониматься в том смысле, что в случаях, когда установленные факты (имеющиеся доказательства) позволят сделать не один, а несколько вытекающих из них выводов, следует делать только тот вывод, который более благоприятен обвиняемому, говорит в его пользу. Думается, что при таком понимании это процессуальное правило представляет собой важную гарантию против необоснованных обвинений и осуждений граждан.

На практике может возникнуть ситуация, когда хотя собранные доказательства и не вызывают сомнения, но их недостаточно для вынесения приговора. В этом случае следователь, суд не могут с точностью сделать вывод о фактах, необходимых для обоснования выдвинутого тезиса, поэтому и в этом случае мы можем применить правило о толковании сомнений в пользу обвиняемого.

Поскольку на обвиняемом не лежит обязанность доказывания, то всякая обязанность доказывания сомнительного факта ложится на следователя, прокурора и суд. Пока они не устранят сомнения, обвинение не может считаться доказанным. Если эти сомнения неустранимы, то они должны быть истолкованы в пользу обвиняемого. Это правило способствует установлению истины по делу. «Так как если сомнение не доказано, мы не можем говорить об истинности» [9, 66].

Толкование сомнения в пользу обвиняемого способствует установлению объективной истины по уголовному делу, т. к. обвинение в этом случае основывается на несомненных доказательствах и бесспорных фактах.

Существует противоречие между наличием известных исходных данных, лишь с вероятностью указывающих на преступление, на лиц, его совершивших, и потребностью в исчерпывающем, достоверном знании о том, что произошло, является ли обвиняемый преступником, или он непричастен к преступлению. Единственный путь разрешения данного противоречия — полное, всестороннее и объективное исследование обстоятельств дела, собирание и оценка доказательств. И пока этот путь не пройден, нет оснований считать обвиняемого преступником. Нужно еще раз подчеркнуть, что презумпция невиновности означает вовсе не субъективное мнение того или иного участника процесса, а объективное правовое положение, устанавливаемое Конституцией Украины.

Презумпция невиновности не препятствует деятельности следственных органов по раскрытию преступлений и привлечению совершивших их лиц к ответственности. Наоборот, она предполагает активность и целеустремленность в этой деятельности, требует, чтобы в каждом случае совершения преступления обвинение было доказано и были выявлены основания для признания обвиняемого виновным по приговору суда.

Таким образом, презумпция невиновности, с одной стороны, стимулирует улучшение качества и повышение уровня деятельности органов следствия по раскрытию преступлений и изобличению лиц, их совершивших, а с другой — создает гарантии против необоснованного привлечения в качестве обвиняемого, предания суду и осуждения, связывая признание судом виновности лица с несомненной доказанностью его вины.

Реализация принципа презумпции невиновности обеспечивается посредством принятия решения должностными лицами органов расследования, а законность, обоснованность и мотивированность решений является одновременно и условием позитивной реализации данного принципа. Вместе с тем, исполнение требований принципа презумпции невиновности в ходе досудебного расследования обеспечивает юридическую силу всех процессуальных решений, принимаемых в связи с возбуждением и расследованием уголовных дел.

Литература

1. Челъцов М. А. Уголовный процесс. — М. Госюриздат, 1948. — С. 182.

2. Нажимов В. П. Дискуссионные вопросы учспия о принципах советского уголовного процесса // Вопросы организации суда и осуществления правосудия в СССР. — 1975. — Вып. 4. — О. 27.

3. Новейший словарь иностранных слов и выражений: [Более 25 ООО с л. ст. более 100 ООО сл. и выражений]. — Минск: Харвеет; М. ACT, 2001. — С. 70.

4. Трусов А. И. Основы теории судебных доказательств. — М. Госюриздат, 1960. — С. 126, 148.

5. Ларин А. М. Презумпция невиновности. — М. Наука, 1982. — С. 33.

6. Томин В. Т. Безлепкин Б. Т. Презумпция певиповпости и советский уголовный процесс // Развитие пауки и практики уголовного судопроизводства в свете требований Конституции СССР. - М. 1978. — С. 64. ’

7. Элъкинд П. С. Некоторые актуальные вопросы советского уголовного судопроизводства // Развитие пауки и практики уголовного судопроизводства в свете требований Конституции СССР. - М. 1978. - С. 95. "

8. Дорогое В. Я. Повышение роли суда в уголовном судопроизводстве // Проблемы социалистической законности на современном этапе коммунистического строительства. — X. 1978. - С. 223.

9. Касумов Ч.С. Презумпция невиновности в советском уголовном праве. — Баку, 1984. — С. 7, 8, 66.

10. Арсеньев В. Д. К вопросу о презумпции псвиповпости в с ВОТС повой Конституции СССР. — Томск, 1979. — С. 55.

11. Полянский Н. Н. Вопросы теории современного уголовного процесса, — М. 1956. — С. 186.

12. Мартынчик Е. Г. Презумпция псвиповпости и гарантии ее осуществления, — Кишинев, 1989. — С. 34.

13. Либус И. А. Презумпция невиновности в советском уголовном процессе. — Ташкент, 1981. —

С. 130.

14. Каминская В. И. Презумпция невиновности в уголовном процессе // Социалистическая законность. — 1946. —Л« 4. — С. 26.

Источники:
mosadvokat.org, studopedia.net, pravo-ukraine.org.ua, www.pravoznavec.com.ua

Следующие статьи:


Как составить заявление о разводе

Узнай, как правильно пишутся заявления о расторжении брака. Несколько правил, соблюдая которые заявление будет грамотным. Читать далее