Главная Расшифровка юридических терминов

Свобода предпринимательства важнейший конституционный принцип


Прежде чем перерабатывать образец, естественно рекомендуем хорошо прочитать написанные в нем пункты постановлений. На момент чтения они вполне могут утратить свежесть. Сэкономленные деньги для всех полезны. Хороший бланк поддержит в решении проблем при изготовлении документа. Это поможет сберечь средства на найме адвоката.

Свобода предпринимательства – один из основных принципов в конституционном государственном строе, важнейшая экономическая свобода человека в демократическом обществе. Свобода предпринимательства заключается также вправе использовать человеком свое имущество и способности в сфере предпринимательской и иной, запрещенной законом хозяйственной деятельности. Этим принципом регламентируется право самостоятельно распоряжаться создаваемой и получаемой прибылью от предпринимательской деятельности. Свобода предпринимательства закреплена в Конституции РФ, и ограничивается лишь запретом на экономическую деятельность, связанную с недобросовестной конкуренцией и монополизацией.

3.1. Конституционные основы предпринимательской деятельности в Российской Федерации

Конституционное закрепление основ предпринимательской деятельности в Российской Федерации непосредственно связано с наделением граждан России неотчуждаемыми, признаваемыми от рождения правами, связанными со свободой, равенством и независимостью. Закрепленные в Основном законе конституционные принципы образуют основу правовой инфраструктуры современной экономики и способствуют эффективной защите участниками предпринимательской деятельности своих прав и свобод.

Конституция РФ формирует концепцию развития социальной рыночной экономики, закрепляя такие основные права и свободы гражданина, как право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ст. 34), частной собственности (ст. 35, 36), свободно распоряжаться своими способностями к труду (ст. 37), на свободное передвижение и выбор места жительства (ст. 27), на свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств (ст. 8), на интеллектуальную собственность (ст. 44), на возмещение государством вреда (ст. 53).

Конституционные положения, касающиеся статуса субъекта предпринимательской деятельности, конкретизируются большим количеством законодательных актов, в том числе особо детализируются в ГК РФ, получая развитие в общих началах ГК РФ (п. 1 ст. 1), закрепляющих равенство форм собственности, свободу перемещения товаров, услуг и финансовых средств на всей территории Российской Федерации, недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, судебную защиту нарушенных гражданских прав. В то же время ст. 1 ГК РФ допускает возможность ограничения свободы договора, а также иные случаи ограничения гражданских прав, перемещения товаров и услуг, что является исключением из общего правила.

Регулируя посредством гражданского законодательства предпринимательскую деятельность, федеральный законодатель обязан учитывать, что по смыслу ст. 55 Конституции РФ во взаимосвязи с ее ст. 8, 17, 34 и 35 возможные ограничения федеральным законом прав владения, пользования и распоряжения имуществом, а также свободы предпринимательской деятельности и свободы договоров, исходя из общих принципов права, должны отвечать требованиям справедливости, быть адекватными, пропорциональными, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей, в том числе прав и законных интересов других лиц.

Так, допуская возможность ликвидации юридического лица по решению арбитражного суда, вынесенному по иску налогового органа, Конституционный Суд РФ в постановлении от 18 июля 2003 г. N 14-П "По делу о проверке конституционности положений ст. 3 Федерального закона "Об акционерных обществах", ст. 61 и 99 ГК РФ, ст. 31 НК РФ и ст. 14 АПК РФ в связи с жалобами гражданина А.Б. Борисова, ЗАО "Медиа-Мост" и ЗАО "Московская Независимая Вещательная Корпорация" указал, что санкция в виде ликвидации юридического лица не может применяться лишь по одному формальному основанию - в связи с неоднократностью нарушений обязательных для юридических лиц правовых актов. Неоднократные нарушения закона в совокупности должны быть столь существенными, чтобы позволить арбитражному суду - с учетом всех обстоятельств дела, включая оценку характера допущенных нарушений и вызванных им последствий, - принять решение о ликвидации юридического лица в качестве меры, необходимой для защиты прав и законных интересов других лиц*(131).

В совместном постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ N 6/8 от 1 июля 1996 г. "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" также было обращено внимание на то, что в силу ст. 55 Конституции РФ и ст. 1 ГК РФ ограничение гражданских прав допустимо лишь на основании закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. В указанном постановлении особо отмечено, что иные нормативные правовые акты не могут содержать таких ограничений*(132).

Статья 55 Конституции РФ корреспондирует положениям ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод*(133), в соответствии с которой право каждого физического и юридического лица на уважение принадлежащей ему собственности и ее защиту (и вытекающая из этого свобода пользования имуществом, в том числе в целях осуществления предпринимательской деятельности) не умаляет право государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами.

В соответствии с ч. 3 ст. 62 Конституции РФ иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с российскими гражданами. В указанной статье закреплен традиционный для нашего законодательства принцип национального режима. Реализация данной статьи Конституции нашла свое закрепление в ст. 2 ГК РФ, предусматривающей, что правила, установленные гражданским законодательством, применяются к отношениям с участием иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц.

Статья 15 Конституции РФ дословно воспроизводится в ст. 7 ГК РФ и ст. 5 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации"*(134). Конституция РФ закрепляет юридическое верховенство международных договоров Российской Федерации в иерархии нормативных правовых актов, применяемых в России. Согласно ст. 15 Конституции в случае противоречия положения международного договора внутреннему российскому законодательству, в том числе положению конституционных законов, применяются правила международного договора РФ. Общепризнанные принципы и нормы международного права занимают очень важное место в правовой системе Российской Федерации. В соответствии со ст. 17 Конституции в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права. Содержание конституционного права на предпринимательскую деятельность обогащается и дополнительно гарантируется через подключение к внутреннему конституционному праву положений международного права. При этом иностранные предприниматели пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами России, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации*(135).

Конституционные нормы, составляющие правовую базу предпринимательской деятельности, являются взаимодополняющими и представляющими ценность именно в единстве и согласованности. В научной литературе отмечается, что все конституционные нормы можно условно объединить по определенным группам: о свободе экономической деятельности и договоров; о едином экономическом пространстве; о многообразии и равноправии различных форм собственности и основанных на них организационно-правовых форм предпринимательства; о защите конкуренции*(136).

Особое значение среди названных норм имеет ст. 34 Конституции Российской Федерации, которая провозглашает, что каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. В то же время не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию.

Свобода предпринимательской деятельности выражается в следующем:

- в свободе распоряжаться способностями к труду, проявляющейся в свободе выбора рода деятельности или профессии;

- свободе от недобросовестной конкуренции и монопольной деятельности;

- общей свободе совершать любые действия, не противоречащие действующему законодательству.

Статья 34 Конституции РФ объединяет частные и публичные нормы. С одной стороны, свобода предпринимательства, с другой - его государственное регулирование. В п. 1 ст. 34 Конституции РФ говорится о праве на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской деятельности, а в п. 2 той же статьи - о недопустимости экономической деятельности, направленной на монополизацию и недобросовестную конкуренцию.

Государство, как суверен политической власти, обязано обеспечивать определенный режим партнерских отношений для всех участников предпринимательской деятельности, что находит отражение в нормах, закрепляющих: равенство всех форм собственности; обязанность государственных органов поддерживать конкурентную среду; право на равную судебную защиту в случае нарушения законных прав и интересов.

Индивидуальные интересы предпринимателя могут входить в противоречие с интересами государства. Реальные противоречия общественной жизни, преломляясь в правовой форме, способны вызвать коллизии конституционных норм. Например, принцип свободы предпринимательства и договоров может противоречить принципу безопасности государства и т.д.

Конституционный статус предпринимателей, независимо от того, государственное это предпринимательство или частное, а также на территории какого субъекта осуществляется предпринимательская деятельность, должен быть единым. Единству статуса предпринимателей служат нормы ст. 71 Конституции, относящие к предметам исключительного ведения Российской Федерации те сферы, которые могут являться предметом государственного регулирования только на федеральном уровне. Это вопросы установления правовых основ единого рынка; финансовое, валютное, кредитное, таможенное регулирование, денежная эмиссия, основы ценовой политики; вопросы судоустройства, гражданского, гражданско-процессуального и арбитражно-процессуального законодательства, правового регулирования интеллектуальной собственности.

Положения ст. 74 Конституции РФ являются важной гарантией защиты прав и интересов граждан РФ, поскольку допускают возможность ограничения перемещения товаров и услуг, если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, природы и культурных ценностей. Данные ограничения могут вводиться только в соответствии с федеральным законом.

В ст. 57 Конституции РФ указано, что предприниматели обязаны платить установленные налоги и сборы. В соответствии со ст. 3 Налогового кодекса РФ ни на кого не может быть возложена обязанность уплачивать налоги и сборы, а также иные взносы и платежи, обладающие установленными Налоговым кодексом признаками налогов или сборов, не предусмотренные Налоговым кодексом либо установленные в ином порядке, чем это определено Кодексом.

При установлении налогов должны быть определены все элементы налогообложения. Акты законодательства о налогах и сборах должны быть сформулированы таким образом, чтобы каждый точно знал, какие налоги (сборы), когда и в каком порядке он должен платить. Все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (плательщика сборов).

Важной составной частью права на предпринимательскую деятельность является право предпринимателей иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами (п. 2 ст. 35 Конституции РФ). Собственник может быть лишен своего имущества только по решению суда. Изъятие имущества предпринимателей по решению суда - важнейшая конституционная гарантия их имущественной независимости от государства. При этом, ч. 2 ст. 46 Конституции РФ предусматривает право на обжалование решений и действий органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц в суд.

Содержащееся в п. 3 ст. 35 Конституции РФ положение о том, что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда и принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения, исчерпывающе определяет цели и условия изъятия имущества у предпринимателей. Данное возмещение выражается в форме компенсации в размере рыночной стоимости имущества на момент его отчуждения, а также возмещения всех убытков, причиненных собственнику имущества его изъятием.

Безусловным стимулом для развития предпринимательства являются положения ст. 53 Конституции РФ о возмещении государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Из анализа ст. 53 Конституции РФ явствует, что возмещению подлежит любой вред, причиненный властной деятельностью, независимо от того, незаконной деятельностью какой ветви власти причинен вред - законодательной, исполнительной или судебной.

Статья 53 Конституции РФ конкретизируется ст. 16 ГК РФ, устанавливающей, что убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием. Дальнейшую реализацию данное положение получает в ст. 1069 ГК РФ, которая регламентирует случаи ответственности за вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами.

В определении Конституционного Суда РФ от 20 февраля 2002 г. N 22-О "По жалобе открытого акционерного общества "Большевик" на нарушение конституционных прав и свобод положениями статей 15, 16 и 1069 ГК РФ"*(137) было указано, что, осуществляя восстановление нарушенных прав граждан и юридических лиц в форме возмещения убытков, суды должны обеспечивать справедливое разрешение дела и эффективное восстановление в правах. При этом анализ соответствующих норм Гражданского кодекса должен осуществляться в соответствии с их конституционно-правовым смыслом.

Гарантируя право на возмещение вреда, законодатель не устанавливает каких-либо ограничений по возмещению имущественных затрат, связанных в том числе с обоснованными затратами на ведение процесса. Иное противоречило бы обязанности государства по обеспечению конституционных прав и свобод.

Гарантиями предпринимательства являются закрепленные в Конституции неимущественные права, например право на неприкосновенность частной жизни, предусмотренное ст. 24 Конституции РФ, которое позволяет определить содержание права на предпринимательскую деятельность, поскольку в качестве своих элементов предполагает право на коммерческую тайну. Праву предпринимателей на коммерческую тайну как элемент их конституционно-правового статуса корреспондирует право каждого свободно получать информацию (ст. 29 Конституции РФ). Каждый член общества вправе претендовать на получение объективной информации о деятельности субъектов предпринимательства, с тем, чтобы они с помощью недобросовестной рекламы не вводили в заблуждение потребителей, не злоупотребляли своими правами. Федеральным законом от 18 июля 1995 г. N 108-ФЗ "О рекламе" запрещена недобросовестная, недостоверная, неэтичная, заведомо ложная и скрытая реклама*(138).

Обогащает содержание права на предпринимательскую деятельность содержащееся в ст. 30 Конституции РФ право каждого на объединение. Это право применительно к лицам, намеревающимся осуществлять коллективную предпринимательскую деятельность, означает свободу создания организаций в различных организационно-правовых формах, предусмотренных законом.

Часть 4 ст. 125 Конституции РФ, более расширительно толкуемая ст. 96 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации"*(139), предусматривает не только право граждан обратиться с индивидуальной и коллективной жалобой на нарушение прав и свобод, но и соответствующее право объединения граждан в форме организации. Как закон прямого действия, Конституция РФ предоставляет гражданам и их объединениям право обратиться в Конституционный Суд РФ с жалобой на нарушение конституционных прав и свобод. При этом предприниматели в соответствии с Конституцией РФ могут обратиться за защитой нарушенных прав и интересов не только в Конституционный суд, но и в суды общей юрисдикции, арбитражные и третейские суды.

Реализация конституционных гарантий предполагает формирование нормативной правовой базы, детализирующей положения Основного закона и обеспечивающей осуществление предпринимательской деятельности.

4. КОНСТИТУЦИОННЫЕ ОСНОВЫ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

Под конституционными основами предпринимательской деятельности понимаются основополагающие конституционные нормы, которые: формируют необходимые предпосылки для предпринимательской деятельности; предопределяют содержание, условия и порядок ее осуществления; обеспечивают право на предпринимательскую деятельность соответствующими гарантиями. Эти конституционные нормы: выражают определенные концепции правового регулирования; закрепляют конституционные принципы; определяют правовой статус предпринимателя, включающий его права, обязанности, ответственность, свободы и интересы, а также устанавливают их гарантии.

В структуру Конституции РФ входят также нормы, устанавливающие экономический публичный порядок: 1) принципы государственного регулирования экономической деятельности; 2) нормы о возможном ограничении основных экономических прав и свобод (ст. 55 и 56); 3) нормы о полномочиях федеральных органов государственной власти и органов власти субъектов РФ в сфере правового регулирования предпринимательства.

Конституционные принципы рыночной экономики можно классифицировать следующим образом.

1. Конституционные принципы, являющиеся проявлением общих принципов права: а) справедливости; б) пропорциональности и соразмерности при ограничении субъективных прав; в) юридической безопасности; г) добросовестности и недопустимости злоупотребления субъективными правами.

2. Общие конституционные принципы рыночной экономики: а) правового государства; б) демократии; в) разделения властей; г) равенства перед законом и судом; д) социальной рыночной экономики.

3. Специальные конституционные принципы рыночной экономики: а) общедозволительности; б) свободы экономической деятельности; в) единства экономического пространства; г) свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств; стабильности гражданского оборота; юридической безопасности предпринимателей; д) признания и защиты равным образом разных форм собственности; е) неприкосновенности частной собственности; ж) поддержки конкуренции.

На конституционный принцип свободы экономической деятельности опирается ряд норм гл. 2 Конституции РФ, закрепляющих права: 1) выбирать род деятельности или профессию (т. е. род занятий) – свобода быть либо наймодателем-предпринимате-лем, либо наемным работником (ст. 37 Конституции РФ); 2) свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства (ст. 27); 3) на объединение для совместной экономической деятельности (ч. 1 ст. 34); 4) иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами, свобода владеть, пользоваться и распоряжаться землей и другими природными ресурсами (ст. 34 и 35) и свобода рынка земли (ч. 2 ст. 36); 5) на свободу договора (ч. 2 ст. 35); 6) на защиту от недобросовестной конкуренции (ч. 2 ст. 34); 7) заниматься любой предпринимательской деятельностью в соответствии с принципом «разрешено все, что не запрещено законом» (ч. 1 ст. 34).

Конституционные нормы охраняют не только частные интересы, но и общественные (публичные). Этим продиктована необходимость включения в Конституцию РФ положений, определяющих границы (пределы) основных экономических прав.

" xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU">Реферат на тему

" xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU">КОНСТИТУЦИОННЫЕ ОСНОВЫ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

" xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU">Статья 34 Конституции Российской Федерации

1. Каждый имеет право на свободное использование своих " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> законом экономической деятельности.

2. Не допускается экономическая деятельность, направленная на " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> монополизацию и недобросовестную конкуренцию.

" xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU">I. Смена вех

Модернизация экономической модели, закрепленной в Конституции " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> РСФСР 1978 года в качестве "единого народнохозяйственного комплекса, " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> охватывающего все звенья общественного производства, распределения и " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> обмена на территории РСФСР", началась три года назад. Это определение экономики РСФСР, содержавшееся в ст. 16 Конституции РСФСР, было " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> исключено на V Съезде народных депутатов РСФСР. Тем самым государство " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> объявило об отказе от огосударствления всех сфер производства, " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> распределения, обмена.

Симптоматично, что в соответствии со ст. 16 Конституции РСФСР " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> 1978 года распределение предшествовало обмену, то есть обмениваться " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> можно было только тем, что уже распределено в централизованном " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> порядке.

Отказ от этого положения явился началом перехода к рыночной " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> модели экономики.

Конституционные положения в силу их повышенной стабильности и " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> жесткости не подходят для регулирования рыночных отношений. Их роль " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> состоит в другом - гарантировать устойчивость и предсказуемость " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> законодательства о предпринимательстве, основывающегося на ст. 34 " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> Конституции РФ.

Самое важное изменение концептуального подхода к " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> предпринимательству - это помещение ст. 34 в главе 2 Конституции, " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> посвященной правам и свободам человека и гражданина.

Трактовка предпринимательства через призму прав человека " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> позволяет утверждать, что отношения государства и предпринимателей " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> являются отношениями равных партнеров и у них имеются взаимные права и " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> обязанности.

" xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU">Если раньше в сфере экономики существовала монополия государства, то теперь предпринимательство рассматривается в Конституции как сфера, в которой приоритетом обладает частный интерес. Поскольку предпринимательство - это сфера частного интереса и инициативы, Конституция РФ не допускает монополии государства на внешнюю торговлю.

Имущественная независимость граждан закреплена в ст. 35 и 36 " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> Конституции РФ. Она, как важнейшее условие создания рыночной " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU">С реды, " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> означает также равенство, свободу договора, возмещение ущерба " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> участников торгового оборота.

Новый для российского законодательства концептуальный подход к " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> предпринимательству как прежде всего сфере господства частных " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> интересов, трактовка прав предпринимателей как разновидности прав " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> граждан означают, что конституционный статус предпринимателей, " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> независимо от того, государственное это предпринимательство или " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> частное, а также на территории какой области или республики " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> осуществляется предпринимательская деятельность, должен быть единым.

Единству статуса предпринимателей служат нормы ст. 71 " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> Конституции, относящие к ведению Российской Федерации установление " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> правовых основ единого рынка, гражданское законодательство, " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> процессуальное законодательство, правовое регулирование " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> интеллектуальной собственности. Единство статуса предпринимателей " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> вытекает и из ст. 19 Конституции, закрепляющей важнейший принцип " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> равенства всех перед законом и судом.

Правила деятельности для государственного предпринимательства не " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> могут отныне основываться на льготах и привилегиях.

Все нормы текущего законодательства о государственном " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> предпринимательстве должны создаваться применительно к правилам о " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> частном предпринимательстве, исходя из того, что это основная форма " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> деятельности. Поэтому указы Президента РФ, предусматривающие реформу " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> государственных предприятий, отмену нетарифного регулирования " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> экспорта, были направлены главным образом на то, чтобы конституционные " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> положения о предпринимательстве претворялись в жизнь.

В соответствии со ст. 18 Конституции РФ конституционное право на " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> предпринимательство является непосредственно действующим.

Прежде всего, непосредственное действие этого права проявляется в " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> том, что оно определяет смысл, содержание и применение законов, " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> деятельность законодательной и исполнительной власти.

Правительство РФ, к примеру, которое, кстати, возглавляет и " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> государственные системы предпринимательства, в своей нормотворческой " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> деятельности должно исходить из того, что предпринимательство - это " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> прежде всего область частного интереса. Поэтому недопустимо оставлять " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> за частным сектором такую сферу, которая неизмеримо мала по сравнению " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> с масштабами деятельности государственного предпринимательства.

Да и тот факт, что правительство возглавляет государственное " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> предпринимательство, не позволяет ему в нормативном порядке определять " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> общие условия предпринимательской деятельности. Не случайно в ст. 4 " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> Конституции закреплен принцип верховенства законов.

Безусловно, положения ст. 34 являются непосредственно " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> действующими и для Конституционного Суда РФ, который должен сверять " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> результаты нормотворческой деятельности законодательных, " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> исполнительных органов государственной власти с положениями ст. 34 " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> Конституции и другими конституционными гарантиями предпринимательства. " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> Конституционный Суд осуществляет судебный конституционный контроль за " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> тем, чтобы органы государства, о которых идет речь в ст. 125 " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> Конституции РФ, в своей нормотворческой деятельности придерживались " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> тех конституционных положений, в которых может протекать " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> предпринимательская деятельность.

Сложнее обстоит дело с непосредственным действием норм ст. 34 " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> Конституции в деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов.

Право на свободное использование своих способностей и имущества " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> для предпринимательской деятельности является основой институтов или " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> даже отрасли законодательства. Поэтому непосредственное применение " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> положений ст. 34 Конституции судами общей юрисдикции и арбитражными " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> судами если и допустимо, то только в условиях отсутствия законов или " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> при несоответствии доконституционного законодательства новой " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> Конституции РФ.

" xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU">II. Основное содержание права на предпринимательскую деятельность

Содержание права на предпринимательскую деятельность может быть " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> выявлено только при системном анализе всех конституционных положений.

Конституция как свод важнейших юридических норм, регулирующих " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> отношения между государством и личностью, не может не регламентировать " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> отношения в сфере экономики. Конституционные гарантии " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> предпринимательства настолько многочисленны, что в научном обиходе " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> появилось условное понятие "экономическая конституция", обозначающее " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> проникнутую внутренним единством совокупность конституционных норм, " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> устанавливающих основные гарантии предпринимательства.

Содержащиеся в ст. 8 Конституции РФ положения о единстве " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> экономического пространства, свободном перемещении товаров, услуг и " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> финансовых средств, о поддержке конкуренции, свободе экономической " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> деятельности, о равенстве разных форм собственности позволяют уяснить сущность конституционного права на предпринимательскую деятельность.

Конституционные гарантии предпринимательства содержатся во всех " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> главах Конституции, хотя нередко они формулируются в нормах, " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> определяющих полномочия органов власти.

Так, в ст. 75 Конституции основная функция Центрального банка РФ " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> определена как необходимость обеспечения устойчивости рубля. Из " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> принципа устойчивости рубля может быть выведен такой элемент " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> содержания права на предпринимательскую деятельность, как право " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> предпринимателей на благоприятную экономическую среду, исключающую " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> прежде всего чрезмерную инфляцию. Независимость денежной системы от " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> правительства, конституционный правовой статус Центрального банка РФ " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> являются одновременно и конституционными гарантиями для развития " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> предпринимательской деятельности.

В статье 74 Конституции РФ содержатся положения о недопустимости " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> установления на территории РФ таможенных границ, пошлин, сборов и " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> каких-либо иных препятствий для свободного перемещения товаров, услуг " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> и финансовых средств.

Эти положения также предназначены для гарантирования права " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> предпринимательской деятельности. Из статьи 106 Конституции следует, " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> что решение вопросов о налогообложении предпринимателей может " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU">осуществляться только путем принятия законов, то есть закрепляется принцип " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> распоряжения государственными финансами только на основе законов, " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> принятых Государственной Думой и подлежащих обязательному рассмотрению " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> в Совете Федерации.

В статье 57 Конституции указано, что предприниматели обязаны " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> платить только законно установленные налоги и сборы. Законы, " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> устанавливающие новые налоги или ухудшающие положение " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> налогоплательщиков, обратной силы не имеют.

Важной составной частью права на предпринимательство является " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> право предпринимателей иметь имущество в собственности, владеть, " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> другими лицами (п. 2 ст. 35 Конституции РФ).

Изъятие имущества предпринимателей только по решению суда - " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> важнейшая конституционная гарантия их имущественной независимости от " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> государства.

Содержащееся в п. 3 ст. 35 Конституции положение о том, что " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> быть произведено только при условии предварительного и равноценного " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> возмещения, исчерпывающе определяет цели и условия изъятия имущества у " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> предпринимателей.

Если российские суды станут придерживаться практики широкого " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> подхода к интерпретации понятия незаконной экспроприации, будет " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> складываться благоприятный "климат" для развития предпринимательства, " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> в том числе с участием иностранного капитала.

В российской печати сообщалось об опасном прецеденте, созданном " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> объединением "Транснефть", когда оно отказало одному из совместных " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> предприятий в праве пользоваться его нефтепроводом. Подобные случаи " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> вполне могут подпадать под определение незаконной экспроприации и " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> влечь соответствующие юридические последствия. Рисковый характер " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> предпринимательской деятельности означает первостепенную важность " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> вопроса об ущербе предпринимателей и его возмещении.

Безусловным стимулом для развития предпринимательства являются " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> положения ст. 53 Конституции РФ о возмещении государством вреда, " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> государственной власти или их должностных лиц.

Это конституционное положение способно снижать степень риска, в " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> том числе и политического. Даже право на неприкосновенность частной " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> жизни, предусмотренное ст. 24 Конституции РФ, позволяет определить " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> содержание права на предпринимательскую деятельность, поскольку в " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> качестве своих элементов оно предполагает право на коммерческую тайну " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> (право на тайну проведения деловых операций).

" xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU">Праву предпринимателей на коммерческую тайну как элемент их конституционно-правового статуса коррелирует право каждого свободно получать информацию (ст. 29 Конституции РФ). Каждый член общества вправе претендовать на получение объективной информации о деятельности предпринимательских структур, с тем чтобы они с помощью недобросовестной рекламы не злоупотребляли своими правами.

Осуществление предпринимательских прав подпадает под общий " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> конституционный режим - осуществление прав и свобод человека и " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (ст. 17 " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> Конституции).

Обогащает содержание права на предпринимательство содержащееся в " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> ст. 30 Конституции право каждого на объединение.

Это право применительно к лицам, намеревающимся осуществлять " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> предпринимательскую деятельность, означает свободу создания различных " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> организационно-правовых форм (акционерные общества, товарищества, " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> кооперативы и т. д.). Регистрация объединения означает не получение " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> разрешения от государства, а юридический факт, с которым связывается " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> возникновение правоспособности юридического лица.

Конституция РФ закрепляет очень высокое положение международных " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> договоров Российской Федерации в иерархии нормативных актов. Согласно " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> ст. 15 положения международного договора даже выше положений " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> конституционных законов, поскольку если международным договором " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> правила международного договора.

Общепризнанные принципы и нормы международного права также " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> занимают очень важное место в правовой системе Российской Федерации. В " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> соответствии со ст. 17 Конституции в Российской Федерации признаются и " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> общепризнанным принципам и нормам международного права.

Таким образом, содержание конституционного права на " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> предпринимательство обогащается и дополнительно гарантируется через " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> подключение к внутреннему конституционному праву положений " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> международного права.

При этом иностранные предприниматели пользуются в Российской " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами России, " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> кроме случаев, установленных федеральным законом или международным " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> договором Российской Федерации.

" xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU">III. Конституционные ограничения

В пункте 1 статьи 34 Конституции предусматривается право каждого " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> на свободное использование своих способностей и имущества для " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> деятельности. Из этого положения вытекает возможность путем принятия " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> закона запрещать какие-то виды экономической деятельности. Если бы эта " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> норма не была ограничена положениями ст. 55 Конституции, она " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> представляла бы серьезную угрозу для предпринимательства.

Между тем в ст. 55 установлено, что в Российской Федерации не " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> человека и гражданина. Права и свободы человека и гражданина могут " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> необходимо в целях защиты основ конституционного строя, " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Таким образом, в ст. 34 Конституции можно обнаружить единство " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> двух противоположностей - свобода предпринимательства и " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> государственное регулирование предпринимательства и связанное с этим " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> ограничение прав.

Не случайно в п. 1 ст. 34 говорится о праве на свободное " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> использование своих способностей и имущества для предпринимательской " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> деятельности, а в п. 2 о том, что не допускается экономическая " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> конкуренцию.

Такая конструкция ст. 34 является следствием того, что в ст. 7, " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> находящейся в главе 1 "Основы конституционного строя", Российская " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> Федерация определяется как социальное государство, политика которого " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> свободное развитие человека.

Безусловно, индивидуальные интересы предпринимателя могут входить " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> в противоречие с интересами государства. Реальные противоречия " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> общественной жизни, преломляясь в правовой форме, могут вызывать " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> коллизии конституционных норм. Например, принцип свободы " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> предпринимательства и договоров может противоречить принципу " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> безопасности государства.

Способы разрешения такого рода коллизий предусмотрены в п. 3 ст. " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> 55 Конституции.

Конституция РФ предоставляет право разрешать их только " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> федеральным законодательным органам, поскольку ограничения " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> конституционных прав и свобод человека могут вводиться только " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> федеральным законом. Федеральный законодатель может признать, что " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> какие-то общественные или государственные цели настолько важны, что " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> ради них можно пойти на ограничение прав и свобод предпринимателей.

Конституция РФ устанавливает исчерпывающий перечень этих " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> общезначимых целей, хотя и формулирует их достаточно широко.

К сожалению, потенциально в Конституции РФ заложены широкие " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> дискреционные полномочия федерального законодательного органа по " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> ограничению прав предпринимателей.

В качестве возможного основания (цели) для ограничения " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> конституционных прав предпринимателей Конституция предусматривает " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> случаи, когда эти ограничения вводятся законом для защиты прав и " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> законных интересов других лиц. Да, не для защиты прав и интересов " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> других граждан, как следовало бы записать (и как обычно записывается в " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> международных документах), а именно - для защиты прав и интересов " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> других лиц.

Таким образом, даже права и интересы государственных юридических " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> лиц могут служить оправданием для законодателя при введении им " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> ограничений прав частных предпринимателей.

Вместе с тем положения ст. 74 Конституции придают этой опасности " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> кумулятивный характер, поскольку ограничения перемещения товаров и " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> услуг могут вводиться в соответствии с федеральным законом, если это " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> людей, охраны природы и культурных ценностей.

Таким образом, законодателю Конституцией РФ предоставлен " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> карт-бланш во введении ограничений прав предпринимателей.

Именно поэтому очень важно исключить содержание права на " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> предпринимательскую деятельность из многих положений Конституции, " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> закрепляющих права и свободы, и рассматривать его как синтетическое " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> конституционное право, поскольку федеральные законы не могут " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> противоречить Конституции.

В этой ситуации очень значительной становится роль " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> Конституционного Суда Российской Федерации. Рассматривая дела о " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> соответствии Конституции РФ федеральных законов, нормативных актов " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> Президента РФ и Правительства РФ, а также осуществляя официальное " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> толкование Конституции РФ, Конституционный Суд может обеспечить защиту " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> конституционных прав предпринимателей.

Безусловным достоинством Конституции РФ является то, что она " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> предоставляет право обращаться в Конституционный Суд с жалобами на " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> нарушение конституционных прав и свобод предпринимателей не только " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> гражданам, но и их объединениям (акционерным обществам, товариществам " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> и т. д.). При этом предприниматели в соответствии с Конституцией РФ " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> могут обратиться не только к помощи Конституционного Суда, но и к " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> содействию всех судов общей юрисдикции и арбитражных судов.

Статьи 46, 120, 125 Конституции устанавливают систему " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> конституционного судебного контроля. Конституционный Суд является " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> самым важным, но не единственным субъектом судебного конституционного " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> контроля. Конституция закрепляет специализацию судов в системе " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> судебного конституционного контроля. Конституционный Суд осуществляет " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> судебный контроль за соответствием положениям Конституции (о " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> предпринимательстве в том числе) законов, нормативных актов Президента " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> РФ, Правительства РФ.

Что же касается подзаконных нормативных и ненормативных актов, то " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> контроль за их соответствием Конституции возложен на суды общей " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> юрисдикции и арбитражные суды. Если же в деятельности общих судов при " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> рассмотрении дел подлежит применению закон, который по убеждению суда, " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> не соответствует Конституции, то тогда суды направляют запрос в " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> Конституционный Суд РФ и не применяют закон до получения решения " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> Конституционного Суда. Конституционные положения о праве на судебную " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> защиту (ст. 46), о праве на законный суд и о праве быть выслушанным " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> судом (ст. 47), на равенство перед судом (ст. 19) создают очень важные " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> элементы конституционного статуса предпринимателей.

Осознание всеми предпринимателями своего высокого " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> конституционного статуса, умение использовать конституционные " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> положения в спорах с государством для защиты своих прав и интересов - " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> все это элементы того "климата" для предпринимательства, который " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> кратко может быть охарактеризован следующим образом: "суровый, но " xml:lang="ru-RU" lang="ru-RU"> выжить можно".

Источники:
mosadvokat.org, sci-lib.biz, www.e-reading.mobi, reftrend.ru

Следующие статьи:


Форма и содержание договора.

Если нужно составить грамотный договор, следует соблюсти несколько правил, чтобы содержание не затерялось в не правильной форме. Подробнее...