БЕСПЛАТНАЯ ЮРКОНСУЛЬТАЦИЯ

Москва +74997031372, Санкт-Петербург: +78126271365, Общий: 8 (800) 333-94-83 доб. 826

Главная Юридический сленг

Конституционализм организация жизни общества в соответствии с Конституцией


Свободные средства, как правило, желанны. Перед тем как применять шаблон, как правило следует внимательно прочитать написанные в нем пункты закона. С течением времени они могут потерять свою актуальность. Правильный шаблон будет нужным в преодолении задач при составлении важного заявления. Это приблизит путь сохранить средства на услугах адвоката.

Конституционализм – организация, как в теории, так и в практике, государственной и общественной жизни, согласно нормам и принципам действующий Конституции. Теории и практики конституционализма, в каждой отдельной стране различаются, поэтому отдельно можно говорить о российском, польском, американском, индийском и ином конституционализме. Основным признаком конституционализма является реальная связанность нормами действующей Конституции всех органов государственной власти. Нельзя не отметить, что названный термин имеет наиболее широкое понятие, нежели конституционность, которая предполагает формальное соответствие действий властей нормами Конституции и нормативных актов.

Конституционализм

Конституционализм теория и практика организации государственной и общественной жизни в соответствии с конституцией. В каждой стране эти теория и практика имеют определенные отличия, поэтому наряду с К. вообще можно говорить об американском, российском, польском, индийском К. и т.д.

В точном смысле К. понимается только как политико-правовая теория и практика конституционного устройства, основанного на западных либерально-демократических ценностях.что подчеркивается обычно использованием выражения "западный К.".

Главным принципом (признаком) К. является не просто наличие конституции, а реальная связанность ее нормами всех органов государственной власти. При этом К. является более широким понятием, чем конституционность <конституционная законность), предполагающая формальное соответствие нормативных актов и действии властей нормам конституции. Нередко авторитарные конституции устанавливают практически неограниченные полномочия главы государства, и в этом случае любые действия последнего будут соответствовать конституционной норме. В содержание К. помимо формального соблюдения К/, входит еще ряд начал, обеспечивающих реальное ограничение могущества государственной власти: разделение властей - система "сдержек и противовесов", демократический политический режим, многопартийность, идеологический плюрализм, естественные и неотъемлемые права личности.

Такое понимание К. сложилось в эпоху буржуазных революций XVIII- XIX вв. когда стояла задача ограничить конституционными рамками прежде абсолютную власть монарха либо заменить ее иным, подконтрольным "народу" институтом.

Лучше всего и наиболее лаконично идея К. была сформулирована во французской Декларации прав человека и гражданина 17 89 года: "Общество, где не обеспечена гарантия прав и нет разделения властей, не имеет конституции". В дальнейшем содержание К. расширялось по мере общего расширения предмета конституционного регулирования и совершенствования демократических институтов. Современный К. предполагает безусловное признание и реализацию на практике широкого перечня прав и свобод человека, приоритет прав личности перед государственными интересами, равноправие граждан. Другим существенным элементом современного К. является наличие особых процессуальных и институциональных механизмов защиты конституции и обеспечения ее верховенства над иными актами, реализации конституционных норм. Этим целям служит прежде всего институт конституционного контроля.

В XX в. западный К. подвергся серьезным испытаниям во многих странах мира и в настоящее время остается далеко не общепризнанным. Почти все ценности К. были отвергнуты в тоталитарных государствах как социалистического, так и фашистского типа. Советская правовая наука противопоставила западному К.собственную конституционную теорию, воспринятую в других социалистических странах и некоторых странах социалистической ориентации. После крушения колониальных империй в 40- 70-е гг. большинство новых независимых государств довольно быстро отказались от конституционных моделей бывших метрополий ввиду отсутствия экономических. социальных, культурных предпосылок для их успешного функционирования. Вместо западных моделей конституционного устройства здесь утвердились однопартийные или военные диктатуры. К середине 70-х гг. столь явное неприятие на большей части земного шара методов правления, принятых в развитых западных странах, заставило говорить даже о "кризисе западного К.". Процесс возврата к западно-либеральным

демократическим ценностям наметился только в конце 80-х - начале 90-х гг. В эти же годы свою приверженность принципам западного К. провозгласили большинство бывших социалистических стран (страны Восточной Европы, бывшие союзные республики СССР, Монголия), что нашло формальное отражение в их новых конституциях. Однако на практике последовательно провести принципы западного К. смогли лишь отдельные из этих стран. В других (особенно тех, где имеют место серьезные национальные и гражданские конфликты) К. остается скорее "голой" нормой, чем реальностью. Совершенно неприемлемыми идеи К. остаются для социалистических Китая, Северной Кореи, Вьетнама, Кубы, абсолютных монархий Азии, Ирана и некоторых других стран.

Конституционализм: опыт Америки и других стран

Грэг Рассел

«Свобода личности в государстве заключается в наличии постоянных правил жизни общества, единых для всех его членов, которые устанавливаются законодательной властью, созданной в данной общественной структуре».

Джон Локк

Второй трактат, гл. 4

Конституционализм, или принцип господства права, подразумевает ограничение властных полномочий руководителей государства, государственных органов и реализацию данных ограничений с использованием установленных процедур. В качестве предмета политической или правовой теории данное понятие связано с понятием государства, которое в первую очередь служит как во благо общества в целом, так и для защиты прав отдельной личности.

Конституционная форма правления, уходящая корнями в систему либеральных политических идей, возникла в Западной Европе и США в качестве гаранта прав человека на жизнь и на имущество, а также на свободу слова и вероисповедания. Говоря об обеспечении защиты данных прав, творцы Конституции придавали особое значение ограничению полномочий каждой ветви государственной власти, равенству всех перед законом, беспристрастному судопроизводству и отделению церкви от государства. Среди характерных представителей этой системы взглядов можно назвать поэта Джона Мильтона (John Milton), правоведов Эдварда Коука (Edward Coke) и Вильяма Блэкстоуна (William Blackstone), таких государственных деятелей, как Томас Джефферсон (Thomas Jefferson) и Джеймс Мэдисон (James Madison), а также философов Томаса Гоббса (Thomas Hobbes), Джона Локка, Адама Смита (Adam Smith), барона де Монтескье (Baron de Montesquieu), Джона Стюарта Милла (John Stuart Mill) и Исайю Берлина (Isaiah Berlin).

По-видимому, в 21-м веке проблемы системы конституционного правления возникнут в отдельных государствах, которые считаются демократическими. Современный феномен «ограниченной демократии» приобретает законное право на существование, а отсюда и прочные позиции в силу того, что соответствующие политические режимы выглядят в достаточной степени демократическими. Ограниченная демократия – что означает формально демократическую форму правления, лишенную конституционного либерализма, – является формой не только недостаточной, но и опасной, несущей в себе предпосылки разрушения системы свобод, злоупотребления властью, национальной розни и даже вооруженных конфликтов. Распространение демократических принципов по всему миру не всегда влекло за собой распространение принципов обеспечения конституционных свобод. Ряд руководителей государств, избранных с соблюдением демократических процедур, воспользовались своей властью как инструментом ограничения свобод. Существующая традиция политической свободы подразумевает нечто большее, чем наличие свободных и справедливых выборов или дополнительных возможностей для выражения своих политических взглядов. Кроме того, либеральная демократия обеспечивает законодательный базис для разделения ветвей власти, а это также является гарантией соблюдения основных свобод – свободы слова, собраний, совести и права собственности.

Конституционализм: исторические основы

Современные либерально-политические теории получили свое практическое выражение в борьбе за конституционную форму правления. Первая и, возможно, самая великая победа либерализма была одержана в Англии. Набиравший силу торгово-промышленный класс, поддержавший династию Тюдоров в 16-м веке, в 17-м веке возглавил революционное движение и добился успеха в установлении главенства Парламента, а в дальнейшем – Палаты общин. То, что со временем стало отличительной чертой современного конституционализма, заключалось отнюдь не в утверждении идеи о распространении закона на королевскую власть (хотя данная концепция является важнейшей составной частью всей идеи конституционализма). Данное положение уже было достаточно разработано в средние века. Отличительная его черта – установление действенных мер политического управления, дающих возможность осуществления принципов господства права. Современный конституционализм зародился на базе политической потребности в создании представительных органов власти, являющихся продуктом волеизъявления субъектов гражданского общества.

Более того, современная конституционная форма правления тесно связана с экономикой и «властью кошелька», то есть идеей о том, что налогоплательщики, пополняющие бюджет государства, должны быть представлены в составе его правительства. Принцип, в соответствии с которым бюджетные ассигнования в сфере экономики и рассмотрение и удовлетворение жалоб являются тесно взаимосвязанными, является ключевым для современной конституционной формы правления. Отказ от системы феодальных выплат в королевскую казну, развитие представительных органов управления и осознание национальной общности в противоположность фигуральной преданности монарху и его двору сделали реальным осуществление на практике действенной модели конституционной монархии.

Тем не менее на основании положений Билля о правах 1689 года можно сделать вывод о том, что английская революция ставила целью не только защиту права собственности (в узком смысле), но и установление тех свобод, которые, по мнению либералов, играют первостепенную роль в формировании чувства человеческого достоинства и системы моральных ценностей. «Права человека», перечисленные в английском Билле о правах, со временем были провозглашены и за пределами Англии. Особо следует отметить американскую Декларацию независимости 1776 года и французскую Декларацию прав человека и гражданина 1789 года. 18-й век стал свидетелем появления конституционной формы правления в Соединенных Штатах и во Франции, а в 19-м веке распространение этой формы правления шло с разной степенью успеха в Германии, Италии и других странах Запада.

Конституционализм и наследие отцов-основателей нации

Конституционный строй американского общества построен на фундаменте согласия свободных и здравомыслящих мужчин и женщин, что выражено термином «общественный договор», то есть добровольное доверительное объединение, организованное для определенных целей. Теории «общественного договора», получившие наибольшее распространение в Европе в 17-м и 18-м веках, связаны с именами английских философов Томаса Гоббса и Джона Локка, а также французского философа Жан-Жака Руссо (Jean-Jacques Rousseau). Эти мыслители обосновывали наличие политических обязательств отдельной личности по отношению к обществу в целом с точки зрения просвещенного эгоизма. При этом они вполне осознавали преимущества гражданского общества, члены которого обладают как правами, так и обязанностями, в противоположность недостаткам «состояния природы» – гипотетического общества, характеризующегося полным отсутствием государственной власти. Идея «общественного договора» отражает лежащее в его основе осознание того, что для создания независимого правительства и защиты человека от посягательств злой воли, или, иными словами, от беспорядков, тирании и нарушения целесообразного жизненного уклада, необходимо наличие не столько правительства как такового, сколько наличие жизнеспособного общества. Джон Джей (John Jay) отмечал на страницах «Федералиста» №2 (Federalist No. 2), что отдельная личность уступает определенные естественные права в пользу общества в целом, если государство обладает средствами, необходимыми для действий по защите общественного блага. Как следствие, участие гражданина в жизни общества в условиях конституционной демократии влечет за собой обязанность соблюдать законы и исполнять решения общества, связанные с общими для всех вопросами, даже если отдельная личность категорически не согласна с вынесенным решением. По мысли Аристотеля и Спинозы, общество должно ограничивать власть или изгонять из общества тех, кто захватывает отправление правосудие в свои руки – как «человека-зверя» – нигилистически настроенного преступника или анархиста, так и «богочеловека» – потенциального диктатора. Гоббс, Локк и отцы-основатели Америки соглашались с этой точкой зрения. По их мнению, это является необходимым условием построения гражданского общества, при отсутствии которого оно не может существовать. Законы и политика при конституционной форме правления не только ограничены рамками общественного соглашения и зиждутся на этом соглашении. Они также призваны служить на благо всего общества в целом и в интересах каждого отдельного члена общества.

Американские государственные деятели – революционеры и творцы Конституции – обращались к классическому наследию по мере развития истории Америки, основными вехами которой являются Декларация независимости (1776 г.), подписание «Статей Конфедерации» (1781 г.), завершение Войны за независимость (1783 г.), выработка Конституции (1787 г.) и ратификация Билля о правах (1791 г.). Для этого периода борьбы Америки за свободу и конституционализм типичным является ряд общих вопросов.

Народный суверенитет

«Мы, Народ… устанавливаем и учреждаем эту Конституцию». Эти слова, содержащиеся в преамбуле Конституции, отражают суть принципа народного суверенитета, или верховной власти народа. Творцы Конституции США разработали основной документ страны, который они представили на утверждение народа, основываясь на концепции, в соответствии с которой высшая государственная власть принадлежит не правительству и не какому-либо отдельному государственному чиновнику, а народу. «Мы, Народ», являемся хозяевами собственного правительства, но в рамках нашей представительной демократии мы делегируем полномочия на текущее управление органу, состоящему из избранников народа. Однако подобное делегирование полномочий ни в коей мере не умаляет и не преуменьшает прав и обязанностей народа как верховного правителя. Законность правительства неизменно зависит от его подданных, которые обладают неотъемлемым правом на смену своего правительства мирным путем или на внесение поправок в Конституцию.

Принцип господства права

В соответствии с теорией конституционализма правительство должно действовать справедливо и разумно не только с точки зрения и в соответствии с мнением большинства, но и в соответствии с божественным законом, который определяется в Декларации независимости как «Законы природы и Господа всего сущего». Деклараторный закон 1766 года, в соответствии с которым британский парламент установил свои права по отношению к американским колониям «ограничивать (их) по любым, каким бы то ни было, вопросам», подчеркнул различия между принципом господства права и правления на основе права. Принцип господства права предполагает обращение к высшим стандартам закона и справедливости, понимаемым скорее в высшем и всеобщем смысле, чем с точки зрения простых смертных или закона, установленного современными политиками. Отцы-основатели верили, что принцип господства права является источником жизненной силы американского общественного строя и основных гражданских свобод. Принцип господства права предполагает, что если наши взаимоотношения друг с другом (и с государством) будут подчинены совокупности относительно справедливых правил, в противоположность подчинению группе отдельных личностей, нам будет грозить меньшая опасность стать жертвами произвола или авторитарного правления. Здесь следует отметить, что политические обязательства, вытекающие из принципа господства права, относятся не только к правам и свободам субъекта и гражданина, но в равной степени распространяются и на правителей. Для охраны прав и свобод личности творцы Конституции разработали защитный механизм, не позволяющий отдельным лицам или государству преступать границы этого основного закона страны.

Принцип разделения властей и система сдержек и противовесов

Отцы-основатели должны были найти ответ на вопрос, как можно осуществить на практике идею правления закона, а не людей, если функции управления могут выполнять только люди. Не следует забывать, что эти лидеры были политическими реалистами, попытавшимися привить дух конституционализма на почву, имевшую уникальные особенности, присущие данному времени и месту. Возможно, самая точная формулировка данной философской и практической дилеммы была дана Джеймсом Мэдисоном в №51 журнала «Федералист». Мэдисон утверждал, что тщеславию должно противодействовать тщеславие. Интересы человеческой личности должны быть неразрывно связаны с конституционными правами его страны. Даже при поверхностном знакомстве с природой человека можно предположить, что «подобный механизм необходим для сдерживания злоупотреблений государственной властью». Если бы мужчины и женщины были ангелами, то не было бы необходимости как во внешних, так и во внутренних средствах контроля над правительством. Однако Мэдисон был реалистом. По его словам, конституционализм влечет за собой политику «возмещения недостатка наилучших намерений путем противопоставления противоположных и соперничающих интересов». Структура Конституции, построенная с учетом необходимости благоразумной заботы о людях, должна позволять государственной власти управлять подданными. Не менее важно, однако, наличие дополнительных мер предосторожности для создания системы сдержек и противовесов внутри самой государственной власти.

Разделив полномочия государства между тремя независимыми ветвями власти – законодательной, исполнительной и судебной, творцы Конституции исключили возможность монополизации одной ветвью двух остальных. Распределение полномочий государства между тремя отдельными ветвями власти также позволило предотвратить образование слишком сильного правительства страны, способного к подавлению правительств отдельных штатов. Отцы-основатели намеренно предусмотрели пересечение сфер полномочий и обязанностей ветвей власти. Например, законодательные полномочия Конгресса ограничиваются правом президента на наложение вето. Данное вето, в свою очередь, может быть аннулировано двумя третями голосов обеих палат Конгресса. Президент исполняет обязанности главнокомандующего, но только Конгресс обладает полномочиями на мобилизацию и материальное снабжение и оснащение армии, и, формально, правом объявления войны. Президент обладает полномочиями назначать всех федеральных судей, послов и других высших государственных служащих, но все эти назначения требуют обязательного обсуждения и получения согласия в Сенате. Ни один закон не может вступить в силу, если он не будет утвержден обеими палатами Конгресса.

Верховный Суд обладает правом вынесения окончательного судебного решения по признанию неконституционными как законодательных актов, так и актов исполнительной власти. В этом и состоит основа системы судебного контроля и правомочности федеральной судебной системы США, ведущих свою историю со времени процесса Марбери против Мэдисона (Marbury v. Madison) (1803 г.). Право судебного контроля возникло не на основании текста Конституции США, в котором не содержится явных указаний на подобные полномочия, а явилось следствием ряда судебных прецедентов, имевших место в конце 1700-х годов. Общая особенность этих прецедентов, по крайней мере с точки зрения философского или этического обоснования правомочности судебной системы, заключается во взаимосвязи судебного контроля и божественного закона. Американцев той эпохи можно считать приверженцами античного учения о том, что если действующее право или закон человеческий отступает от естественного права, то есть «закона природы», то это уже не закон, а его извращение. Основная идея сформулирована Джеймсом Отисом (James Otis) в работе «Права британских колоний, утвержденные и доказанные» (1764 г.), где он приводит следующие аргументы:

Естественное право не есть дело рук человеческих, и не в силах человека исправить или изменить его. Он волен его исполнять и соблюдать, или не подчиняться и нарушать его. Последнее никогда не проходит безнаказанно, даже в этой жизни, если можно считать наказанием для человека ощущение своей развращенности, лишение звания добродетельного и честного человека из-за собственной глупости и злых поступков и получение клейма злодея, или превращение из друга, а, возможно, отца этой нации, в ненасытного льва или тигра.

Федерализм

Отцы-основатели также приняли решение о том, что полномочия власти должны быть разделены между правительствами разного уровня – национального и отдельных штатов. Несостоятельность Статей Конфедерации (1781-1787 гг.) при попытке создать жизнеспособную государственную власть на территории американских колоний потребовала от делегатов Конституционного Конвента 1787 года, состоявшегося в Филадельфии, расширить полномочия центрального правительства.

Статьи Конфедерации послужили связующим звеном между первоначальным правительством, созданным на Континентальном конгрессе периода войны за независимость, и федеральным правительством, созданным на основе Конституции США 1787 года. Поскольку воспоминания о деспотической государственной власти Британии были свежи в памяти колоний, составители Статей сознательно учредили «конфедерацию» суверенных штатов. Однако Статьи не давали Конгрессу возможности осуществления по закону его требований к штатам относительно денежных выплат или посылки войск, и к концу 1786 года государственная власть перестала быть эффективной.

В соответствии с Конституцией США, конфедерация должна была уступить свое место федерации – системе, в которой власть будет распределена между одним национальным правительством и несколькими правительствами штатов. Национальное правительство должно было иметь верховную власть в определенных вопросах, но штаты не должны стать простыми административными единицами, подчиненными центральному правительству. Права штатов были защищены целым рядом мер. Во-первых, Десятая поправка к Конституции ясно указывала, что ряд сфер деятельности относятся к компетенции штатов. Например, правительства штатов во многом отвечали за управление собственным бюджетом и за принятие и выполнение различных законов, распространяющихся на жителей данного штата. Во-вторых, штаты были защищены также своим представительством в Сенате США, в котором присутствуют два сенатора от каждого штата, независимо от размеров штата. В-третьих, Коллегия выборщиков – орган, который производит формальные выборы президента США – должна была включать выборщиков, избранных в каждом штате, с минимальным представительством – в три делегата для каждого штата. В-четвертых, процедура внесения поправок в Конституцию также отражала интересы штатов, поскольку любая поправка к Конституции требовала одобрения трех четвертей законодательных органов штатов, а также двух третей депутатов обеих палат Конгресса. Данные конституционные гарантии были закреплены в Конституции также и для того, чтобы защитить более мелкие штаты от доминирования больших штатов. Разделение власти между штатами и национальным правительством является еще одним структурным сдерживающим фактором в детально разработанной схеме сдержек и противовесов.

Борьба за права личности

Преамбула Конституции была направлена на создание в Америке нового политического строя, основанного на следующих принципах: формирование более совершенного союза, обеспечение всеобщей безопасности, установление справедливости и правосудия и сохранение благ свободы для нынешнего и следующих поколений. Еще раньше в Декларации независимости говорилось о «неотъемлемых правах», которые принадлежат всем людям в силу их человеческой сущности и лишить которых их не вправе ни одно государство. Вопрос о том, каким образом лучше всего устанавливать правосудие и сохранить блага свободы, вызывал ожесточенные разногласия приверженцев различных идей (как в прошлом, так и в наши дни). Первый проект Конституции, представленный штатам на утверждение, не включал ни одного упоминания о правах личности. Одним из объяснений такой непоследовательности является то обстоятельство, что творцы Конституции предполагали, что система ограничений властных полномочий только что созданного национального правительства разработана настолько тщательно, что на практике права личности не нуждались в дополнительных конституционных гарантиях. Кроме того, некоторые федералисты считали, что расширение перечня прав в Конституции могло только увеличить проблемы – то есть те права, которые считались важнейшими, но не были упомянуты в Конституции, могут оказаться объектом посягательства со стороны государства.

Несмотря на то, что антифедералисты потерпели поражение в споре по поводу проекта Конституции 1787 года, они смогли принудить своих оппонентов к определенным уступкам. Опасаясь власти нового национального правительства, они потребовали внесения в текст Конституции ряда особых конституционных гарантий прав личности. Они также заручились обещаниями лидеров федералистов в конституционных конвентах некоторых штатов, согласившихся поддержать прохождение соответствующих поправок к Конституции. Некоторые штаты угрожали отказаться от ратификации Конституции, если не получат гарантий принятия билля о правах. Федералисты выполнили свои обещания. В 1789 году первый Конгресс США принял первые 10 поправок к Конституции. К 1791 году Билль о правах, содержащий эти первые 10 поправок, был ратифицирован требуемым числом штатов. Более того, Девятая поправка, в прямой форме гарантирующая основные права, непосредственно не отраженные в Конституции, на время сняла опасения федералистов насчет того, что выделение любого отдельного права в Конституции подвергнет опасности гарантии всех других прав, не определенных таким же образом.

Билль о правах ограничивает возможные посягательства государственной власти на определенные права личности, включая свободу слова, печати, собраний и вероисповедания. Он также запрещает Конгрессу принимать законы относительно «установления», то есть официального признания той или иной религии, что означало бы предпочтение одной религии по отношению к другой. Почти две трети Билля о правах посвящено конституционной защите прав лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления. Данные права относятся к вопросам применения надлежащих правовых процедур, судебного разбирательства с соблюдением процессуальных гарантий, отказа от дачи невыгодных показаний против самого себя, недопустимости жестоких и необычных наказаний, а также вторичного привлечения к уголовной ответственности за одно и то же преступление. В то время, когда он бы принят, Билль о правах распространялся только на действия национального правительства.

Ограничение посягательств государства на права личности стало предметом Тринадцатой (1865 г.), Четырнадцатой (1868 г.) и Пятнадцатой (1870 г.) поправок – так называемых поправок периода Реконструкции, принятых по окончании Гражданской войны и направленных на ликвидацию института рабовладения. За последние 100 лет многие из свобод, предусмотренных в первых 10 поправках, были объединены в Четырнадцатой поправке в виде конституционной гарантии того, что ни один из штатов не вправе отказать своим гражданам как в надлежащих правовых процедурах, так и в равной защите со стороны закона. Начиная с 1920-х годов, первые 10 поправок к Конституции играют все более активную и важную роль в разрешении сложных вопросов государственной политики – от конституционности молитвы в школах и законов об обязательной проверке на наличие наркотиков, до регулирования рождаемости и применимости смертной казни. Новые поколения придали новое значение таким основополагающим принципам, как «справедливость» и «свобода», а также некоторым конституционным нормам – таким как «надлежащие правовые процедуры» и «равная защита со стороны закона». Эта эволюция понятий, часто сопровождавшаяся движениями протеста и актами гражданского неповиновения, отражает изменения в общественном сознании и общественных нравах, произошедшие за последние 200 лет.

Философское обоснование Билля о правах заключается в том, что этот документ исключает возможность ограничения свобод отдельной личности со стороны большинства, исходя из предпосылки, что лишение граждан фундаментальных прав ведет к принижению их гражданско-правового статуса и, в конечном счете, – к обесцениванию человеческой личности как таковой. Обширный перечень прав, гарантированных Биллем о правах и Конституцией, определяет строение свободной формы правления. Гражданские свободы могут проистекать непосредственно из естественных прав человека или опосредованно – из политического устройства общества, созданного на основе согласия народа, выраженного в конституции, системе прецедентного судопроизводства по нормам общего права и законодательных актов. История успеха Мэдисона и его соратников по Конституционному Конвенту и первому Конгрессу отражает проложенный ими путь выработки самосовершенствующейся системы процедур и структур, обеспечивающих возможность осуществления прав личности и установления нормативной базы их реализации в США.

Конституционализм, свобода и новый мировой порядок

Окончание холодной войны и последующий распад Советского Союза и его коммунистических сателлитов в Восточной Европе позволили испытать триумф и вселили оптимизм относительно перспектив распространения либерально-демократических идей и установления конституционных форм правления. В декабре 2000 года некоммерческая организация «Дом свободы» (Freedom House), поддерживающая распространение демократических идей по всему миру, выпустила в свет фундаментальное исследование, в котором подробно рассматривалось положение в области политических прав и гражданских свобод в 191 стране современного мира. Исследование «Свобода по всему миру в 2000-2001 гг.» содержит вывод о том, что тенденция последнего десятилетия к позитивному и постепенному продвижению к свободному обществу продолжилась и в 2000 году. По данным ежегодного исследования этой организации, 86 государств с общим населением в 2,5 млрд. человек (то есть 40,7 % населения земного шара – самый большой охват населения за время проведения этих исследований), могут быть отнесены к категории «свободных». Население этих государств пользуется широким спектром различных прав. 59 государств с населением в 1,4 млрд. человек (23,8 %) признаны «частично свободными». Для этих стран, в которых политические права и гражданские свободы ограничены в большей степени, зачастую характерна коррупция, присутствие главенствующей правящей политической партии и, в некоторых случаях, – конфликты на этнической или религиозной почве. Исследование относит 47 государств с населением в 2,2 млрд. человек (35,5 %) к категории «несвободных». Население этих государств лишено основных политических прав и гражданских свобод.

Исследование «Дома свободы» подкрепляет широко распространенное убеждение в том, что в современных условиях демократия не имеет приемлемой альтернативы; она стала признанным оплотом современного мира. Однако другая часть этого наследия периода после окончания холодной войны ставит перед политическими лидерами и перед исследователями гораздо более сложные задачи и проблемы. Демократически избранные государственные власти – часто те, которые были переизбраны на второй срок или повторно утверждены путем проведения референдума, повседневно игнорируют конституционные ограничения своей власти и лишают своих граждан основных прав и свобод. Во многих регионах мира наблюдается развитие международного феномена, вызывающего беспокойство, – ограниченной демократии.

В основе этой проблемы лежит различие между демократией и конституционной властью. Данная проблема до сих пор представляла сложность для ее выявления, поскольку после, по меньшей мере векового, присутствия на Западе демократия стала синонимом либеральной демократии. Комплекс гражданских свобод, ассоциирующийся с конституционным либерализмом, теоретически не является демократией. Со времен Платона и Аристотеля термин «демократия» означает власть народа. Данный взгляд на демократию как на процесс выбора государственной власти высказывался многими учеными, от Алексиса де Токвилля (Alexis de Tocqueville) до Джозефа Шумпетера (Joseph Schumpeter) и Роберта Дэла (Robert Dahl). Политолог Сэмюэль Хантингтон (Samuel Huntington) объяснил сущность данного вопроса: открытые, свободные и справедливые выборы являются квинтэссенцией демократии, ее неизбежным sine qua non (обязательным условием). В то же время правительства, избранные таким путем, могут оказаться неэффективными, коррумпированными, недальновидными, безответственными, подвластными узкому кругу интересов или неспособными проводить политику, необходимую для обеспечения общественного блага. В то же время, хотя правительства, обладающие такими качествами, являются нежелательными, они не могут считаться недемократическими. Демократия является одним, но не единственным достоинством общества, и взаимосвязь демократии с другими достоинствами и недостатками общества может быть осознана только при четком выделении демократии из совокупности других характеристик политических систем. Сами по себе выборы и участие в них широких слоев населения не обязательно обеспечивают наличие либеральной конституционной государственной власти. Нарастает беспокойство по поводу быстрого распространения многопартийных выборов в южной и центральной Европе, Азии, Африке и Латинской Америке – беспокойство, которое скорее связано с процессами, имеющими место по окончании выборов. Некоторые из избранных народных лидеров игнорируют существование парламента и управляют страной на основании президентского указа, нарушая основополагающие конституционные принципы.

Естественно, существует целый спектр типажей представителей ограниченной демократии, от умеренных нарушителей до почти тиранов. Многие демократические государства Латинской Америки переживают затянувшийся более чем на десятилетие жестокий экономический кризис, при отсутствии открытых выступлений против правительства со стороны военных или оппозиционных партий. И все же большинство подобных режимов нуждается в консолидации. Отдельные страны продолжают существовать в неизменном виде, несмотря на слабую институционализацию надлежащих демократических структур. Однако демократическая консолидация остается неполной без опоры на конституционный либерализм. Помимо признания правил борьбы за власть должны существовать фундаментальные и самодостаточные системы ограничения исполнительной власти. Одним из последствий преувеличения роли демократии, отдельно взятой в качестве основного критерия свободы, является то обстоятельство, что прилагаются весьма незначительные усилия по хотя бы теоретической разработке конституций для государств с переходной формой правления. Требуется не просто часто назначать выборы или составлять перечень гражданских свобод: необходимо создать систему, которая не будет нарушать эти свободы. Конституционный политический строй выходит за рамки процедур выбора правительства, подразумевая наличие определенных совещательных процедур, защищенных от влияния общества и служащих для защиты личной свободы и принципа господства права. Такое положение вещей требует наличия взаимных обязательств между ведущими группами общества – через механизм координации, включающий конституцию, связанные с ее исполнением политические институты, а также, зачастую, пакт или соглашение между ведущими группами общества, где государственная власть устанавливает порядок в обществе, создавая коалиции из ведущих политических партий и групп, представляющих различные интересы. Цель – установление ограничений властных полномочий государства, независимо от того, какая партия или фракция контролирует государственную власть в данный момент. В начале 20-го века Вудро Вильсон (Woodrow Wilson) стремился к построению мира, в котором бы не существовало угрозы для демократии. Возможно, что в грядущем веке задачей станет построение демократии, не представляющей угрозы для мира.

Дополнительная литература

Harold J. Berman, Law and Revolution: The Formation of the Western Legal Tradition (Harvard University Press, 1983)

Edward D. Corwin, The "Higher Law" Background of American Constitutional Law (Cornell University Press, 1990)

Larry Diamond, Developing Democracy, Toward Consolidation (Johns Hopkins Press, 1999)

Samuel Huntington, The Third Wave: Democratization In The Late Twentieth Century (University of Oklahoma Press, 1993)

Harbison Belz Kelly, et al. eds., The American Constitution: Its Origins and Developments (7th ed. W. W. Norton, 1997)

Theodore Lowi and Benjamin Ginsberg, American Government (6th ed. W. W. Norton, 2000)

Charles H. McIlwain, The Growth of Political Thought in the West (Macmillan, 1932)

Ellis Sandoz, A Government Of Laws: Political Theory, Religion, and the American Founding (Louisiana State University Press, 1990)

Об авторе:

Грэг Рассел является адъюнкт-профессором и руководителем аспирантуры кафедры политологии университета Оклахомы в г. Норман. Он является автором книг «Ханс Дж. Моргентау и этика американского искусства государственного управления» (Hans J. Morgenthau and the Ethics of American Statecraft), «Джон Куинси Адамс и достоинства дипломатии» (John Quincy Adams and the Public Virtues of Diplomacy) и «Уравновешивание скрытых преимуществ и явных недостатков: сила оружия и сила идей во время войны» (Reconciling Internal Rights and External Wrongs: The Force of Arms and Ideas in War). Он также является автором статей по политической философии, истории американской дипломатии и международным отношениям. В настоящее время Рассел заканчивает рукопись, посвященную искусству государственного управления при Теодоре Рузвельте

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

Студент: Персина Диана Николаевна /_______/

№ контракта:  033009611120 Группа ЗЮ-709-01

Допустить к защите:

Руководитель выпускной квалификационной работы:

СОДЕРЖАНИЕ

Приложение 1 (Объекты конституции)

Приложение 2 (Классификация конституций)

Приложение 3 (Юридические свойства Конституции Российской

Федерации)

Введение

В жизнедеятельности современного общества особое место принадлежит конституции. Ее содержание и сущностные черты определяются прежде всего тем, что она регулирует важнейшие общественные отношения между гражданином, обществом и государством, закрепляет основы общественного строя, принципы организации государственного аппарата. Она является фундаментом, на котором зиждется правовая и политическая система (См. приложение 1).

Вне всякого сомнения конституция – явление демократического порядка, поскольку устанавливает равноправие граждан, определенные права и свободы, ограничивает произвол государства, его должностных лиц и представителем. Ее принятие, а тем более последовательная реализация, является фактором стабильности, определенности в развитии общественных отношений.

Конституция, выполняя роль «главного регулятора», осуществляет обобщенную регламентацию наиболее массовых и социально значимых общественных отношений. Ее положения в значительной мере политизированы, ибо регулирование осуществляется на основе учета интересов носителей конкретных социально-политических ценностей, реальной социокультурной среды, международной обстановки и внешнеполитических приоритетов, реакции общественного мнения. Конституционные положения содержат концентрированное нормативное выражение принципов внутренней и внешней политики государства.

Термин «конституция» (от латинского «constituio» - установление) зародился в Древнем Риме и использовался для обозначения указов римских императоров.

В современном понимании конституции возникли в XVII в. как результат борьбы народных масс и буржуазии против феодализма. Конституция рассматривалась в качестве основного документа государства, призванного ограничить пределы государственной власти и обеспечить защиту прав и свобод личности.

Первая Конституция появилась в 1787 г. в США. В 1791 г. была принята Конституция Франции, в 1793 г.- Польши.

В самом общем виде конституцию можно определить как основной закон государства, выражающий волю и интересы народа в целом либо отдельных социальных слоев (групп) общества и закрепляющий в их интересах важнейшие начала общественного строя и государственной организации соответствующей страны.[1] Основными целями представленной работы являются:  дать общую характеристику конституции, а именно рассмотреть понятие, форму, структуру, содержание, функции и значение конституции; раскрыть классификацию конституций; проанализировать историю развития конституции РФ; отразить юридические свойства, особенности и правовую охрану Конституции РФ 1991 года. Сделать выводы, предусматривающие необходимость совершенствования конституции РФ 1993 года.

При написании работы были использованы нормативно-правовые акты по выбранной проблематике и труды таких ученых, как С.А.Авакьян, М.В. Баглай, И.П. Ильинский, О.Е. Кутафин, Н.А. Михалева, Ю.М. Тихомиров, В.Е. Чиркин, Б.С. Эбзеев и т.д.

1. Общая характеристика конституци и.

1.1. Структура, форма, функции и сущность конституции

Сущность конституции состоит в том, что она выражает социальный компромисс или согласие, достигаемые в момент ее принятия различными социально-политическими силами по коренному вопросу, который она решает, - ограничение пределов вмешательства государства в жизнь общества и индивидов.[2]

Функции конституции. В науке конституционного права принято выделять юридическую,  политическую и идеологическую функции конституции.

Юридическая функция заключается в том, что конституция является основным источником права, содержащим исходные начала для всей правовой системы.

Политическая функция состоит в том, что конституция устанавливает основы организации государственной власти, основы взаимоотношений государства «личности, определяет принципы функционирования политической системы в целом.

Идеологическая функция проявляется в способности конституции оказывать влияние на духовную жизнь общества путем распространения и утверждения определенных политических и правовых идей, представлений и ценностей.

Форма конституции - это способ организации конституционных норм.

По форме конституция может состоять из одного или нескольких нормативно-правовых актов. В большинстве государств конституции представляют собой единый документ (кодифицированные конституции), например Конституция Италии, Основной закон Германии, Конституция Российской Федерации и др. Однако в ряде стран конституции представлены совокупностью нормативно-правовых актов (некодифицированные конституции), в равной мере обладающих высшей юридической силой. Примером может служить Швеция, Конституция которой состоит из трех нормативных актов: Форма правления 1974 г. Акт о престолонаследии 1810 г. Акт о свободе печати 1974 г.

Рассмотренные выше конституции наука конституционного права относит к числу писаных.

Наряду с писаными встречаются так называемые «неписаные» (частично писаные) конституции. В качестве примера можно привести Конституцию Великобритании, состоящую из парламентских законов, судебных прецедентов и обычаев (конституционных соглашений).

Структура конституции - это строение конституции, которое определяется последовательностью расположения ее составных частей.

Анализ содержания конституций различных государств показывает, что большинство из них имеют одинаковую структуру, состоящую из преамбулы, основной части, заключительных и переходных положений.[3]

Преамбула объясняет цели конституции, исторические условия ее принятия. Положения преамбулы имеют важное политическое и идеологическое значение, выступая в качестве своеобразных ориентиров, способствующих пониманию и применению основных положений конституции.

Основная часть конституции содержит нормы, закрепляющие основы конституционного строя, права и свободы личности, систему, принципы организации и деятельности органов государственной власти (в федеративных государствах - федеративное устройство), порядок изменения и пересмотра конституции.

В заключительных и переходных положениях, как правило, устанавливается момент вступления конституции в силу, порядок вступления в силу отдельных конституционных норм, которые не могут быть реализованы сразу, порядок и сроки замены прежних конституционных институтов новыми.

1.2 Классификация конституций

Для науки конституционного права важное значение имеет классификация конституций,  которая позволяет лучше ориентироваться в их многообразии, глубже изучить содержание и структуру конституций, сопоставить их. выявить особенности правовой природы и в конечном итоге совершенствовать конституционное законодательство (См. приложение 2).

По порядку принятия конституции можно классифицировать на октроированные (дарованные сверху главой государства - монархом) и принятые легитимным способом: парламентом, учредительным собранием или на референдуме. Октроирование конституций было характерно в основном для прошлых столетий (например, октроированной была Конституция Японии 1889 г.) и в практике современного конституционализма уже практически не встречается. Чаще всего для разработки и принятия конституции созывается учредительное собрание. Первым таким учредительным собранием был Конституционный конвент США 1787 г. На референдуме были приняты Конституция Италии 1947 г. Конституция Португалии 1978 г. Конституция Российской Федерации 1993 г. и ряд других.

По порядку изменения различают конституции гибкие и жесткие. Гибкие конституции изменяются в обычном законодательном порядке. К ним относятся: «неписаные» конституции Великобритании, Новой Зеландии, Конституция Израиля. Жесткие конституции изменяются в более сложном порядке, чем предусмотрено для текущего законодательства. Существуют различные способы обеспечения жесткости конституций. К ним относятся требование квалифицированного большинства в парламенте для принятия поправок к Конституции; утверждение поправок субъектами Федерации; повторное принятие поправок парламентом следующего созыва и др. Жесткость конституций направлена на поддержание их стабильности.

В науке конституционного права различают юридическую и фактическую конституции. Юридическая конституция- это совокупность правовых норм, регулирующих рассмотренный выше круг общественных отношений. Фактическая конституция - это реально существующие общественные отношения.[4] Расхождение между юридической и фактической конституцией свидетельствует о фиктивности первой и является, как правило, результатом изменения в соотношении политических сил, происшедшего после принятия юридической конституции.

По форме правления конституции делятся на монархические (например, Конституция Японии 1947 г.) и республиканские (например, Конституция Франции 1958 г. Основной закон Германии 1949 г.).

В зависимости от закрепляемого конституцией политического режима выделяют конституции демократические, авторитарные и тоталитарные. Демократические конституции, в отличие от авторитарных и тоталитарных, не только провозглашают права и свободы, но и создают условия для их реализации, закрепляют идеологическое и политическое многообразие.

По форме государственно-территориального устройства конституции делятся на федеративные и унитарные. В федеративных государствах можно разграничить федеральные конституции и конституции субъектов Федерации. Федеральная конституция закрепляет принципы построения Федерации, разграничение предметов ведения между Федерацией и ее субъектами, систему федеральных органов государственной власти. Вопросы, касающиеся организации государственной власти субъектов Федерации, регулируются конституциями субъектов в соответствии с федеральной конституцией.

По форме - способу организации конституционных норм - конституции бывают писаные и «неписаные» (частично писаные).

По времени действия конституции разделяются на имеющие ограниченный и неограниченный срок действия, то есть временные и постоянные. Большинство конституций являются постоянными. Временные конституции характерны для переходных периодов, обычно наступающих после государственных переворотов.

2. Конституция Российской Федерации

2.1. История развития конституции Российской Ф едерации

На изменение конституции влияют многие факторы - интересы различных социальных групп, преобразование формы правления или государственного устройства, господствующие в обществе официальные взгляды и воззрения на государство, право, их общественную роль.

Потребность в новой конституции в любой стране возникает после каких-либо масштабных событий общественно-политического характера: революции, завоевание независимости, распада государства, образование нового государственного единства, изменение формы правления и политического  режима.

Каждая новая конституция обобщает конкретный опыт истории и обогащает его новым содержанием.

Предыстория конституции в России берёт свое начало в начале ХIХ века. Либеральные конституционные идеи пробивали себе дорогу в борьбе с доктриной самодержавия. Русская либерально-правовая мысль исходила из того, что конституция - это учредительный закон, устанавливающий основные начала государственного устройства страны. В лекциях и публикациях либеральных профессоров государственного права Московского и Санкт-Петербургского государственных университетов в конце 50-х - начале 60-х годов ХIХ  (А.С Алексеева, М.М. Ковалевского, Ф.Ф. Кокошкина, С.А. Котляревского, Н.И. Лазаревского ти др.) стала проводиться идея конституционной монархии.

Сторонниками конституционного правления были представители наиболее прогрессивной дворянской аристократии. Они предлагали посредством конституционных реформ осуществить переход к конституционной монархии, обосновывали целесообразность  ограничения власти монарха народным представительством, ратовали за установление демократической формы правления и режим законности, избавление России от произвола чиновников и полиции.[5] К числу первых конституционных проектов в России можно отнести “План государственного преобразования” графа М.М. Сперанского (1809) и “Государственную уставную грамоту Российской империи” Н.Н. Новосильцева (1818). Сперанский в своем проекте выдвигал идею конституционной монархии, ограниченной парламентом, и постепенной отмены крепостного права. Под конституцией он понимал государственный закон “определяющий первоначальные права и отношения всех классов государственных между собой”.

Интерес представляют конституционные воззрения декабристов, выраженные в “Русской правде” П.И. Пестеля и конституционном проекте Н.М. Муравьёва, а также “Манифесте к русскому народу” Северного общества (Х1Х). Согласно конституционному проекту Н.М. Муравьева, формой государства признавалась конституционная монархия. Законодательная власть передавалась Народному вече, исполнительная - наследственному монарху; судебная - Верховному судилищу. Россия становилась федерацией, Закреплялось равенство всех перед законом, свобода слова, печати, собраний, союзов, вероисповедания, отмена сословных различий.

Однако прогрессивные идеи конституционных преобразований в России того времени остались нереализованными, так как не имели ни социально-экономических, ни политических предпосылок. Законы Российской империи выражали идею самодержавия, а конституция повлекла бы ограничение царской власти.

Конституции, которую подготовил царь-реформатор Александр 11, даровавший в 1861 году крестьянам волю, не суждено было появиться на свет из-за его убийства.

Первым шагом на пути перехода от монархии к республике в России стало оформление конституционной монархии путем принятия Манифеста от 6 августа 1905 года, который учредил Государственную Думу - первый русский парламент с совещательными функциями, и провозгласил избирательные права российских подданных. Манифест от 17 октября 1905 года “Об усовершенствовании государственного порядка” шел ещё дальше. Государственная Дума наделялась законодательными функциями. Провозглашались неотъемлемые гражданские права: неприкосновенность личности, свобода совести, слова, собраний, союзов, избирательные права. Манифест от 19 октября 1905 года учреждал в России правительственный орган - Совет Министров.[6]

Конституционное значение имели “Учреждение Государственной Думы” от 20 февраля 1906 года; Указ  “О переустройстве учреждения Государственного совета” от 20 февраля 1906 г, Основные государственные законы от 23 апреля 1906 года.

Известный русский государствовед  Н.И. Лазаревский отмечал, что в силу актов 1905-1906 г.г. в России учреждался конституционный строй, который ограничивал основы самодержавия парламентом. Однако конституционный процесс, начавшийся в дооктябрьской России, был прерван Октябрьской революцией 1917 года.

Послеоктябрьское конституционное развитие характеризовалось ломкой имперской государственной системы и формированием основ новой государственности. В этот период принимаются декреты 11 и 111 Всероссийских Съездов Советов: “Рабочим, солдатам и крестьянам!”(Обращение 11 Всероссийского Съезда Советов от 7 ноября (25 октября) 1917 года; “О мире”, “О земле”, “О полноте власти Советов”, “Об учреждении Совета Народных Комиссаров”, датированное 8 ноября 1917 г. Декларация прав народов России от 15 ноября (2)1917 г. Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа от 25(12) января 1918 г. Резолюция 3-его Всероссийского Съезда Советов “О федеральных учреждениях Российской Республики от 28(15) января 1918 г. и др. Этими актами провозглашалась диктатура пролетариата и закреплялось полновластие Советов.

Декреты первых лет послереволюционного периода отражали ликвидацию капиталистической системы хозяйства, национализацию крупной собственности, помещичьих земель, отмену частной собственности; слом старого государственного аппарата - администрации, суда, армии, полиции, земства.[7]

Конституционные акты послеоктябрьского периода в России базировались на утопических представлениях о тенденциях мирового революционного процесса, ожидании близкой победы социализма во всех странах и установление коммунизма. В этих актах воплощена идеологизированная, классовая направленность диктатуры пролетариата. Так, Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа, ставшая органической частью первой Конституции РСФСР 1918 г. выражала решимость “вырвать человечество из когтей финансового капитала и империализма”. Исторической задачей Советской власти провозглашалось “беспощадное подавление эксплуататоров”.

Начиная от первых декретов Октября конституционное законодательство России прошло довольно длительную эволюцию: от конституций 1918, 1925, 1937,1978 годов до Конституции Российской Федерации 1993 года.

Первая Конституция РСФСР была принята V Всероссийским съездом Советов 10 июля 1918 г. Это был Основной закон государства переходного периода от капитализма к социализму. Её сущность состояла в юридическом закреплении диктатуры пролетариата. Верховным носителем власти провозглашалось всё рабочее население страны, объединенное в городских и сельских Советах (ст.10), Конституция 1918 г. оформила систему представительной демократии в лице Советов.

Признавались равные права граждан независимо от их расовой и национальной принадлежности. Объявлялись незаконными какие-либо привилегии или преимущества и на этом основании какое бы то ни было угнетение национальных меньшинств или ограничение их равноправия(ст.20). В то же время, идеологизированная направленность Конституции проявлялась в лишении избирательных прав непролетарских слоёв населения - представителей так называемого “эксплуататорского класса”, духовенства, бывших служащих полиции, особого корпуса жандармерии и охранного отделения, членов царствующего дома. При формировании Советов всех уровней рабочим представлялись определенные преимущества по сравнению с крестьянами. Одной из главных целей государства диктатуры пролетариата провозглашалось беспощадное подавление эксплуататоров.

Конституция РСФСР от 1918 года закрепила федеративное устройство России. Предусматривалось, что Советы областей, отличающихся особым бытом и национальным составом, могли объединяться в автономные областные союзы, входившие на началах федерации в РСФСР (ст.11). Устанавливалась единая взаимосвязанная система центральных и местных органов государственной власти.

С образованием Союза ССР в 1922 году конституционное развитие России, как и других союзных республик, утрачивает свою самостоятельность, оригинальность. Республиканская Конституция в значительной степени копирует Союзную.

Вторая Конституция РСФСР, принятая 11 мая 1925 года, вслед за Конституцией СССР 1924 г, отразила смягчение политической и экономической обстановки в стране, происшедшее в связи с окончанием гражданской войны и образованием СССР. Эта Конституция юридически оформила новый государственно-правовой статус России как союзной республики в составе СССР. Конституционно закреплялось федеративное устройство России. Статья 2 Конституции РСФСР 1925 года гласила “Российская Республика есть социалистическое государство рабочих и крестьян, строящееся на основе федерации национальных советских республик”. Эта Конституция подробно регламентировала устройство советской власти: полномочия Всероссийского Съезда Советов, ВЦИК и СНК, закрепляла систему органов власти автономных социалистических республик, местных органов государственной власти, избирательную процедуру, бюджетные права РСФСР, государственную символику.

Третья Конституция РСФСР была принята 21 января 1937 года. вслед за Конституцией СССР 1936 года. Она провозгласила завершение строительства основ социализма. В этой Конституции закреплялись основы общественного и государственного строя; права и обязанности граждан; избирательная система; система и компетенция высших и местных органов государственной власти, управления, суда и прокуратуры. Конституция подтвердила добровольное объединение с другими равноправными республиками в составе СССР; суверенный характер прав РСФСР вне пределов союзной компетенции. И хотя социалистическая идеология пронизывала Конституцию РСФСР 1937 года (ст.ст.1, 12,129, 130 и др.), в её тексте уже не было откровенных призывов к победе социализма во всем мире. Однако Конституция  1937 года была декларативной и не смогла стать заслоном от массового беззакония и внесудебных расправ 1937 года.[8]

Четвертая Конституция  - Конституция (Основной Закон) РСФСР от 12 апреля 1978 года, разрабатывалась в соответствии с Конституцией СССР 1977 года. Она воплощала теоретически несостоятельную концепцию построения развитого социализма и общенародного социалистического государства. Провозглашалась социальная однородность и укрепление морально-политического единства социальных групп и слоев общества, формирование новой исторической общности людей - советского народа; закреплялась общественная собственность на средства производства; руководящая роль КПСС в политической системе. Господствующей идеологией признавался научный коммунизм; конечной целью общественного развития - построение бесклассового коммунистического общества. Частная собственность не допускалась. Закреплялось плановое ведение хозяйства на основе жесткой централизации. В основу организации государственной власти был традиционно положен принцип верховенства Советов.

Внешнеполитические цели и задачи РСФСР связывались с противостоянием двух мировых систем - капитализма и социализма, соотношением классовых сил на мировой арене, созданием новых международных отношений, где превалирует марксистская идеология и социалистические идеи.[9]

Конституция РСФСР 1978 года была идеологизированным документом. Марксистско-ленинское учение, идеи коммунизма признавались государственной идеологией (преамбула, ст.6). Государство провозглашалось основным орудием построения социализма и коммунизма. Закреплялась руководящая роль КПСС, которая, согласно Конституции, придавала научно обоснованный характер борьбе народа за победу коммунизма (ст.6). В соответствии со ст.8 Конституции трудовые коллективы обязывались воспитывать своих членов в духе коммунистической нравственности. Статья 20 Конституции РСФСР упоминала о коммунистическом идеале; ст. ст. 45, 49 - о целях коммунистического строительства.

Глубокие перемены общественного строя после 1985 года в СССР и РФ, особенно после провала августовского путча 1991 года, распад СССР  не могли не отразиться на содержании Конституции России 1978 года. Она неоднократно и существенно менялась.

С учетом поправок 1989-1992 годов Конституция РФ приобрела принципиально новые черты: отказ от социалистической модели общественного развития, монопольного положения КПСС в политической системе, признание идеологии плюрализма, концепции разделения властей.

Из официального названия страны и республик в составе РФ были исключены определения “советская”, “социалистическая”, что означало признание несостоятельности социалистической модели развития .Страна стала называться Россией - Российской Федерацией. Были узаконены политический плюрализм, множественность и равноправие форм собственности, в том числе частной. В соответствии с теорией разделения властей проводилась реорганизация институтов государственной власти (были учреждены институт Президента, Конституционный Суд РФ) расширились права местного самоуправления; обновлялась избирательная система. В Конституцию была инкорпорирована Декларация прав и свобод человека и гражданина, принятая 22 ноября 1991 года.

Существенно преобразовывалось государственное устройство. Бывшие автономные республики и ряд автономных округов и областей добились статуса республик в составе РФ. Повысился статус краев, областей, городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга. На основе федеративного договора от 31 марта 1992 года разграничивалась компетенция органов государственной власти Федерации и её субъектов; устанавливались гарантии территориальной целостности России. Прекращением существования СССР было обусловлено исключение из Конституции статей, ограничивающих суверенитет России. Изменилась государственная символика России. Подтверждалась полная международная правосубъектность России, самостоятельность её внешней и оборонной политики.

Необходимость конституционных перемен назревала объективно.

Конституция Российской Федерации, принятая всенародным голосованием 12 декабря 1 993 г. — не первая в истории страны. До ее принят ия действовала российск ая конституция 1978 г ода, которая имела своих предшественниц. Но нынешняя Конституция отличается от всех российских конституци й советского времени в первую очередь тем, что является основным законом самостоятельного, действительно суверенного государства. Как отмечается в преамбуле Конституции, ее принятие связано с возрождением суверенной государственности России и утверждением незыблемости ее демократической основы.

Разумеется, Конституция 1993 года не носит учредительного характера, она не создает новое государство.[10] Это государство существовало — в разных границах и при разных формах правления — многие столетия. Идея сохранения ис­торически сложившегося государственного единства подчер­кивается в самой Конституции. Вместе с тем Конституция Российской Федерации 1993 года выделяется в ряду актов такого ранга тем, что с ней связывается новая эпоха в рос­сийской истории. Простое подразделение конституций на советские и постсоветские недостаточно для раскрытия сущности происшедш их перемен.

В июне-июле 1993 года Конституционное совещан ие подготовило свой проект. Он был создан в основном на базе президентских предложений и с учетом проекта, рассматривавшегося на шестом Съезде народных депутатов. Надо сказать, что в обеих разработках можно было отметить идентично сть или, по крайней мере, схожесть большинства положений. В этих разработках говорилось и о том, что было уже заф иксировано в действовавшей редакци и Конституц ии 1978 года. Проекты предусматривали республиканскую форму правления, приори­тет прав человека, раз деление властей, частную собственность, федерализм. Президентским предложениям о сильном Президенте противостояли, однако, идеи парламентарного режима. Еще одно отличие состояло в том, что президе нтский проект был более юридическим, чем другие проекты, документом и более соответствовал природе и назначению конституции как основного закона государст ва. Нельзя не сказать и о том, что свои проекты и предложения выдвигали многие коллективы, группы, политические партии и отдельные авторы.

В октябре-ноябре 1 993 года конституционный про ект был уточнен с учетом как предложений и замечаний, присланных главным образом субъектами Российской Фед ерации, так и уроков событий октября 1993 года. Доработка велась созданной Президентом пре дс тавительной комиссией с участием ученых и практиков. Над проектом работали также Государственн ая и Общественная палаты Конституционного совещания объединившие прежние пять групп. 12 декабря 1993 г окончате льный проект был вынесен на общеросс ий ский референдум, по результатам которо го нынешняя Конституция вступила в силу.

Новая Конституция занимает верховенствующее положение в правовой системе страны. Ее положения являются первичными. Все остальные правовые акты, принимаемые в рамках Российской Федерации, в том числе федеральные законы, конституции республик. уставы краев, областей, городов феде­рального значе ния, автономной области и автономных округов, должны соответствовать Конституции Российской Федераци и. Это же относится к дог оворам о разграничении предметов ведения и полномочий ме жду федеральными органами государстве нной власти и органами государствен ной власти субъектов Федерации, ибо речь и дет о к онституционном, т. е. внутригосударственном, а не о м еждународном п раве.

Конституция выступае т как юридическая база для ра звития всех. отраслей права, составляющих российскую правов ую систему. Кодексы, д ругие федеральные законы, как правило, соде ржат ссылки на дей ствующую Конституцию, что иной раз делается после приведен ия ранее принятых актов в соответствие с ней. Тем самым обеспечиваются единств о и взаимная согласованность отраслей права, общность их исходных принцип ов.[11]

Верховенство Конституции не ослабляется сделанной в ее же тексте записью о примате меж дународного права по отношению к внутригосударстве нному праву, о том, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы, т. е. имеют пря­мое действие в стране. Более того, если международным договором Российской Федерации установлены иные прави­ла, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. Это установление имеет важное значение при разрешении споров, в деятельности государственных органов, а также для граждан в случаях выявления противоречий между нормами международного и внутригосударственного права.

Конституция разрабатывалась и утверждалась с тем, чтобы воплотить достижения цивилизации, в том числе общепризнанные принципы права, фундаментальные права и св ободы человека. Россия рассматривает себя как часть мирового сообщества, в котором все его члены добровольно берут на себя обязательство закрепить в праве, в первую очередь в конституциях, эти принципы и их последовательно реализовать. Причем речь идет не о любых принципах, а только о тех, которые официально признаны Россией. Что же касается международных договоров, то они могут быть подписаны от име ни Р оссийской Федерации только в строгом соответствии с конституционными положениями, которые определяют характер государства, его основы.

Данное положение соответствует статье 17 Конституци и предусматривающей, что права и свободы человека и гражданина в Российской Федерации признаются и гарантируются согласно общепризнанным принципам, и но рмам международного права и в соответствии с настоящей Конституци ей; тем самым в отноше нии, статуса личности особо подчеркивается связь междун аро дного и внутреннего права, имплементация принципов и норм международного права в самом тексте Конституции.

2.2. Юридические свойства Конституции Российской Федерации

Прежде чем приступить к анализу юридических свойств Конституции РФ, необходимо на основе рассмотренных выше теоретических положений  характеризующих конституции различных государства в целом, сформулировать понятие Конституции РФ.

Конституция Российской Федерации - это нормативно-правовой акт, обладающий высшей юридической силой, закрепляющий основы конституционного строя; основы правового статуса человека и гражданина; федеративное устройство; систему органов государственной власти; принципы организации местного самоуправления (См. приложение 3).[12]

Юридические свойства Конституции - это признаки, позволяющие отличить ее от актов текущего законодательства.[13]

К юридическим свойствам Конституции относятся:

- учредительный характер,

- легитимность,

- верховенство,

- стабильность,

- прямое действие,

- база текущего законодательства,

- реальность,

- программность.

Учредительный характер Конституции проявляется в том, что ее нормы закрепляют основы государственного и общественного устройства, учреждают важнейшие государственные институты, через которые реализуется государственная власть, принципы их создания и деятельности. Кроме того, конституционные нормы устанавливают порядок создания всех действующих в государстве правовых норм  их иерархию в правовой системе.

Легитимность Конституции состоит в том, что она принимается народом (путем референдума) или от имени народа (представительным органом государства - парламентом или же органом, специально созданным для принятия конституции, - учредительным собранием), которому принадлежит вся полнота государственной власти.

Конституцию РФ, принятую всенародным голосование 12 декабря 1993 г. можно назвать легитимной «с определенной долей условности». Ее одобрили 58,4% избирателей, принявших участие в голосовании, что составляет 31% всех зарегистрированных избирателей.

Верховенство Конституции РФ означает ее приоритетное положение в системе нормативно-правовых актов, действующих на территории России. «Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации» - закрепляет ч. 1 ст. 15 Конституции РФ.

Верховенство Конституции РФ проявляется не только по отношению к законодательству, которое будет принято в будущем, но и к законодательству, принятому до вступления Конституции РФ в силу. Так, в п. 2 раздела II Конституции РФ говорится, что «законы и другие правовые акты, действовавшие на территории Российской Федерации до вступления в силу настоящей Конституции, применяются в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации».

Верховенство Конституции РФ приобретает дополнительное значение в условиях федеративного государственного устройства России, когда субъекты Федерации имеют свою конституцию и свое законодательство. Республиканские конституции и принимаемые субъектами другие нормативно-правовые акты не должны противоречить федеральной Конституции (ч. 1 ст. 15 Конституции РФ).

Верховенство Конституции РФ обеспечивается особым порядком ее принятия и изменения; приданием конституционным нормам высшей юридической силы; повышенной правовой защитой конституционных предписаний.

Стабильность Конституции - важнейшее условие режима законности, устойчивости всей правовой системы и организации государственной власти, определенности отношений между личностью и государством. *   Стабильность Конституции зависит от многих факторов (например, от расклада социально-политических сил, действующих на политической арене страны, от уровня политической и правовой культуры граждан, от совершенства положений самой Конституции и др.). Гарантией стабильности Конституции РФ служит жесткий порядок ее пересмотра и внесения конституционных поправок.[14]

Конституция РФ имеет прямое действие (ч. 2 ст. 15 Конституции РФ). Это означает, что нормы Конституции РФ являются непосредственно действующими, то есть для их осуществления не требуется в качестве обязательного условия принятия дополнительных, конкретизирующих отраслевых правовых норм. Вместе с тем многие нормы Конституции РФ, в силу высокого уровня обобщенности правового регулирования, нуждаются в дополнительной регламентации путем принятия актов текущего законодательства.

Проблема обеспечения прямого действия Конституции РФ при осуществлении правосудия получила разрешение в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»[15]. где говорится о том, что суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конституцию РФ, в частности:

а) когда закрепленные нормой Конституции РФ положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения;

б) когда суд придет к выводу, что федеральный закон, действовавший на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции РФ, противоречит ей;

в) когда суд придет к убеждению, что федеральный закон, принятый после вступления в силу Конституции РФ, находится в противоречии с соответствующими положениями Конституции РФ;

г) когда закон либо иной нормативный правовой акт, принятый субъектом Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, противоречит Конституции РФ, а федеральный закон, который должен регулировать рассматриваемые судом правоотношения, отсутствует.

Реальность Конституции означает соответствие конституционных предписаний (юридической конституции) складывающимся в действительности общественным отношениям (конституции фактической). Другими словами, конституция должна отражать достигнутую ступень развития общественных отношений в политической, экономической, социальной сферах, в противном случае она будет фиктивной.[16]

О реальности конституции свидетельствует исполнимость и гарантированность ее предписаний. Например, возможность граждан, руководствуясь Конституцией, ссылаясь на нее, обращаться за судебной защитой своих прав и свобод является показателем реальности конституционных норм, посвященных правовому статусу личности.

Конституция является юридической базой текущего законодательства. Данное свойство Конституции проявляется в том, что конституционные нормы служат отправной точкой для всех отраслей российского права. Так, на базе конституционных положений, закрепляющих свободу экономической деятельности, равенство всех форм собственности развивается гражданское право России.

Программность Конституции проявляется в том, что сформулированные в ней нормы-принципы, нормы-цели определяют основные направления, цели и задачи дальнейшего развития общества и государства.[17] Так, характеристика Российского государства в качестве правового, содержащаяся в ч. 1 ст. 1 Конституции РФ, не может служить основанием для признания его таковым, но это идеал, к которому Российская Федерация должна стремиться.

2.3 Порядок пересмотра Конституции Российской Федерации и принятия конституционных поправок

Конституция - акт долговременного действия. Ее важнейшим свойством является стабильность. Юридической гарантией стабильности российской Конституции служит особый (жесткий) порядок ее  пересмотра и принятия конституционных поправок, предусмотренный гл. 9 Конституции РФ.

Предложения о поправках и пересмотре положений Конституции РФ, согласно ст. 134 Конституции РФ, могут вносить Президент РФ, Совет Федерации, Государственная Дума, Правительство РФ, законодательные (представительные) органы субъектов Федерации, группа численностью не менее одной пятой членов Совета Федерации или депутатов Государственной Думы. Таким образом, круг субъектов, наделенных правом выступать с инициативой внесения изменений в действующую Конституцию или принятия новой Конституции, предусмотренный ст. 134 Конституции РФ, не совпадает (ограничен) с кругом субъектов права законодательной инициативы, предусмотренным ст. 104 Конституции РФ.[18]

В Конституции РФ установлен различный порядок пересмотра гл. 1, 2, 9 и 3-8.

Положения гл. 1 «Основы конституционного строя», гл. 2 «Права и свободы человека и гражданина», гл. 9 «Конституционные поправки и пересмотр Конституции» не могут быть пересмотрены Федеральным Собранием. Если предложение о пересмотре этих глав будет поддержано тремя пятыми голосов от общего числа членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы, то в соответствии с федеральным конституционным законом созывается Конституционное Собрание.

Конституционное Собрание либо подтверждает неизменность Конституции РФ, либо разрабатывает проект новой Конституции РФ, который принимается Конституционным Собранием двумя третями голосов от общего числа его членов или выносится на всенародное голосование. При проведении референдума Конституция РФ считается принятой, если за нее проголосовало более половины избирателей, принявших участие в голосовании, при условии, что в нем приняло участие более половины избирателей.

Поправки к гл. 3-8 Конституции РФ принимаются в порядке, предусмотренном для принятия федерального конституционного закона, и вступают в силу после их одобрения органами законодательной власти не менее чем двух третей субъектов Российской Федерации.

Федеральный закон от 4 марта 1998 г. «О порядке принятия и вступления в силу поправок к Конституции Российской Федерации»[19]    детально урегулировал вопросы, касающиеся порядка и условий внесения, принятия, одобрения и вступления в силу поправок к гл. 3-8 Конституции РФ.

Под поправкой к Конституции РФ в Федеральном законе понимается любое изменение текста гл. 3-8 Конституции РФ: исключение, дополнение, новая редакция какого-либо из положений указанных глав Конституции РФ.

Изменения в ст. 65 Конституции РФ, определяющую состав Российской Федерации, вносятся на основании федерального конституционного закона о принятии в Российскую Федерацию и образовании в ее составе нового субъекта Российской Федерации, об изменении конституционно-правового статуса субъекта Российской Федерации.

В случае изменения наименования республики, края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа новое наименование субъекта Российской Федерации подлежит включению в ст. 65 Конституции РФ. Согласно Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 28 ноября 1995 г. по делу о толковании ч. 2 ст. 137 Конституции РФ[20]   решение субъекта Федерации об изменении своего наименования включается в ст. 65 Конституции РФ в упрощенном порядке - указом Президента РФ.

Не является изменением наименования субъекта Российской Федерации в смысле ч. 2 ст. 137 Конституции РФ и, следовательно, не может быть произведено в указанном порядке такое переименование, которое затрагивает основы конституционного строя, права и свободы человека и гражданина, интересы других субъектов Российской Федерации, Российской Федерации в целом либо интересы других государств, а также предполагающее изменение состава Российской Федерации или конституционно-правового статуса ее субъекта.

3. Конституционность государства и правовая охрана Конституции Российской Федерации

3.1 Конституционность государства

Практически во всех современных государствах (независимо формы государственного устройства и господствующей политической идеологии) существуют конституции. Но наличие в государстве конституции еще не позволяет отождествлять его с “конституционным государством” в современном смысле. Конституционность государства отнюдь не исчерпывается тем, что в нем существует некий основной закон, возможно, закрепляющий определенный компромисс социально-политических сил, устанавливающий то или иное государственное устройство и компетенцию органов власти. Конституционность не исчерпывается и тем, что этот основной закон обладает реальным практическим действием, верховенством по отношению к остальным законам и может быть изменен лишь путем особой законотворческой процедуры. Это необходимые, но не достаточные признаки конституционной государственности.

В современном смысле конституционность  государства — это прежде всего его связанность правом, а конституция — в первую очередь декларация прав человека и гражданина, гарантированных властью и ограничивающих ее осуществление. Иначе говоря, конституция — надлежащая форма основополагающего узаконения правового характера организации и функционирования власти в ее отношениях с субъектами гражданского общества.

“Конституционная запрограммированность” осуществления го сударственной власти означает, что лежащие в основе законотворчества представления о праве и его позитивности, о социальных функциях и инструментальном характере законов подчинены идеологии прав человека как совокупности дозаконотворческих требований, объективно возникающих из бытия человека в современном индустриальном и постиндустриальном обществе.[21] Эти требования составляют конкретное практическое основание конституции и служат юридическим, а вовсе не моральным или политическим критерием оценки конституционного характера государства. Другими словами, конституция содержит в себе критерии, позволяющие судить о функционировании государственной власти с позиции права, приводить осуществление власти в соответствие с правом.

Таким образом, в демократическом конституционном (правовом) государстве система гарантий свободы, самостоятельности и собственности должна быть закреплена прежде всего в конституции, а это предполагает прямое действие конституционных норм и эффективные процедуры конституционного контроля. В первую очередь речь идет о правах человека и гражданина, выражающих минимальную неотчуждаемую меру свободы в обществе и государстве и тем самым ограничивающих возможности законодательных запретов (закон не может запрещать то, что гарантировано конституцией), очерчивающих пределы допустимой компетенции государственных органов и должностных лиц в их отношениях с гражданами и их ассоциациями. Отсюда следует, что если статьи конституции гарантируют права и свободы и в то же время определяют, что осуществление этих прав и свобод регламентируется или даже может быть ограничено законом, то фактически статьи конституции ничего не гарантируют. Вместе с тем конституционное право должно предусматривать  случаи  ограничения прав и свобод, необходимого ради свободы других и защиты конституционного строя, и, конечно, на этот счет должны приниматься органические законы, предусмотренные конституцией. Уже это обстоятельство указывает на необходимость эффективного конституционного контроля, сопоставляющего органическое законодательство с объективным смыслом гарантий свободы, самостоятельности и собственности.

Конституционное закрепление прав человека  и  гражданина, равно как и судебное признание (в решениях верховного или конституционного суда) конституционного характера других гарантий свободы, самостоятельности и собственности, не зафиксированных в конституции, лишает законодателя  полномочий устанавливать административную процедуру регулирования тех отношений, в которых действуют эти конституционные гарантии. И если законодатель не соблюдает или упускает из виду это требование, то с точки зрения права возможен спор между любым гражданином и высшим органом государственной власти по поводу надлежащих гарантий свободы, самостоятельности и собственности. Такой спор может рассматриваться только в рамках судебной процедуры и только органом, который подчинен исключительно конституции и в задачу которого входит ее толкование в свете аксиом и принципов права.

Далее, законодатель вправе запрещать только те формы реализации конституционных прав и свобод, которые являются общественно вредными, нарушают права других граждан и противоречат основам конституционного строя. Граждане должны иметь возможность оспорить любой такой законодательный запрет, если он затрагивает их права. Но даже если конституционный суд подтверждает конституционность такого запрета, не исключено, что в судебной практике сложится обыкновение, искажающее смысл этого запрета и тем самым нарушающее конституционные права граждан. А если конституционные права нарушаются обыкновением судебной практики, то такое нарушение, как правило, не устраняется судами второй  инстанции или в порядке надзора. Эффективно защитить права в таких случаях может только конституционный суд, ибо он не связаны никакими обыкновениями законоприменительной практики.

Описанные требования конституционализма означают, что речь идет о конституционном государстве в нормативном смысле: современная конституционная  государственность  предполагает достаточно высокий уровень развитости и эффективности формально-юридических гарантий свободы, самостоятельности и собственности, реальные механизмы ограничения публичной политической власти правами человека и гражданина.[22]

Интересно отметить, что первый советский Основной закон -Конституция РСФСР 1918 г. — был законом скорее реальным, чем фиктивным. Но этот Основной закон закреплял формальное неравенство, т. е. в принципе противоречил праву: избирательных прав были лишены “эксплуататоры и их пособники” (лица, прибегающие к наемному труду, живущие на нетрудовой доход, частные торговцы, коммерческие посредники, священнослужители и т. д.); на выборах рабочие имели преимущества перед крестьянами; гарантии свободы выражения мнений, свободы собраний и свободы ассоциаций трактовались как предоставление средств массовой информации, зданий и помещений и вообще всех необходимых технических и материальных средств “в распоряжение рабочего класса и крестьянской бедноты”. Все так и было в действительности, правда, от имени “рабочего класса и крестьянской бедноты” выступала тоталитарная бюрократия.

А вот Конституция СССР 1936 г. или “сталинская Конституция”, напротив, была фиктивным основным законом. В ее тексте были провозглашены многие из тех прав, которые зафиксированы во Всеобщей декларации прав человека 1948 г. причем права закреплялись как всеобщие и равные для всех “трудящихся” (имелось в виду, что “эксплуататоры и их пособники” были уже уничтожены). А в действительности человек был совершенно бесправен и бессилен перед лицом сверхмощной машины тотального террора.

Фиктивной была и Конституция СССР 1977 г.

Проекты первой Конституции Российской Федерации в принципе соответствуют стандартам демократической правовой государственности, особенно в том, что касается прав человека, их надлежащих гарантий и защиты. Но прежде чем все это воплотится в реальность, необходимо дождаться тех времен, когда в стране не только сформируется нормальное гражданское общество, но и практика эффективной судебной защиты Конституции,  конституционная юрисдикция, являющаяся в современном правовом государстве важнейшим источником конституционного права. Ибо конституция — это не просто совокупность декларативных и нормативных установлений, а фундаментальные правила правового общения, которые должны постоянно применяться и конкретизироваться в процессе непрерывного формирования и развития правопорядка. В этом смысле конституция служит основой всего правового законодательства.

Таким образом, “конституционность” законов — это не столько их непротиворечие конституции, сколько их, так сказать, “конституционно-правовая органичность”. Последнее означает, что любой правовой закон является в той или иной мере “органическим”  в том смысле, что он развивает и конкретизирует правовые положения, сформулированные или зафиксированные  в конституции. Однако любой процесс содержательного развития конституционно-правовых начал (особенно в том, что касается прав человека и гражданина) — это процесс толкования права. А толкование права — функция не столько законодателя, ибо над ним всегда довлеют конкретные социально-политические интересы, сколько независимого суда. Такое суждение не означает принижения роли демократического законотворчества в процессе объективирования права, а лишь подчеркивает, что развитие и конкретизация конституционного права должны происходить в первую очередь через практику конституционного суда. С ней должен сверяться законодатель. Когда конституционный суд признает закон антиконституционным, он одновременно дает определенное толкование конституционно-правовых начал и формулирует   “конкретное”, или “интерпретированное”, конституционное  право.  Соответственно правовые законы должны приниматься с учетом этих авторитетных интерпретаций и развивать конституционно-правовые начала в органичном единстве с уже выработанными интерпретациями.

Итак, конституционность государства, рассмотренная в аспекте организации  и  функционирования власти в ее отношениях с индивидами, предполагает наличие судебного института, основная функция которого состоит в рассмотрении споров между гражданами и органами государственной власти по поводу конституционности актов, издаваемых последними, т. е. по поводу нарушения прав, которые имеют фундаментальный характер и не могут быть нарушены даже законодателем. Таким образом, суд, или конституционный суд, является высшим хранителем конституционности государства и, следовательно,  не  только  контролирует соблюдение конституции, но и выступает как интерпретатор наиболее фундаментальных прав независимо от их эксплицитного выражения в тексте конституции и в этом смысле — как творец живого конституционного права". Можно сказать, что идея и практика конституционализма осуществляются через юрисдикцию, а их начало непосредственно связано с выступлениями правосудия против неправовых или антиправовых законов.

3.2 Правовая охрана Конституции Российской Федерации

Правовая охрана конституции - это совокупность юридических средств, с помощью которых достигается выполнение всех установленных конституцией норм, соблюдение режима конституционной законности.

Согласно ч.2 ст.15 Конституции РФ, органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы.

Критерий конституционности актов органов законодательной, исполнительной и судебной власти РФ и её субъектов - соответствие принципам и нормам федеральной конституции.

Действие конституции обеспечивается средствами парламентского и внепарламентского контроля.

Парламентский контроль осуществляется палатами Федерального Собрания (пример - Пост. Госдумы от 22 июля 1994 г -“По итогам парламентских слушаний “О проблемах соответствия конституций республик, уставов краев. Конституции РФ”).

Важную роль в укрепление конституционной законности играет Президент РФ. Он выступает гарантом федеральной конституции и федеральных законов. Обязанность Президента защищать Конституцию вытекает из текста торжественной присяги, которую он приносит при вступлении в должность на совместном заседании Госдумы и Совета Федерации в присутствии судей Конституционного суда РФ (ст.82).

Гарантом соблюдения Конституции и законов РФ, конституций республик в составе России выступают также главы исполнительной власти (президенты) республик.

Особое значение имеет учреждение в России института конституционного контроля. Эти функция возложена на Конституционный суд России[23]. который вправе рассматривать вопросы о конституционности федерального, республиканского и регионального законодательства (ст.125 Конституции).

Аналогичные органы создаются и республиках - Башкортостан, Бурятия, Карелия, Кабардино-Балкария, Саха (Якутия) и др. Или комитеты конституционного надзора (Марий ЭЛ, Чувашская Республика, Северная Осетия - Алания). В ряде республик (Ингушетия, Калмыкия) создание подобных органов не предусмотрено.

Законы Российской Федерации, акты Правительства, признанные Конституционным Судом не соответствующими её конституции, утрачивают силу со дня провозглашения его решения. Правоприменительная практика, признанная неконституционной, подлежит прекращению.

Если суды общей юрисдикции при рассмотрении гражданского или уголовного дела или арбитражные суды при рассмотрении хозяйственного спора признают, что закон, который надо применять, противоречит Конституции, они откладывают рассмотрение дела и обращаются с ходатайством в Конституционный Суд РФ с предложением о признании этого закона неконституционным.

Важную роль в обеспечении конституционности издаваемых в России нормативных правовых актов играет толкование Конституции РФ Конституционным Судом (ч.5 ст.125 Конституции).

Важным условием правовой охраны конституции является четко разработанный механизм разрешения коллизий между органами государственной власти Федерации и её субъектов.

Заключение

Подводя итоги проделанной работе следует отметить следующие основные моменты. Конституция является основным источником любой отрасли национального права, и в первую очередь конституционного. Специфика Конституции как основного источника конституционного права выражается в следующем:

1) Конституция принимается народом или от имени народа, она является высшей формой воплощения государственной воли народа. Российская Конституция 1993 года была принята на референдуме, который является высшим непосредственным выражением власти народа;

2) конституционные нормы имеют учредительный характер, устанавливая основные принципы существования государства (основы конституционного строя), основы организации государственной власти, устанавливают порядок создания иных правовых норм. Конституционные нормы первичны, нет другого правового акта, которому Конституция должна бы была соответствовать;

3) Конституция определяет некоторые виды иных источников права;

4) Конституция РФ обладает высшей юридической силой и непосредственным действием на всей территории Российской Федерации. Законы и иные нормативно-правовые акты не должны противоречить Конституции РФ;

5) Конституция РФ имеет не только правовое, но и большое общественно-политическое и идеологическое значение, закрепляя status quo   российской государственности, а также идеалы, к которым стремится общество индивидов, объединенных совместным существованием в рамках Российской Федерации. Конституция РФ выступает одним из фундаментальных, основополагающих факторов существования российского общества.

Конституционность в любой цивилизованной стране – верхний этаж законности. Без соблюдения Конституции нет и в принципе не может быть законности как таковой. Все это – аксиомы для любого политика или юриста, неизбежные постулаты, прямо вытекающие из понятия Конституция – основной закон государства. Основной – следовательно, обязательный для всех, исполняемый неукоснительно.

Вообще, надо честно признать, что нынешняя Конституция далека от совершенства. И ее объективные слабости, шероховатости, недоработки иногда провоцируют органы власти и должностных лиц на антиконституционные действия.

Из текста Конституции фактически выпала, например, глава об избирательной системе, без которой Основной Закон страны выглядит явно недоработанным. И возникающие на этой почве коллизии на деле ведут к прямым нарушениям прописанных в Конституции же прав избирателей.

Амбициозность отдельных политиков вкупе с недоработками самой Конституции образуют на практике порочный круг пренебрежения к Основному Закону. Добавить к этому следует и безответственность, которая всегда была, есть и остается злейшим врагом конституционности. И в итоге нетрудно убедиться, что политико-правовой КПД нашей Конституции до обидного низок.

Что же нужно сделать, что поднять Основной Закон на должную высоту, как это и надлежит в подлинно правовом государстве ?

Во-первых, необходимо привести Конституцию в соответствие с реальным правом. И главное при этом, чтобы провозглашенная Основным Законом полнота прав и свобод человека и гражданина наполнилась бы адекватным содержанием.

Во-вторых, необходимо резко повысить качество принимаемых законов. Конечная цель такова: исключить их противоречие праву, и прежде всего, естественно, конституционному. Законы, отличаясь точностью, не должны также нуждаться ни в каких министерских инструкциях о порядке своего применения.

В-третьих. Каждому факту нарушения Конституции должна даваться неотвратимая правовая оценка. Конституционный Суд не имеет права уклоняться от рассмотрения подобных дел, безмолствовать по поводу противоречащих Основному Закону действий и актов. Конкретные же виды реальной ответственности за нарушения Конституции следует установить невзирая на лица.

Если удастся реализовать хотя бы этот политико-правовой минимум, то наша российская конституционность может приблизиться к эталонному уровню.

Практически во всех цивилизованных странах конституции возведены в ранг государственных святынь.

По-иному, очевидно, и быть может, если руководители государств, ведущие политики делают все, чтобы граждане искренне уважали конституцию своей страны, гордились ею.

Если мы в открытую провозгласили, что Россия стремится к построению правового государства, то и нам следует действовать в том же ключе. Ведь без движения и доверия к Основному Закону, без неукоснительного соблюдения каждой буквы Конституции невозможно добиться успеха реформ, достичь подлинной общественной стабильности.

Библиография

Нормативно-правовые акты

1. Конституция РФ. М. Юрист, 1995.

2. Федеральный конституционный закон от 10 октября 1995 “О референдуме Российской Федерации”// Собрание законодательства РФ, 1995. N 42. Ст. 3921.

3. Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. «О Конституционном Суде РФ» // Собрание законодательства РФ 1994. № 13. Ст. 1447.

4. Федеральный закон от 4 марта 1998 г. «О порядке применения и вступления в силу поправок к Конституции Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 1998. № 10. Ст. 1146.

5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ “О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия” N 8 от 31 октября 1995 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996 г. № 1.

6. Постановление конституционного Суда Российской Федерации от 28 ноября 1995 по делу о толковании п.2 ст. 137 Конституции РФ // Собрание законодательства РФ. 1995. № 49. Ст. 4868.

Научная литература

1. Авакьян С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность. – М. РЮИД, 1997 г.

2. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. М. Инфра. 2001.

3. Баглай М.В. Габричидзе Б.Н. Конституционное право Российской Федерации: учебник. М. 1996.

4. В каких поправках нуждается Конституция. Круглый стол // Журнал российского права. – 1999. - № 7/8. – С. 3-8.

5. Ильинский И.П. Конституция обновленной России // Советское государство и право. – 1991. - № 3.

6. Кашкин С.Ю. Смена цивилизации и конституция: формирование глобального идеала // Государство и Право. – 1992. - № 11.

7. Ковешников Е. Новая Конституция нужна обществу, народу, России // советская юстиция. – 1993. - № 11.

8. Козлова Е.И. Кутафин О.Е. Конституционное право России: учебник. М. 2001.

9. Конституционное (государственное) право: справочник. М. 1995.

10. Конституционное право. Энциклопедический словарь. Ответ. Редактор С.А. Авакьян. – М. Изд. Норма. 2000.

11. Конституционное право: Учебное пособие в 2-х частях / Авт. и сост. Богданова Н.А. М. Юрид. колледж МГУ, 1996.

12. Конституция Российской Федерации: энциклопедический словарь. М. Большая Рос. Энцикл. 1995.

13. Конституция РФ и совершенствование механизмов защиты прав человека // Государство и Право. – 1994. - № 10. – С. 3-32.

14. Конституция. Закон. Подзаконный акт // Под ред. Тихомирова Ю.А. – М. 1994 г.

15. Кутафин О.Е. и др. Государственное право России: учебник. М. 1996.

16. Лассаль Ф. О сущности конституции. С-Пб. 1996.

17. Мамут Л.С. Проект Конституции Российской Федерации: теоретические посылки. – 1991 г. // советское Государство и Право. – 1991. - № 3.

18. Мартынин О.В. Российская конституция 1993 г. и становление новой политической системы // Государство и Право. – 1994. - № 10.

19. Михалева Н.А. Конституция, политика и социальный прогноз. – 1991 г. // Советское Государство и Право. – 1991. - № 3.

20. Михалева Н.А. Социалистическая конституция. Проблемы теории. М. 1981.

21. Муксинов И.Ш. Хабибуллин А.Г. Сафонов В.Е. К пятилетию Конституции России и Конституции Башкортостана // Государство и Право. – 1998. - № 8. – С. 105-110.

22. Поленина С.В. Новое в системе законодательства РФ // Государство и Право. – 1994. - № 12. – С. 27-36.

23. Рудинский Ф.М. Советские конституции: права человека и гражданина // Советское Государство и Право. – 1991. - № 9.

24. Рыбкин И.П. Размышления о российской Конституции. // Журнал российского права. – 1999. -№ 7/8. – С. 3-8.

25. Сравнительное конституционное право. М. 1996

26. Стрекозов В.Г. Казанченцев Ю.Д. Государственное (конституционное) право Российской Федерации: учебник. М. 1997.

27. Тихомиров Ю. Конституция и законодательство. // Российская Федерация. – 1993. - № 2(14). – С. 26-28.

28. Хабриева Т.Я. Теоретические проблемы современного конституционализма (научно-практический семинар) // Государство и Право. – 1999. - № 4. – С. 23-28.

29. Чиркин В.Е. Конституционное право: учебное пособие. М. 1997.

30. Чиркин В.Е. Конституция и международный опыт. // Государство и Право – 1998. - № 12. – С.5-14.

31. Чиркин В.Е. О некоторых проблемах реформы российской конституции // Государство и Право. – 2000. - № 6. - С. 5-11.

32. Шитнис В.Л. Тернистый путь Российской Конституции // Государство и Право. – 1997. - № 12. – С. 62-73.

33. Эбзеев Б.С. Конституция и правовое государство. М. 1997.

34. Эбзеев Б.С. Толкование Конституции Конституционным Судом РФ // Государство и Право. – 1998. - № 5. – С. 5-12.

35. Эбзеев Б.С. Радченко В. Прямое действие конституции РФ и конкретизация ее норм // Российская юстиция. – 1994. - № 7. – С. 7-10.

Источники:
mosadvokat.org, enc-dic.com, www.4uth.gov.ua, bibliofond.ru

Следующие статьи:





Правила составления договоров.

С договорами сталкивались все. Но не каждый умеет составить договор правильно. Предлагаем узнать как правильно составить договор. Подробнее...