Главная Юридический сленг

Законотворческие ошибки нарушения правил и требований законодательной техники


Итак Вы ищете Законотворческие ошибки нарушения правил и требований законодательной техники. В сети возможно разыскать довольно много бланков. Как отыскать квалифицированный и тот который сгодится непосредственно. Есть правила. Выясните составителя шаблона. Доверие адвоката, который опубликовал документ раскроет свойства образца. Важным будет когда он был опубликован. Давно составленные бланки мало доставят помощи. Критичным есть вопрос в какой области возможно было использовать. Не все, что опубликовано в справочниках универсально. Для правильности разыщите еще парочку рекомендованых.

Законотворческие ошибки – есть неправомочные действия субъектов законодательного процесса, влекущие за собой негативные социальные и юридические последствия касаемо законодательной практики. Законодательные ошибки можно предупредить, если основываться на своевременное принятие мер по специально-правовой подготовке законодателей, соблюдение ими соответствующих требований, принципов и правил. Законотворческие ошибки, в зависимости от момента их выявления авторами законопроекта (либо иными законодательными органами), могут устраняться в ходе законодательного процесса – либо до подписания законопроекта, либо после введения закона в силу, посредством внесения различных законодательных поправок, дополнений и изменений.

Законотворческие ошибки

Надеев Р.

Электронный ресурс, 2001.

Проблема качества закона возникла давно, примером чего может служить фрагмент диалога между Сократом и Гиппием, описанный Платоном:

"Сократ. Как ты скажешь, Гиппий, вред или польза для государства закон?

Гиппий. Устанавливается закон, я думаю, ради пользы: иногда же он приносит и вред, когда его плохо установили" (Платон. Собр. соч. В 4-х т. М. 1990. Т. 1. С. 390).

Несовершенство принятого закона обычно связывают с законотворческими ошибками. Замечено также: чем сложнее законодательная процедура, тем выше качество принятого закона, и, наоборот, упрощенный подход к ней порождает ошибки в законе. По сложившимся представлениям законотворческая ошибка - это результат несоблюдения законодательным органом общепринятых правил, стандартов и требований в области разработки и принятия законодательных актов.

По мнению ученых, они связаны с недостатками и упущениями, возникшими на стадии проектирования норм права, переводом имеющихся представлений о социальных и юридических закономерностях в систему нормативно - правовых установлении. Хотя проектирование любого закона и является творческим процессом, его результаты должны соответствовать определенным, достаточно формализованным критериям, в первую очередь - положениям Конституции РФ, федеральным законам и общепризнанным нормам международного права, а также правилам законодательной техники, формальной логики и современного русского литературного языка.

По мнению видных ученых, законодательная техника представляет собой достаточно сложную систему требований к официальным реквизитам, структуре, содержанию нормативного правового акта, системным связям норм как внутри самого закона, так и с другими законодательными актами, к стилю законодательства. Отступление от правил законодательной техники, русского литературного языка и формальной логики при подготовке закона неизбежно порождает законотворческие ошибки, в результате которых возникают пробелы или противоречия, нечеткие или неясные правовые предписания и так далее. Закон, содержащий многочисленные законотворческие ошибки, породит ошибки при его исполнении либо станет "мертвым". Обычно это законы, принятые чуть ли не "с голоса", в спешке, из популистских интересов или под давлением авторитетных политических деятелей.

Отметим также, что законотворческие ошибки не являются "вещью в себе" и легко распознаются. Этот процесс строится по правилам формальной логики и не требует сложных теоретических и эмпирических обоснований: достаточно установить факт несоблюдения общепризнанного правила законодательной техники, логики или русского языка.

Наиболее подробную, по моему мнению, классификацию законотворческих ошибок создал доктор юридических наук В. Сырых (Российское законодательство: проблемы и перспективы. М. 1995. С. 390 - 395). Он предложил делить такие ошибки на юридические, логические и грамматические.

Остановимся на рассмотрении ошибок, которые чаще всего допускаются, - юридических. В. Сырых выделяет следующие их виды: ошибки в проектировании механизма правового регулирования, пробелы, избыточная нормативность, нарушение стиля, коллизии между отдельными законами, фактографические ошибки. Так, в механизме правового регулирования основная роль отводится специальным правовым средствам: дозволениям, запретам, полномочиям государственных органов, организаций и должностных лиц, стимулам, санкциям, правам и обязанностям граждан, без которых невозможна реализация правовых предписаний.

С учетом конкретных исторических условий в законопроект должны закладываться именно те правовые средства, которые позволяли бы нейтрализовать такие факторы, как невысокий уровень правовой культуры, правовой нигилизм, недостаточная активность представителей исполнительных, контролирующих и правоохранительных органов. В противном случае эти факторы "перевесят" правовые средства и цель закона достигнута не будет.

Особенность ошибок такого рода заключается в том, что они не вытекают непосредственно из текста закона. Эти ошибки труднодоказуемы и проявляются в процессе исполнения, применения закона; их практически невозможно нейтрализовать даже на стадии разработки законопроекта, поскольку они основаны на предположениях законодателя и не подкреплялись должной эмпирической базой. Для предупреждения ошибок этого вида следует направлять законопроект на научную экспертизу, проводить по нему парламентские слушания, осуществлять, по возможности, локальный эксперимент, использовать социологические методы для прогноза его необходимости и жизнеспособности.

Например, рядом депутатов Государственной Думы первого созыва поднимался вопрос о необходимости срочной разработки закона о защите русского языка. Первоначальные варианты этого законопроекта содержали набор призывов сохранять чистоту русского языка как величайшую духовную ценность, но не имели предмета правового регулирования. То есть не все социальные ценности или пороки могут быть защищены или, соответственно, искоренены силой закона.

Декларативная норма, не способная воплотиться в конкретных отношениях, является типичной и достаточно распространенной юридической ошибкой. Законодательная техника требует полного регулирования соответствующей сферы общественных отношений, установления всей совокупности норм по предмету правового регулирования. Там, где образуется пробел, разрываются системные связи между правовыми нормами и создаются ситуации, когда, например, субъективное право, предоставленное законом, не получает реализации. Так, в соответствии с признанным утратившим силу Законом РСФСР "О собственности в РСФСР" каждый потерпевший от преступления мог взыскать с государства причиненный ему ущерб. Но реально сделать это никому не удалось, ибо в действующем законодательстве отсутствовал порядок реализации этого права, оно не было подкреплено экономически.

В законодательстве последних лет заметно усилилась такая негативная тенденция, как обесценивание норм права. Наиболее ярко она проявилась среди норм, устанавливающих юридическую ответственность. Законодатель почти всегда предусматривает в законе специальную норму, устанавливающую ответственность за нарушение положений принятого закона. Однако чаще всего дело сводится к повторению общеизвестной истины, что виновные лица несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Дублирование нормативных предписаний нарушает один из важнейших принципов законодательной техники - максимальная экономия норм при изложении правовых предписаний, недопущение их повторов. Отступление от него приводит только к увеличению количества законов, в которых становится трудно ориентироваться правоприменителю, что способствует распространению правового нигилизма.

Являясь официальным документом государства, закон должен быть написан особым стилем, призванным обеспечить точное и ясное закрепление воли государства в форме общеобязательных властных велений, предписаний. Законодательный текст "не доказывает, не объясняет, не убеждает, а властно предписывает субъектам права определенное поведение, формулирует требования, общеобязательные предписания" (Язык закона / Под ред. А.С. Пиголкина. М. 1990. С. 18).

Основу, суть законодательного предписания составляет такое свойство, как нормативность, которая наиболее полно выражается через триаду правовых институтов - "разрешено", "требуется", "запрещено". В то же время стиль закона - это не просто подбор и расстановка слов, составляющих властные предписания. Он должен быть предельно четким, лаконичным, не допускающим двусмысленности, многозначности понятий и терминов. Предписания закона не должны быть обтекаемыми. Стиль закона - это концентрированная, четко и однозначно выраженная языковыми средствами воля законодателя на разрешение или запрет того или иного действия субъекта права. Нарушения стиля выявляются при внимательном изучении текста проекта закона соответствующими специалистами, юристами и лингвистами.

В качестве примера законодательной ошибки приведем так называемое правовое предписание ст. 3 Федерального закона "О государственном регулировании в области генно - инженерной деятельности", которое не имеет нормативного содержания и поэтому не должно было быть предметом закона: "Законодательство Российской Федерации в области генно - инженерной деятельности состоит из настоящего Федерального закона, других федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, а также законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации". Из приведенного текста видно, что, во-первых, к законодательству Российской Федерации приравнены иные нормативные правовые акты Российской Федерации, а также законы и иные нормативные правовые акты субъектов Федерации, и, во-вторых, генно - инженерная деятельность регулируется не только этим законом, но и другими федеральными законами (неясно, какими, что в них записано, как они соотносятся с нормами этого Закона).

В рассматриваемом тексте Закона допущена ошибка - подмена и смешение общепризнанных понятий. Скажем больше: Конституция РФ, закрепив принцип разделения властей, исходит из того, что каждая ветвь власти принимает нормативные акты по вопросам своего ведения. Кроме того, в содержании приведенной статьи Закона какие-либо правовые предписания не содержатся. Отсюда вывод: ст. 3 указанного Федерального закона, разработчики которого нарушили правила законодательной техники, позволяет любому субъекту нормотворческой деятельности издавать собственные акты по вопросам, регулируемым данным Законом.

Другой пример юридической ошибки. В абз. 3 п. 1 ст. 6 Федерального закона "О науке и государственной научно - технической политике" записано: "Академии наук, имеющие государственный статус, создаются, реорганизуются и ликвидируются Федеральным законом по представлению Президента Российской Федерации или Правительства Российской Федерации".

Анализ приведенной нормы закона говорит о ее несогласованности и внутренней противоречивости. Запись о том, что академии наук создаются Федеральным законом по представлению Президента или Правительства порождает вопросы: что понимать под термином "представление" - законопроект, законодательное предложение или письмо в Государственную Думу; это представление может или должно вноситься Президентом или Правительством? Попутно отметим, что данное положение создает почву для конкуренции между Президентом и Правительством при реализации этого права.

Обязательными условиями эффективности нормы закона являются требования согласованности проектируемых норм с системой действующего законодательства, устранения всех противоречий между новым и действующим законодательством. Игнорирование этих требований привело к тому, что действующее законодательство по ряду вопросов оказалось разбалансированным и противоречивым. Поясним это на примере ч. 2 ст. 328 УК РФ: "Уклонение от прохождения альтернативной гражданской службы лиц, освобожденных от военной службы, - наказывается. " Слова "лиц, освобожденных от военной службы" еще на стадии законопроекта следовало бы исключить или заменить словами "лиц, которым военная служба заменена альтернативной гражданской службой", поскольку освобождение гражданина Российской Федерации от военной службы влечет и освобождение его от альтернативной гражданской службы. То есть за уклонение от прохождения гражданской службы привлечь к уголовной ответственности невозможно. Налицо законотворческая погрешность.

В п. 2 ст. 11 Федерального закона "О Пограничной службе Российской Федерации" записано, что ее комплектование осуществляется в соответствии с федеральным законодательством, в частности, гражданским персоналом "путем добровольного поступления на работу", в то время как правильнее было бы записать "путем заключения трудового договора", так как трудовому законодательству известен только последний правовой институт.

Фактографические ошибки связаны с неточностями в отдельных реквизитах закона, ссылками на уже утратившие силу законы или их отдельные нормы либо ссылками на законы, которые не имеют отношения к предмету регулирования закона. Нередки случаи, когда в законах указывают официальное наименование какого-либо органа государственной власти, который впоследствии упраздняется или реорганизуется и существует уже с другим названием, что ведет к необходимости вносить в закон соответствующие изменения. Довольно часто законодатель упускает отдельные обстоятельства, имеющие существенное значение для содержания и жизнеспособности проектных норм, в связи с чем возникает необходимость вносить дополнения и изменения в недавно принятый закон.

Законотворческие ошибки выявляются после принятия закона, его опубликования или в процессе законоприменения. Например, с многочисленными юридическими и грамматическими ошибками были приняты и официально опубликованы часть первая и отдельные главы части второй Налогового кодекса РФ. Они устранены в установленном порядке, т.е. путем внесения законом соответствующих изменений. Чтобы проиллюстрировать сказанное, приведу пример. В абз. 10 п. 2 ст. 238 предшествующей редакции НК в предложении ". суммы такой платы могут быть освобождены от налогообложения. " неопределенное, не имеющее обязательной силы словосочетание "могут быть освобождены" заменено в новой редакции на конкретное и юридически точное определение "освобождаются". В п. 4 ст. 157 в предложении "В случае возврата пассажирами проездных документов в пути следования в связи с прекращением поездки, в подлежащую возврату сумму включается сумма налога в размере. " была пропущена очевидная запятая, которая заняла свое место лишь спустя полгода.

В целом же из ста трех статей части второй НК, принятой в августе 2000 г. в декабре того же года в девяносто одну статью (88% от их общего количества) внесены изменения и дополнения, что свидетельствует о низкой эффективности современного российского законодательного процесса.

Риск законотворческих ошибок значительно снижается, если подготовка законопроекта осуществляется в соответствии с правилами законодательной техники. На сегодняшний день они законодательно не закреплены. Эти правила синтезированы и обобщены в рекомендациях ученых и практиков, занимающихся законотворческой деятельностью, и считаются общепринятыми и обязательными потому, что отступление от них или их игнорирование неизбежно ведет к снижению качества принимаемых законов, их неэффективности. Понятно, что это создает определенные трудности для инициаторов законопроектов, рабочих групп, экспертов, специалистов и других работников, причастных к законодательному процессу.

Причины законотворческих ошибок можно классифицировать как объективные и субъективные.

К объективным можно отнести коренные изменения, происшедшие за последние годы в российской правовой системе, и связанные с ними пробелы в отечественной теории государства и права; необходимость в короткие сроки заново создавать или обновлять практически все отечественное законодательство; недостаточную правовую культуру населения в целом и многих участников законодательного процесса на федеральном уровне; несовершенство законодательной процедуры, установленной регламентом Государственной Думы.

Среди субъективных причин можно отметить поспешность в рассмотрении и принятии законов, нарушение технологии и недостаточно четкую регламентацию законодательного процесса, незнание многими субъектами и участниками законопроектной деятельности действующего законодательства, методологии, методики законотворчества, правил законодательной техники и современного русского литературного языка, несоблюдение или игнорирование отдельными участниками законодательного процесса установленных или выработанных на практике процедур создания законов, волюнтаризм отдельных руководителей, проявляющийся во внесении в Государственную Думу популистских или не основанных на потребностях практики законопроектов.

Юридические ошибки: понятие, виды, объективные и субъективные причины их появления

Юридические ошибки: понятие, виды, объективные и субъективные причины их появления - раздел Политика, Учебное пособие Теория государства и права В Италии На Здании Одного Из Дворцов Правосудия Можно Увидеть Мемориальную До.

В Италии на здании одного из дворцов правосудия можно увидеть мемориальную доску с надписью: «Помни о мельнике!» Эта доска представляет собой своеобразный памятник невинным жертвам следственных и судебных ошибок, приговоренным к смертной казни на основании незаконного и необоснованного обвинения в особо тяжком преступлении – убийстве.

Впервые ошибки как научную проблему исследовал древнегреческий мыслитель Аристотель. Он посвятил этому вопросу трактат «О софистических опровержениях» и называл их (ошибки) «логическими пороками софистических рассуждений». Основанием логических пороков или ошибок Аристотель считал неправильное применение словесных выражений либо нарушение правил логических операций. Детально проблема «юридической ошибки» изучалась римским частным правом. Однако Римляне не разработали общую теорию, а рассматривали каждый случай в отдельности. Под ошибкой понималось расхождение между волей и ее выражением (error in nomine) или между манифестированной волей и подлежащим интересом, вызванное неосведомленностью субъекта об обстоятельствах дела[23].

В настоящее время уголовное и процессуальное законодательства большинства стран использует понятие «юридической ошибки». Так, согласно уголовному законодательству США ответственность исключается в случаях, если положения уголовного закона не были известны субъекту, либо нормативный акт не был опубликован, либо ошибочна или недействительна официальная формулировка закона. В ряде зарубежных стран юридическая ошибка является основанием смягчения наказания (Япония, Швейцария и др.), а если доказано незнание и добросовестность ошибки, то лицо может быть вообще освобождено от наказания (Австрия, Чили и др.).

В российской науке проблема юридических ошибок исследуется, главным образом, на отраслевом уровне в рамках уголовного, уголовно-процессуального и гражданского процессуального права. В рамках общей теории разработка ведется по нескольким направлениям. Основное внимание уделяется правоприменительным ошибкам (В.Н. Карташов, Н.Н. Вопленко, А.Б. Лисюткин), выделяют также правотворческие (В.М. Сырых, А.С. Дашков) и правоинтерпретационные (В.М. Баранов, С.Г. Пишинина) ошибки.

Правотворческие или законотворческие ошибки – это официально реализованное добросовестное заблуждение, результат неправильных действий правотворческого органа, нарушающих общие принципы и нормы правообразования. Законотворческие ошибки делятся на юридические, логические и грамматические (В.М. Сырых)[24]. Юридические ошибки в правотворчестве возникают вследствие несоблюдения требований законодательной техники. Этими требованиями охвачены все стадии процесса законотворчества, а также наиболее важные аспекты содержания и формы создаваемого нормативного правового акта. Анализируя наиболее характерные нарушения, допускаемые законодателем, можно выделить следующие виды юридических ошибок: ошибки в проектировании механизма правового регулирования; пробелы; избыточная нормативность; стилистические погрешности; коллизии между отдельными нормативно-правовыми актами; фактографические ошибки, которые связаны с неточностями в отдельных реквизитах закона, ссылками на уже утратившие силу законы или их отдельные нормы либо ссылками на законы, которые не имеют отношения к предмету регулирования закона. Нередки случаи, когда в законах указывают официальное наименование какого-либо органа государственной власти, который впоследствии упраздняется или реорганизуется и существует уже с другим названием, что ведет к необходимости вносить в закон соответствующие изменения.

Логическиеошибки представляют собой результат несоблюдения принципов и законов формальной логики при подготовке и принятии нормативного правового акта. Грамматические ошибки – это отступления от классических, простейших правил синтаксиса, орфографии и пунктуации.

Различают объективные и субъективные причины законотворческих ошибок. К объективным следует отнести коренные изменения, происшедшие за последние годы в российской правовой системе, и связанные с ними пробелы в отечественной теории государства и права; необходимость в короткие сроки заново создавать или обновлять практически все отечественное законодательство; несовершенство законодательной процедуры, установленной Регламентом Государственной Думы.

Среди субъективных причин Р. Надеев отмечает поспешность в рассмотрении и принятии законов, нарушение технологии законодательного процесса, незнание многими субъектами и участниками законопроектной деятельности действующего законодательства, методологии, методики законотворчества, правил законодательной техники и современного русского литературного языка, несоблюдение или игнорирование отдельными участниками законодательного процесса установленных или выработанных на практике процедур создания законов, волюнтаризм отдельных руководителей, проявляющийся во внесении в Государственную Думу популистских, не обоснованных потребностями практики законопроектов.

Правоприменительные ошибки исследуются более широко. Однако до настоящего времени отсутствует единый подход к пониманию данного вида ошибок. Под правоприменительными ошибками понимают и объективно противоправное деяние, и результат добросовестного заблуждения, и любое отступление от требований норм права. Наиболее удачное определение сформулировал А.Б. Лисюткин: ошибка – это обусловленный непреднамеренным и неправильным деянием субъекта или участника правоприменительного процесса негативный результат, который препятствует реализации права и установлению объективной истины в каждом конкретном случае.

Классификацию правоприменительных ошибок проводят по самым различным основаниям. Наиболее распространенной является деление правоприменительных ошибок в зависимости от стадии применения права: 1) фактические ошибки, допускаемые на стадии выявления и анализа фактических обстоятельств дела; 2) ошибки квалификации, которые совершаются в результате неправильной юридической оценки действий, неправильного выбора нормы права; 3) смешанные ошибки, отражающие нарушения первого и второго видов. В зависимости от вида норм различают ошибки в применении норм материального и процессуального права. Кроме того, отдельные исследователи (К.Р. Мурсалимов) выделяют также типичные и атипичные, «рисковые», вынужденные и случайные ошибки.

Наиболее часто выделяют следующие причины правоприменительных ошибок:

1) недостаточная юридическая квалификация должностных лиц, осуществляющих правоприменительную деятельность;

2) недобросовестное отношение к выполнению служебных обязанностей при разбирательстве конкретного дела;

3) совершение должностными лицами при рассмотрении дела неправомерных действий;

4) пробелы в профессиональной подготовке и недостаточный опыт работы;

5) недостатки в сфере индивидуальных психологических свойств личности;

6) небрежность и упущения в работе;

7) низкое качество нормативных правовых актов;

8) слабый или недостаточный контроль за правоприменительной деятельностью.

Существенный признак рассматриваемых ошибок заключается в том, что законодательством предусматриваются определенные средства ее устранения. Нарушения, допускаемые в правоприменительной деятельности, могут ликвидироваться только правовыми средствами. Ошибки устраняются различными средствами правовой защиты (путем отмены ошибочного акта, восстановлением нарушенного положения и др.), которые направлены на обеспечение законного осуществления правоприменения.

Глава 17. Толкование норм права.

ТРЕБОВАНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛНОЙ ТЕХНИКИ

И. Кузнецова, главный специалист отдела правового обеспечения реформ управления правовых актов и систематизации законодательства Министерства юстиции Приднестровской Молдавской Республики, преподаватель кафедры гражданского права и гражданского процесса ЛГУ им. Т.Г. Шевченко

В настоящее время в республике разработано и принято достаточно большое количество правовых актов. С законами повседневно соприкасаются граждане и их объединения, государственные органы и хозяйствующие субъекты. Следует констатировать тот факт, что обилие актов, нередко слабо подготовленных и противоречащих друг другу, не влияет на уровень законности в стране.

Качество законов остается невысоким и в немалой степени — из-за явной недооценки роли законодательной техники. В результате возникает много юридических коллизий, которые могли бы быть предотвращены.

На основании этого можно сказать, что тщательная подготовка проекта является основанием для успешной реализации акта. Естественно, что акт, который подготовлен наспех, создает проблемы для дальнейшей реализации в правоприменительной практике.

Подготовке правового акта должно уделяться значительное внимание на всех ее стадиях от разработки концепции до окончательного принятия и вступления в действие акта.

Следует отметить, что проектирование любого закона является творческим процессом, но его результаты должны соответствовать определенным, достаточно формализованным критериям, в первую очередь — положениям Конституции, законам и общепризнанным нормам международного права, а также правилам законодательной техники.

Законодательная техника представляет собой достаточно сложную систему требований к официальным реквизитам, структуре, содержанию нормативного правового акта, системным связям норм как внутри самого закона, так и с другими законодательными актами, к стилю законодательства.

Таким образом, законодательная техника предъявляет к проекту достаточно разнообразный круг требований. Несоблюдение законодательной техники может проявляться многогранно в оформлении правового акта, структуриро­вание текста, языковые требования к изложению нормативных предписаний в неадекватности принимаемого закона общей системе правового регулирования общественных отношений (несоблюдение правотворческих полномочий, противоречивость норм одного закона или разных правовых актов и т.п.).

Требования законодательной техники можно разбить на несколько взаимосвязанных групп, в первую очередь хотелось бы отметить следующие:

При подготовке проекта закона необходимо учитывать, что каждый закон должен иметь предмет правового регулирования. В случае, если в проекте не будет четко сформулирован предмет правового регулирования, это породит ошибки при его исполнении либо станет «мертвым».

Определение предмета законодательного регулирования включает в себя выбор и анализ процессов, явлений и отношений, которые могут быть объектом законодательного воздействия. По мнению Тихомирова Ю. А. при определении предмета правового регулирования необходимо исходить из следующего круга отношений, которые можно отнести к законодательно регулируемым, это отношения, отвечающие следующим признакам:

а) высокая социальная значимость их для общества, государства и гражданина;

б) стабильность;

в) первично-нормативное регулирование;

г) предопределенность конституций;

д) правомочность субъекта законодательной деятельности [1].

Предметом правового регулирования могут быть отношения уже существующие в обществе либо отношения, возникновение которых возможно на территории данного государства с учетом сложившихся экономических и соци­альных основ. То есть, нет необходимости законодательно регулировать отношения, которые не существуют и возникновение которых затруднено на территории республики.

Например, единственным водным бассейном Приднестровской Молдавской Республики в силу географического положения является река Днестр. Естественно, на нашей территории судоходство сведено до минимума, в силу чего необходимость в законодательном регулировании отношений, возникающих в процессе деятельности водного транспорта, отсутствует, и нет необходимости в разработке проекта Закона «О внутреннем водном транспорте в Прид­нестровской Молдавской Республике».

Нельзя не обратить внимание на тот факт, что не все социальные ценности могут быть защищены. В обществе существуют отношения, которые просто не поддаются законодательному регулированию. Именно поэтому при подготовке правового акта необходимо использовать социологические и статистические данные для прогноза его необходимости и жизнеспособности.

Так же, при определении предмета правового регулирования того или иного закона необходимо учитывать определение закона как правового акта. Теорией государства и права Закон определяется как нормативный правовой акт, обладающий высшей юридической силой и регулирующий наиболее важные общественные отношения. На основании данного определения можно сделать вывод, что законодательному регулированию подлежат общественные отношения, имеющие наибольшую значимость в обществе. От степени значимости тех или иных отношений необходимо решать вопрос о необходимости урегулирования их именно актом высшей юридической силы — законом.

На стадии разработки проекта закона важно определить «набор понятий», которые предполагается использовать.

В рамках закона необходимо использовать, прежде всего, научно-юридические понятия, выработанные правовой наукой и необходимые для правильного построения закона. Их недооценка и игнорирование ведут к ошибкам и юридическим противоречиям. Следует правильно применять конституционные понятия, не допуская произвольных отступлений от них.

В рамках системы континентального права, далеко не каждый закон сопровождается набором собственных понятий. Они уже заложены в конституциях, кодифицированных актах и в научных доктринах. Что нельзя сказать о нашей системе права. Так, Закон Приднестровской Молдавской Республики «О средствах массовой информации» содержит 20 определений, смысловую нагрузку которых законодатель вложил, закрепляя данные понятия определить достаточно тяжело. Например, закрепляется понятие «средства массовой информации» и далее закрепляются понятия «муниципального средства массовой информации» и «государственного средства массовой информации», существенно ли меняется смысл данных понятий, добавляя к ним одно слово или заменяя его другим. Естественно, можно было ограничиться одним понятием «средство массовой информации», не загружая закон. Так же, данный закон содержит понятие «лицензии» в го время как понятие «лицензии» определено в Законе Приднестровской Молдавской Республики «О лицензировании отдельных видов деятельности». Причем, понятие «лицензии», закрепленное в Законе ПМР «О лицензировании отдельных видов деятельности» и понятие, закрепленное в Законе ПМР «О средствах массовой информации» несколько разнится.

Приведенный пример показывает, что, закрепляя основные понятия, используемые в том или ином законе, необходимо достаточно внимательно определять закрепляемые формулировки и при этом анализировать формулировки, уже закрепленные действующим законодательством.

В Законах Приднестровской Молдавской Республики достаточно большое место уделяется закреплению понятий, при чем многие из которых получают признание в каком-либо одном законе или даже в одной статье закона. Положительно ли этот факт влияет на правоприменитель­ную практику? Ответить на данный вопрос можно с учетом мнений ведущих ученых в области права, их позиция в данном вопросе сводится к следующему:

- во-первых, вводить нормативные понятия необходимо только в базовых законах (кодексах),

- во-вторых, добиваться строгой внутренней связи между нормами —дефинициями и главами, статьями закона,

- в-третьих, обеспечивать последовательное и правильное применение основных норм - дефиниций в других законах и иных актах[2].

Не каждый законодательный акт должен содержать нормы, закрепляющие только основные понятия и не несущие какой-либо нормативной нагрузки. Такое положение не отвечает требованиям законодательной техники.

Также, что касается требования, предъявляемого к понятиям, используемым в законах. Необходимо исходить из следующего правила: слова и выражения в правовых актах используются в значении, обеспечивающем их точное понимание и единство с терминологией, применяемой в действующем законодательстве, нередко при подготовке правовых актов используются одни термины, но в них вкладывается совершенно разная смысловая нагрузка.

Немаловажной проблемой в законотворческом процессе является подход, при котором законодатель принимает отдельные положения с тем расчетом, что в любой момент в него можно будет внести изменения и дополнения.

Несмотря на относительную «молодость» кодификационных актов Приднестровской Молдавской Республики, в них уже неоднократно вносились изменения и дополнения. Вносились изменения и дополнения в гражданский и уголовный кодекс Приднестровской Молдавской Республики. Кодекс об административных правонарушениях подлежит тщательной переработке.

Несомненно, реформирование — весьма трудоемкая работа, и при разработке законодательства трудно учесть все нюансы. Но частые внесения изменений и дополнений в уже действующие акты очень затрудняет их применение. Граждане и организации не всегда следят за текущими изменениями законодательства и порой совершают действия со ссылкой на нормы, которые уже были изменены или отменены.

При разработке актов, которые вносят изменения и дополнения в другие акты, необходимо большое внимание уделять правильности указания нормы, в какую вносятся изменения. Также необходимо помнить, что не допускают­ся поправки третьего рода, то есть, акты, которые вносят изменения в уже измененный акт.

Законодательная техника требует полного регулирования соответствующей сферы общественных отношений, установления всей совокупности норм по предмету правового регулирования. Там, где образуется пробел, разрываются системные связи между правовыми нормами и создаются ситуации, когда, например, субъективное право, предоставленное законом, не получает реализации.

В законодательстве заметно усилилась такая негативная тенденция, как обесценивание норм права. Наиболее ярко она проявилась среди норм, устанавливающих юридическую ответственность. В законах почти всегда предусматривается специальная норма, устанавливающая ответственность за нарушение положений принятого закона. Однако чаще всего такая статья сводится к повторению общеизвестной истины, что виновные лица несут ответственность в соответствии с действующим законодательством Приднестровской Молдавской Республики. При закреплении в законах статьи такого содержания необходимо выяснить, имеются ли в действующем законодательстве нормы, устанавливающие ответственность за данный вид правонарушений или преступлений. В противном случае может возникнуть пробел в праве, и лица, нарушающие положения такого закона, не будут нести какую-либо ответственность в силу отсутствия санкции за конкретное правонарушение.

В настоящей статье речь идет лишь о некоторых требованиях законодательной техники. Существуют и другие требования законодательной техники.

На сегодняшний день требования законодательной техники законодательно не закреплены. Эти требования нашли отражение в рекомендациях ученых и практиков, занимающихся законотворческой деятельностью. Естест­венно, обращаясь к работам тех или иных ученых, можно заметить различные требования законодательной техники. Одни авторы делают акцент на одних требованиях и правилах. Другие авторы выделяют иные правила. Так, в работах некоторых правоведов можно встретить требования, касающиеся: согласованности проектируемых норм с системой действующего законодательства, максимальной экономии норм при изложении правовых предписаний, недопущение их повторов, требования к стилю и языку закона. Круг освещаемых в таких работах вопросов не всегда однозначен, но это не означает, что среди правил законодательной техники имеются обязательные и необязательные требования. Так как требования законодательной техники пока не нашли своего законодательного закрепления, нельзя выявить все требования к проектам, мнения ученых по этому вопросу могут расходиться. В связи с этим поле­зен и весьма поучителен зарубежный опыт законодательной техники. Во многих европейских странах много лет устойчиво применяются правила, касающиеся не только способов оформления законодательных текстов, но и подготовки их с точки зрения правильного выбора предмета регулирования и формы акта. Соответствующие требования получили общеобязательное признание. Так, 10 июня 1991 года федеральный министр юстиции Германии утвердил «Справочник по вопросам соответствия законов и постановлений действующему праву и их единообразного оформления».

В Польше, Франции, Чехии, Венгрии действуют технико-юридические правила, содержащиеся либо в рег­ламентах парламентов, либо в специальных документах правительств и министерств юстиции. Своеобразной унификации в данной сфере способствуют рекомендации Европейской Ассоциации содействия законодательству, глоссарии Совета Европы по вопросам местного самоуправления и др.

В нашей республике в настоящее время до сих пор нет акта, посвященного законодательной технике, лишь в отдельных актах закреплены некоторые положения требований законодательной техники.

Так, в Законе Приднестровской Молдавской Республики «Об актах законодательства Приднестровской Молдавской Республики» определены принципы правотворчества. Одним из таких принципов является соблюдение требований законодательной техники. Но какие именно правила законодательной техники при подготовке актов необходимо учитывать, законодатель не определил (выше было сказано, что требования законодательной техники в различных трудах ведущих ученых отмечаются различные).

Так же Закон Приднестровской Молдавской Республики «О регламенте Верховного Совета» содержит норму, согласно которой законопроект, вносимый в порядке законодательной инициативы в Верховный Совет, должен быть подготовлен с соблюдением законодательства, устанавливающего требования законодательной техники. Опять же, о каких именно требованиях, и о каком законодательстве, устанавливающим такие требования идет речь, в законе не определено.

Более детально определены требования к проектам правовых актов в Распоряжении аппарата президента и Правительства Приднестровской Молдавской Республики от 16.09.1998 года № 138р/а «Об утверждении основных требовании к оформлению документов Президента и Пра­вительства Приднестровской Молдавской Республики». В частности, данный акт определяет требования к порядку нумерации составных частей акта, подробно определяется, что указывается в каждой составной части акта, каким образом оформляются внесение изменений в другие акты и ссылки на другие правовые акты, какие сокращения приемлемы в правовых актах, а какие нет. Конечно, данный акт несколько определяет требования, на которые необходимо обратить внимание при подготовке правовых актов. Но нельзя не обратить внимание на тот факт, что данный акт предъявляет требования к правовым актам президента и правительства республики. Порядку подготовки под­законных актов также посвящен Указ Президента Приднестровской Молдавской Республики от 12.07.2001 года № 295 «О порядке подготовки проектов правовых актов и об общих принципах взаимодействия исполнительных органов государственной власти с Верховным Советом Приднестровской Молдавской Республики», но данный акт также носит подзаконный характер.

Следует отметить, что все вышеперечисленные акты очень подробно закрепляют требования к пояснительной записке, прилагаемой к проекту правового акта. Но решит ли пояснительная записка все проблемы, возникающие при принятии и последующей реализации правовых актов. Ведь пояснительная записка носит информационный характер и не имеет силы в процессе правоприменения, граждане и организации, которые на практике сталкиваются с уже принятыми и вступившими в силу актами, никогда не узнают, что послужило основанием для принятия такого акта и какие последствия данный акт должен внести в нашу жизнь. Наверное, для того, чтобы акты, принимаемые на территории нашего государства, были более понятны при их применении и содержали больше ответов, чем вопросов в определенной сфере регулирования, на законодательном уровне необходимо больше внимания уделять нормативной части правового акта.

На мой взгляд, требования, предъявляемые к правовым актам, в том числе требования законодательной техники должны быть систематизированы и закреплены на государственном уровне, что, несомненно, даст свой положительный результат.

_________________________-

1. Тихомиров Ю.А. «О правилах законодательной техники», ж-л Российское право, 1999, №11.

2. Надеев Р. «Законотворческие ошибки», ж-л «Российская юстиция», 2001, №5.

Источники:
mosadvokat.org, www.juristlib.ru, allrefs.net, justice.idknet.com

Следующие статьи:


Правила составления искового заявления.

Как правильно составить исковое заявление. Форма и содержание. Подробнее...