Главная Юридческие консультации

Право и закон


Итак Вы решили понять Право и закон. В интернете можно найти довольно много бланков. Каким образом отличить соответствующий и такой который подходит непосредственно. Аналитики придумали обычные правила. Выясните источник образца. Квалификация адвоката, который выложил формуляр выявит полезность шаблона. Полезным есть когда он был составлен. Старые бланки мало доставят помощи. Важным выясняется вопрос в каком государстве можно было использовать. Не все, что предлагается в интернете подойдет для любого случая. Для надежности проверьте еще несколько штук подобных.

Право и закон

Право представляет собой совокупность возникших исторически правил поведения людей, которые государство утвердило для регулирования отношений в обществе и торжества принципов равенства, справедливости, гуманизма.

Закон, в свою очередь – принятый законодательными органами государства нормативно-правовой акт, который призван регулировать важнейшие отношения в обществе и имеет высшую юридическую силу.

О законе и правовых отношениях, продолжим чуть позже. А сейчас, стоит сказать несколько слов о том, что на интернет-ресурсе расположенном по адресу: http://redpoint.ua, вы сможете, приобрести всевозможные товары для туристов redpoint. Палатки, спальники, рюкзаки и все то необходимое, что может понадобиться современному туристу. И вновь к нашей теме.

С древности существует проблема соотношения закона и права. Есть законы, которые соответствуют критериям права – правовые законы – в которых закон и право совпадают. Но существуют и законы, не отвечающие критериям права. И вот тут  сталкиваются два взгляда на разрешение проблемы соотношения закона и права (государства и права).

Первый гласит, что государство это единственный и исключительный источник права, все, что утвердило государство в своих законах, – это и есть право. Другой взгляд основывается на том, что право, как предшественник закона, должно быть независимым и от закона, и от государства.

При этом право предстаёт претендующим на всеобщий и общеобязательный социальный институт, нормативно регулирующий общественные отношения, чётко определяя меру свобод, прав и обязанностей людей для их разумного устройства и совместного сосуществования.

Государство, при таком понимании права, объявляется связанным и ограниченным в своих действиях этим самым правом, а не является творцом права. Государство может монополизировать законотворческую, а не правотворческую деятельность.

В действительности же правоприменительная и правотворческая деятельность государственных органов многих стран мира, в том числе и России, доминируют идеи единства неделимости закона и права; между этими понятиями не проводят никаких различий.

Право и закон

Проблема соотношения права и закона существовала практически всегда, с тех пор как появилось право. Ей уделяли внимание Демокрит, Сократ, Платон, Аристотель, Цицерон, римские юристы и до сих пор она остается центральной в правопонимании.

В разрешении проблемы соотношения права и закона имеются различные взгляды, по этому поводу высказаны разные суждения. Обратим внимание на некоторые из них.

1. В обыденном словоупотреблении, а нередко в научном лексиконе понятия «позитивное право» и «закон» отождествляются, используются как однозначные, взаимозаменяемые. Для такого отождествления есть известные основания. Именно законы являются внешне зримыми, наглядными показателями существования юридических норм и принципов действующего права.

Вместе с тем, между понятиями «закон» и «право» есть определенные различия. Право – это система общеобязательных норм, принципов, «говорящих» о правах, свободах, юридических обязанностях. Закон же, наряду с другими формами права, представляет собой источник самого позитивного права, место его бытия, пребывания. Иными словами, закон есть форма внешнего документально-словесного выражения действующих юридических норм. А это означает, что здесь – «разные срезы правовой действительности»[45].

2. Другой аспект рассматриваемого соотношения – различие рассматриваемых понятий по объему. Право – более широкое понятие. Кроме закона, т.е. акта высшей законодательной (представительной) ветви власти, существуют указы, постановления, и другие нормативные предписания, нормы международного права, правовые обычаи, правовые прецеденты и т.д. В этой связи отличие права от понятия закона становится более обстоятельным, поскольку юридические нормы содержатся не только в законах, но и в многочисленных иных формах (источниках) права.

3. Еще одно основание – различие права и закона по происхождению. т.е. по источникам формирования. Соответственно утверждается, что право предшествует государству, закону либо в виде нравственных постулатов добра и справедливости, либо в виде объективно сложившихся отношений. Законодательство всего лишь протоколирует, выражает существующие экономические и иные потребности общества[46]. Следовательно, государство – исключительный творец законов, но не права. Право создается обществом, а закон государством. С этой точки зрения, «все современные системы права одеты в мундир законодательства»[47].

4. Одно из принципиальных различий права и закона, по мнению отдельных авторов, усматривается в следующем: законы могут соответствовать праву. т.е. быть правовыми. но могут противоречить ему, т.е. признаваться неправовыми. При этом исходный момент для такого различия следующий: закон, даже принятый управомоченным субъектом в рамках его компетенции и в надлежащей процедурной форме, может не иметь правового содержания, быть неправовым законом. Главное в том, что принципы права вечны, неизменны, демократичны и гуманны, законы же могут быть всякими – удачными или неудачными, человечными или античеловечными. В этой связи, право, как регулятор общественных отношений, мыслится только как нечто гуманное и справедливое.

При строгом юридическом подходе к оценке этой позиции возникает вопрос: каковы критерии признания тех или иных законов правовыми или неправовыми?

Удовлетворительный ответ на этот и другие, связанные с ним вопросы в юридической литературе не содержатся. Так, последовательные сторонники различия права и закона, отмечают, что критериев правового или неправового характера закона много. В их числе называют такие, как учет в законе интересов людей; применимость, практическая реализуемость закона; отношение к нему общественного мнения; уровень общей и правовой культуры общества; научная оценка закона и др. Вместе с тем, привлекает внимание суждение о том, что в обществе с разноречивыми интересами однозначная характеристика закона как правового или неправового невозможна[48].

В названном контексте предпринята попытка все-таки найти критерий, позволяющий, отграничить правовой закон от неправового. Этот критерий усматривается в следующем суждении: «Если закон отвечает интересам большинства людей в обществе, то он правовой для общества в целом на данном этапе его развития»[49].

С этим выводом, с некоторой долей условности, можно согласиться. По мнению ряда исследователей, имеющиеся различия между правом и законом, отсутствие тождества между ними должны учитываться не только в теории права, но и в правотворческой практике. Правовые акты должны соответствовать критериям законности, гуманности, справедливости, приниматься правотворческими органами в пределах их компетенции, что является показателем их правового содержания[50]. Следовательно, названный идеал, ориентир (правовое содержание закона) можно рассматривать в качестве необходимой теоретической предпосылки для создания более совершенного законодательства, формирования современной нормативно-правовой базы в Российской Федерации.

Представляется уместным в заключение раздела привести следующее умозаключение: «… нигде нет только ²хорошего права² (и только ²плохих законов²). В каждой правовой системе есть и то и другое, иначе мы отходим от принципа историзма и конструируем число искусственные умозрительные эталоны, не соответствующие действительной жизни»[51].

Контрольные вопросы к лекции.

Темы докладов, рефератов, сообщений. Литература

Контрольные вопросы

1. Раскройте основные закономерности возникновения права.

2. В чем состоит единство и различие первобытных обычаев и правовых норм?

3. Какие дискуссионные аспекты правопонимания вам известны?

4. Как в юридической науке решается вопрос об определении права?

5. Назовите наиболее существенные признаки права.

6. Каковы социальное назначение и ценностные основы права?

2. ПРАВО И ЗАКОН

Продолжая традиции русской правовой мысли, после событий Октября 1917 г. в советской юридической науке активно шло освоение марксизма в его понимании государства и права, а если быть точнее, то процесс его насаждения как единственно правильного. Решающее влияние на ход этого процесса оказали взгляды В. И. Ленина и его соратников в условиях господства диктатуры пролетариата, переросшей в тоталитарную систему.

Наряду с этим подходом ярко выраженной идеологической направленности в юридической науке существовали и другие направления в правопонимании. Так, П. И. Стучка, Е. Б. Пашуканис отстаивали широкий социологический подход в понимании права [1]. Имели хождение психологические идеи Л. Петражицкого по вопросам понимания права и связанных с ним явлений [2]. Они находили поддержку и развитие в работах М. А. Рейснера и других [3] .

В 30-е годы, когда в советском обществе усиленно формировалась тоталитарная система, в юридической науке утвердился (не без известного не только идеологического, но и государственного принуждения!) так называемый нормативный подход к пониманию права.

В соответствии с этим подходом, формула К. Маркса и Ф. Энгельса о буржуазном праве лишь как о возведенной в закон обусловленной условиями жизни класса воле господствующей буржуазии, была интерпретирована в том смысле, что право — это система установленных или санкционированных государством формально-определенных, общеобязательных норм, выражающих волю экономически господствующего класса

Законность: понятие, защита и обеспечение517

(или союза классов и социальных слоев) и выступающих в качестве классового регулятора общественных отношений. Такое понимание права было принято голосованием по докладу академика А. Я. Вышинского на Всесоюзном совещании ученых-юристов в 1938 г. и стало общепринятым, господствующим в науке.

Право, согласно этой интерпретации, непосредственно исходило от государства, определялось им, хотя одновременно не отрицалась и обусловленность права в конечном счете существующими общественными отношениями, объективными закономерностями исторического развития. Иначе говоря, право было отождествлено с законами государства, приказами, инструкциями, исходящими от его органов. «Закон, — писал А. Я. Вышинский, — есть форма, в которой выражается воля господствующего класса. Право — это не один закон, а вся сумма или вся совокупность законов» [4]. Отсюда следовало, что всякое правило, установленное государственными органами (в том числе органами государственного управления — министерствами, ведомствами и т.д.), есть право, есть закон, обязательный к исполнению всеми.

Одновременно был сформирован стереотип непогрешимости социалистического государства, за которым фактически стояла партийно-государственная номенклатура, представляющая, по существу в условиях тоталитаризма, определенный социальный слой. Именно эта политическая группировка стремилась путем использования закона навести такой «правовой порядок» в общественных отношениях, который виделся ей как объективный, неизбежный.

С конца 50-х годов в советской юридической науке изредка стали появляться публикации, в которых ставился вопрос о расширении структурных элементов права, о включении в его содержание наряду с нормами права правоотношений (С. Ф. Кечекъян, А. А. Пионтковский, А. К. Стальгевич), правоотношений и правосознания (Я. Ф. Миколенко), субъективных прав (Л. С. Явич). Однако при этом, по существу, не

518_Я. В. Витрук

подвергалась сомнению мысль о совпадении права и закона, что порождало лишь необходимость ввести новые термины, поскольку не изменялось само содержание таких понятий, как субъективное право, правоотношение, правосознание и т.д.

Задолго до объявления «перестройки социализма» в советской юридической науке стихийно возникла дискуссия о новом правопонимании. При всем разнообразии высказанных в этой связи мнений, как представляется, главным в дискуссии оказался вопрос о различии права и закона. Это явилось реакцией на сложившуюся государственно-правовую практику в рамках тоталитарного режима.

Наиболее развернуто различие права и закона обосновал тогда В. С. Нерсесянц. Он убедительно показал, что различать право и закон — это давняя, восходящая еще к древности прогрессивная демократическая идея, одна из самых устойчивых традиций в мировой политико-правовой мысли [5]. Право, как полагает В.С. Нерсесянц, есть такая специфическая форма отношений, в рамках которой фактически различные люди признаются и действуют в качестве формально равных, независимых друг от друга, свободных индивидов, т.е. право — это всеобщий масштаб и равная мера свободы индивидов [6] .

С разных позиций сторонники нового, более «широкого» понимания права (среди которых были как авторитеты юридической науки, так и молодые исследователи) в качестве альтернативы чисто нормативной трактовке права подходили к различению права и закона (В. Д. Зорькин, Д. А. Керимов, Н. А. Козюбра, Е. А. Лукашева, Г. В. Мальцев, Л. С. Мамут и др.). При таком подходе понимание права связывается с утверждением общечеловеческих ценностей (и одновременным признанием узости, ограниченности классового к нему подхода).

Законность: понятие, защита и обеспечение519

С изменением политической ситуации в стране новый подход к пониманию права стали признавать и те авторы, которые ранее активно выступали против позиции В. С. Нерсесянца и других разделявших ее авторов. Так, С. С. Алексеев в своих последних работах признает, что по своей изначальной, исконной природе право не может быть охарактеризовано как классовое явление, оно есть явление цивилизации и в этом качестве призвано гарантировать упорядочение социальной жизни, свободы человека, его автономии, индивидуальности [7] .

Еще до начала широкого обсуждения в советской юридической науке проблем нового правопонимания, а в последующем — с новой силой идея о различии права и закона была реализована при разрешении проблемы понимания прав человека и гражданина — этой стержневой проблемы естественно-правовой концепции, имеющей большую историю. В начале 60-х годов профессор П. Е. Недбайло выступил (не без влияния международно-правовых документов о правах человека) с идеей о необходимости выделить естественно-исторические (морально-политические) права человека как неотъемлемые права любой личности как члена общества, которые должны найти адекватное закрепление и гарантию в законах государства, приобретая тем самым характер прав гражданина.

Впоследствии идею прав человека и гражданина в советской юридической науке отстаивали И. Е. Фарбер, Г. В. Мальцев, автор этих строк и другие авторы.

Идея различать право и закон, на наш взгляд, не чужда была и основоположникам марксизма, более того, они признавали и развили ее в рамках своих материалистических представлений. В частности, К. Маркс, Ф. Энгельс и В. И. Ленин акцентировали внимание на материальной обусловленности права и закона как идеала и практики, что дает веские основания предполагать их возможное несовпадение, в частности, возможность санкционирования со стороны государства в виде законов произвола, бесправия,

520Н. В. Витрук

беззакония. Практика подтвердила это в условиях фашизма, апартеида, тоталитаризма, авторитарных, военных и прочих подобных режимов. Не избежали практики государственного беззакония и произвола по отношению к человеку, социальным слоям и группам, нациям, обществу в целом и тоталитарные по своей природе государства социалистической ориентации. Печальным примером здесь могут служить репрессивные законы в Советском государстве 30-х годов, которые отменяли, к примеру, действие всех демократических принципов и институтов расследования и правосудия (защиты, обжалования и т.д.), ликвидировали все права обвиняемых и подсудимых.

Это была не просто деформация права, а полный отход от права, и такой «порядок» устанавливали законы Советского государства. Следовательно, не всякий закон государства есть право. Право как реально существующие принципы объективно складывающейся системы общественных отношений, как идеал должно найти адекватное отражение в законах государства. Все это в полной мере понимали прогрессивно мыслящие советские ученые-юристы.

Следует отметить, что и традиционное понимание права в советской юридической науке, на наш взгляд, не свободно от необходимости различать право и закон. Говоря, в частности, о право-законотворчестве, авторы подчеркивают его материальную обусловленность. Иными словами, источник законов, по их мнению, лежит вне позитивного (устанавливаемого государством) права. В этой связи примечательна формула К. Маркса: «Законодательная власть не создает закона, она лишь открывает и формулирует его» [8] .

Действия законодателя ограничиваются определенными рамками, обусловленными объективными закономерностями общественного развития. В этом состоит критерий истинности юридических норм, законов. Следовательно, если законы не отражают волю экономически господствующего класса (народа), то они не могут считаться правовыми. Таким образом, и в

Законность: понятие, защита и обеспечение527

рамках нормативно-классового подхода в понимании права объективно проводится различение права и закона: не всякая норма закона (норма позитивного права) есть в то же время правовая норма.

Право есть закономерность социального бытия в юридическом аспекте, связанная с обеспечением общечеловеческих ценностей, неотъемлемых прав и свобод человека в контексте общественно-исторического прогресса. В этом состоит сущность общетеоретического осмысления права как права в собственном смысле. Право же в позитивном смысле есть законы государства, система юридических норм, определяющие реально существующие пределы свободы индивидов в отношении юридической действительности. Это есть юридическое бытие, при котором, как справедливо заметил В. Даль, власть, сила, воля, свобода действия или власть и воля находятся в условных пределах [9] .

Законы государства (позитивные юридические нормы) еще не есть право. Они есть процесс познания права, процесс отхода или приближения к нему. В историческом аспекте законы государства представляют собой процесс юридического познания права в собственном смысле и отражают иное смысловое значение русского слова «право» — как уверенья в истине чего-либо [10]. С этих позиций под истинностью позитивных юридических норм (законов) следует понимать степень их правового содержания, т.е. соответствия праву.

Познание исторических закономерностей в юридическом срезе носит длительный и постоянный характер. Расистские «законы, а также репрессивные законы в условиях тоталитарных режимов есть «антиправовой» виток правопознания. И «антиправо» есть путь к познанию права (в этом и состоит парадокс правопознания) [11] .

522Я. В. Витрук

В связи с различием права и законов государства возникает необходимость нового переосмысления и конструирования понятийного аппарата теории права. Это в полной мере относится к категории законности, а также к понятию правопорядка.

[1] См. Пашуканис Е. Б. Избранные произведения по общей теории права и государства. М. 1980; Стучка П. И. Избранные произведения по марксистско-ленинской теории права. Рига, 1964.

5. ПРАВО И ЗАКОН

Проблема соотношения права и закона родилась практически одновре­менно с правом, ставилась еще в древние времена (Демокрит, софисты, Со­крат, Платон, Аристотель, Эпикур, Цицерон, римские юристы) и до сих пор остается центральной в правопонимании.

В контексте данной проблемы под «законом» следует понимать не закон в строгом, специальном смысле (как акт верховной власти и источник высшей юридической силы), а все официальные источники юридических норм (зако­ны, указы, постановления, юридические прецеденты, санкционированные обычаи и др.).

Концепций, связанных с различением права и закона, существует множе­ство. Однако можно обозначить два принципиальных подхода :

а) право есть творение государственной власти и правом следует считать все официальные источники норм независимо от их содержания;

б) закон, даже принятый надлежащим субъектом и в надлежащей проце­дурной форме, может не иметь правового содержания, быть неправовым за­коном и выражать политический произвол.

Приверженцем первого подхода у нас в России был, в частности, извест­ный правовед и теоретик права Габриель Феликсович Шершеневич, который считал государственную власть источником всех норм права.

Современный исследователь этой проблемы проф. B. C. Нерсесянц ут­верждает, что правом можно считать только правовой закон. «Нормы действу­ющего законодательства («позитивного права»), - пишет он, - являются соб­ственно правовыми (по своей сути и понятию) лишь в той мере и постольку, поскольку в них присутствует, нормативно выражен и действует принцип формального равенства и формальной свободы индивидов». В разрешении этой сложной проблемы нужно исходить, с одной стороны, из общего соот­ношения и взаимодействия общества, права и государства, а с другой - из об­щефилософских закономерностей связи формы и содержания.

Признано, что право и государство являются самостоятельными (в том смысле, что не государство порождает право) продуктами, результатами об­щественного развития. В такой же степени независимы от государства и со­временные процессы правообразования: они идут в недрах общественного организма, проявляют себя в виде устойчивых, повторяющихся социальных отношений и актов поведения, формируются как правовые притязания обще­ства и фиксируются общественным сознанием. А уже дело государства - вы­явить эти притязания и, основываясь на началах справедливости, возвести их в закон, то есть оформить в официальных источниках как общеобязательные правила поведения. Таким образом, получается, что право как единство со­держания и формы складывается в результате взаимодействия общества и го­сударства: содержание права (сами правила поведения, информационная сто­рона права) создается объективно, под воздействием социальных процессов, а форму праву придает государство.

При различении права и закона обращают внимание на одну сторону про­блемы - на возможность неправового содержания у правовой формы (зако­на). Однако правомерен и другой вопрос: а может ли вообще право существо­вать вне какой-либо формы объективирования? На этот вопрос следует ответить отрицательно: не может быть права до и вне своей формы (закона). Ведь то, что называют «естественным правом», на самом деле представляет собой естественно-социальные начала, которые должны определять содержа­ние юридических предписаний, а правом в собственном смысле (с точки зре­ния современных представлений о свойствах права) не является. Тем более что, как справедливо замечает проф. B. C. Нерсесянц, различение естествен­ного права и позитивного права - лишь одна из многих возможных версий соотношения права и закона. В настоящее время суть проблемы различения права и закона состоит не в противопоставлении естественного права пози­тивному, а в установлении соответствия между содержанием и формой са­мого позитивного права.

С этих позиций можно наметить пункты, из которых следует исходить в характеристике соотношения права и закона:

1. Право и закон следует различать. Закон (официальные источники норм) - это форма выражения, объективирования права вовне, а право -единство этой формы и содержания (правил поведения).

2. Не может быть права до и вне закона (своей формы). Форма - способ жизни права, его существования. Как замечает проф. Мушинский: «Все со­временные системы права одеты в мундир законодательства».

3. Закон может иметь неправовое содержание, быть, с этой точки зрения, пустой, бессодержательной формой - «неправовым законом». (Правовое со­держание у закона или неправовое - это определяется как на основе общих естественно-правовых начал, так и исходя из конкретно-исторических усло­вий существования данного общества.)

Такой подход отвечает и общим законам связи формы и содержания явле­ний. Так, может иметь место бессодержательная форма (бессодержательна она, конечно, в строго заданном отношении: «какое-то» содержание у нее все равно есть), но не может быть содержания вне какой-либо формы. Например, можно имитировать из бумаги форму стула, которая внешне будет очень на него похожа. Однако с точки зрения самого предназначения, функций стула, эта конструкция будет абсолютно бессодержательна: стулом она является лишь по форме. С другой стороны, не удастся использовать в качестве стула то, что вообще не имеет никакой формы.

Источники:
mosadvokat.org, studopedia.net, www.kursach.com, www.bibliotekar.ru

Следующие статьи:


Правила составления договоров.

С договорами сталкивались все. Но не каждый умеет составить договор правильно. Предлагаем узнать как правильно составить договор. Подробнее...